Недавно у меня случился плохой день. Даже не так, а вот так: Плохой День. Все знают, что это такое: автобусы опаздывают, такси не приезжает вовсе, начальству в голову приходят парадоксальные идеи о рабочем процессе, деловые партнеры внезапно не выходят на связь, клиенты говорят, что им не нравится вообще ничего и жаждут разрыва дипломатических отношений, соседи сверху пилят листовое железо бензопилой, соседи снизу сверлят потолок отбойным молотком (чтобы приделать новую люстрочку), дети заболевают и не спят, в поликлинике вас шлют в три миллиона кабинетов поочередно, но карточки нет нигде, она просто распалась на атомы. Все? Нет, не все, есть еще самое любимое, вишенка на торте отчаяния: вы оставили в банкомате карту, а он ее съел! К концу такого дня (если он вообще когда-нибудь кончится!), на вас лучше всего приклеить такой значок: рюмочка с отбитым краем, хрупко, не кантовать. Или еще: молния, высокое напряжение, не входить, убьет.

Человек — это космическое создание. Ему любезно, когда за весной следует лето, солнце всходит на востоке, по ночам — звезды, по выходным — отдых, и все доброжелательны, милы и любезны. И карточка послушно лежит в регистратуре, ровно в своей ячейке. Но кроме космоса в жизни происходит еще и хаос. «Вотэтовотвсе». Хаос человеку неприятен, человек от хаоса становится раздражен и растерян, он хочет пинать банкомат и дверь уважаемой поликлиники, но не пинает оттого, что он sapiens, и к тому же культурный. И человеку говорят: прими-ка ты ванну да выпей валерьянки.

Так-то оно так. Но, например, я лично знаю человека, высшей категории детского врача-психиатра, который, чтобы успокоиться и прийти в стабильное состояние духа, идет кормить двадцать пять бездомных кошек. Этот человек, доктор Вера Петровна, точно знает, как важен бывает для человека определенный порядок. Реймонд в «Человеке дождя» по вторникам завтракает блинчиками с кленовым сиропом и никак иначе! Пациенты Веры Петровны похожи на Реймонда, только маленькие. Они любят ходить одной дорогой, носить одно и то же, ставить вещи в неизменном порядке и очень болезненно реагируют, когда что-то идет не так, как обычно. Это называется симптом тождества. Попытка установить контроль над непонятным, пугающим хаосом мира путем создания ритуалов.

Нейротипичные люди (то есть мы) не так строги в вопросах распорядка и привычек, но все-таки история с ритуалами актуальна для всех. Вот пекли мы на восьмое марта черничный пирог, как мама двадцать лет подряд, а тут раз, и не испекли. Плита сломалась, не нашли черничное варенье, хоть и обошли всю округу. Неуютно. Не пойми что, а не восьмое марта! Вот ходили мы под Новый год в баню с друзьями, а потом раз, и не пошли. Павлик встречает в Праге, Саша с семьей жены, а Миша сломал ногу, какая баