Я никогда не любил Богородицу.

Как все верующие — почитал, совершал поклоны и, когда упоминалось Ее имя, на богослужении и в утренних-вечерних молитвах, произносил слова, величания, просьбы…

Но все это было совершенно формально и даже несколько с усилием. Потому как Богородица была женщиной. А в прошлой своей жизни к женщинам я относился очень хорошо — романтизировал, влюблялся, оберегал, помогал, женился, воспитывал детей, но всегда считал себя ответственным за все и полагал совершенно постыдным просить о чем-то женщин. Уважение вызывали лишь те представительницы слабого пола, которые выполняли мужские функции — работали, воспитывали детей, содержали семью…

И вправду, в Евангелии Богородица не запомнилась мне ничем, кроме того, что ее посетил ангел и сообщил ей Благую весть. Иисус же и вовсе отказался с ней общаться, когда она пришла к нему. Указав на учеников, сказал: «Вот матерь моя и братья мои»…

Моя дочка Соня несколько изменила мое отношение к Богородице, когда я увидел, как она, будучи лет пяти, подбежала в храме к иконе и что-то долго и весело шептала, то и дело глядя на Ее образ. «Общается как со своей родной мамой», — подумал я. И улыбнулся, даже немножко позавидовав такой детской вере.

Сам-то я разговаривать ни с кем не решался. Есть молитвослов. Есть положенные как ежедневное упражнение молитвы. Пятнадцать минут в день можешь и отдать Богу, в конце концов. Ну, и попутно женщине, родившей Его. Раз уж так положено.

Ведя довольно бурную и беспорядочную жизнь, правило я нарушал, но тоже подобное особым каким-то грехом не считал. Во-первых, это нудная вещь, удерживать ум в уже сотни раз прочитанном тексте, во-вторых…

Было и во-вторых, и в-третьих…

Но та же Соня иногда опровергала мои доводы своим странным умением не молиться, но разговаривать с Богом и Богородицей.

Однажды она захотела посмотреть мультфильм, кажется, это был милый мультик про девочку и пса под названием «Вольт». Но диск выглядел ужасающе. Весь грязный и исцарапанный. Такой, что его и в проигрыватель-то засунуть страшно. Я вспомнил, как моя младшая дочка Таня играла этим диском в хоккей, возя его по пыльному полу.

— Сонь, — сказал я. — Этот диск нерабочий. Но мы обязательно сходим в «Матрицу», и я куплю тебе этот фильм.

— Ничего, — сказала в ответ Соня, — я сейчас помолюсь, и он заработает.

Мы с женой переглянулись. Молись не молись, мертвые диски не работают. Я испугался. Ведь Сонькина вера была в опасности….

Я всегда считал себя способным быстро находить нужные слова. Я спокойно импровизировал многочасовые лекции, в конце концов…

У меня была пара мгновений, чтобы собраться, пока Соня ходит около иконы с уничтоженным диском в руках и что-то шепчет. Я даже разобрал слова: «пожалуйста», «очень хочется»…

И вот она, наконец, обернулась и направилась с диском к телевизору.

Я преградил ей путь и, присев на корточки, сказал:

— Понимаешь, Бог и Богородица всегда слышат наши молитвы, но не всегда выполняют. Может быть, тебе и не полезно именно сейчас смотреть мультфильм. Но к вечеру мы сходим…

— Давай поставим, — сказала Соня.

И я сдался. Ну что ж. Когда-то ребенок должен столкнуться с тем, что Бог не всегда по первому требованию выполняет все наши пожелания…

Я взял у Сони диск и поставил.

«Вольт» запустился. Соня, ничуть не удивившись, села на диван и стала смотреть. Видимо, действительно очень соскучилась по этому мультику.

Мы с женой так и остались стоять.

— Если бы хоть с горчичное зерно… — сказала жена.

И я только кивнул и ушел в свой кабинет…

Но эта история не многому меня научила. Сейчас я себя оправдываю тем, что даже Апостолы, видя чудеса, совершенные над хлебами, не вразумились.

А потом Соня умерла, а я уехал в Феодосию.

Перед смертью, в тот страшный день, когда мы ждали скорую, Соня попросила поставить ей акафист Богородице. Я включил его на айфоне, и она слушала.

А когда вошла жена и начала что-то говорить мне, а я ей, то Соня вдруг сказала:

— Подождите, дайте дослушать…

Здесь, в Феодосии, я прожил полгода после похорон. Жизнь сузилась и истончилась. Я должен был поддерживать жену и дочерей, и, если получится, не ссориться с тещей.

Когда появлялась возможность, я прятался в кабинете на втором этаже и делал вялые попытки писать и упорные и многочасовые попытки молиться по молитвослову…

Но невозможно по-настоящему что-то написать, когда закрывая глаза, ты видишь только Соню. Невозможно знать, что она не с тобой. Невозможно не иметь ничего от нее, теперешней…

И вот в самый тяжелый час я вспомнил Соньку, слушающую молитвы. И все на том же айфоне (проклятый гаджет пережил мою дочку), включил тот самый Акафист.

Все как-то сошлось в одно. Богородица, женщина, которую я почитал, но не любил, Сонька в храме и дома с диском в руках, разговаривающая с Ней как с давно знакомой и любимой, и я. Разбитый, раздавленный, уничтоженный.

Под звук Акафиста доплелся я до икон, висящих над моим столом в кабинете и взмолился. Это было именно то. Я не молился, не молитвословил, не разговаривал.

Я плакал и просил.

«Ты, в которую так верила Соня, ты матерь Бога, ты можешь меня понять, и хоть я никогда не любил тебя, помоги мне, мне ужасно хочется иметь хоть какой-то знак о том, что с Соней все хорошо, что она с тобой, хоть какой-нибудь знак, который даст мне понять»…

Акафист кончился, и жена позвала меня ехать в центр, получить перевод из Москвы и пройтись по магазинам.

В Феодосии на Галерейной улице я пошел в банк, а жена решила прогуляться по магазинам. И когда, получив перевод, я вышел на улицу, то увидел бегущую мне навстречу супругу. Она плакала. В этом не было ничего удивительного, за полгода мы привыкли к слезам.

Удивительное, невозможное, совершенно немыслимое случилось пятью минутами позже…

Жена потянула меня в музей Грина. И там, на одном из стендов стояла фигурка. Это был маленький уплывающий кораблик, с красными парусами. Я сначала не понял, но жена мне сказала:

— Прочти.

И я прочел чуть ниже на бумажке, что эта поделка Софии Мирзы из поселка Ермолино Дмитровского района.

matrony_pic_05022017_1

— Победила другая игрушка, — сказала нам подошедшая работник музея, — но мы в последний момент решили выставить и эту…

— Я помню, она должна была участвовать в конкурсе по Грину, — сказала жена. — Все объяснимо.

— Скажи, — ответил я, — каков шанс, что детская поделка, слепленная в Подмосковье, не выигравшая конкурс, появится в музее Грина в Феодосии, где окажемся и мы, и ты случайно зайдешь туда именно в тот момент, когда ненадолго открылась эта экспозиция?

— Я, честно говоря, думала и надеялась… вдруг я что-то увижу.

— Если хоть с горчичное зерно… — ответил я.

Не знаю, много ли изменил во мне тот случай. Стал ли я лучше и мудрее. Не думаю. Ведь даже Апостолы не вразумились чудом с хлебами. Чего уж обо мне говорить…

Но за тот момент, за этот маленький плывущий вдаль корабль, я благодарен Богородице.

И есть.

И буду всегда.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Родился 27 февраля 1971 года. В 1998 году окончил режиссерское отделение ВГИКа (мастерская Г. Полоки). Заведующий кафедрой «Режиссура» МИТРО, драматург, режиссер, руководитель департамента информации Московского Паралимпийского Комитета. В 2008 году в издательстве «Известия» вышел сборник рассказов «Родина». Рассказы печатались во многих периодических изданиях в России и Израиле.

Другие статьи автора
9 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Да

Виктория Тимофеева

Большое спасибо, Борис, за эту статью)) Она меня обнадежила и напомнила о молитве и доверии Богу… Упокой Господи рабу Твою Софию в Царстве небесном…

Как честно,как мужественно.. Дорогой Борис,ваше горе огромно,молюсь,чтобы Матушка по своей любви еще послала вам знаки в утешение.Но как все немыслимо прекрасно у Господа…кораблик,алые паруса…Держитесь,с Богом.Плачу.

ulyana.orang

Богородица всегда утешает и покрывает нас своей любовью. Молюсь за Душу вашей доченьки и за Вас

Neputevaya Galya

Спасибо, что поделились! Очень соболезную, читаю и плачу.
Царствие Небесное Ваше дочке. И слава Богу за этот знак, за этот кораблик.

Мне папа после смерти приснился, как будто кладет письмо в почтовый ящик, и уходит. А там написано: «Всё будет хорошо».

Ими же веси путями… Я тоже не люблю, но почитаю. Может, научусь.

Мария Франциска
Мария Франциска

Я кораблик покупаю в старой лавке у Моста.
Я матросов снаряжаю в небывалые места.
В трюмах — сласти, погремушки,
Пять смешных крылатых львов,
И стеклянные игрушки
Со стеклянных островов.
Выбирают капитана
Лоцман-боцман-юнга-кок…
Им — в полуночные страны,
В дальний путь, на вечный срок.
Невозвратная дорога
К беспечальным берегам.
Там шиповник у порога,
Там моих любимых много,
Там все живы,
Там у Бога
Хватит места
Мне и вам. (c)

kasablanca

Спасибо. Божией помощи Вашей семье.

Одна женщина рассказывала, что была во Франции, в тех местах, где шил последние годы Иван Сергеевич Шмелев. Почему-то она стала думать о нем, и ей очень захотелось что-то для него сделать. Она пошла в православный храм, подала его имя на проскомидию, попросила отслужить панихиду.

А через пару дней ей вдруг очень захотелось перечитать одно из его произведений. Она пошла в местную русскую библиотеку, в читальном зале ей выдали последний экземпляр, раритетный, на котором стоял личный автограф Ивана Сергеевича с пожеланием любви и мира.

Хочешь я спою о любви, и о том как с тобой тепло… Как мне снятся глаза твои, если ты от меня далеко. Хочешь я всему вопреки, не спою, так хотя бы скажу… Или лучше еще прошепчу, Чтоб твой сон не спугнуть в ночи!

Похожие статьи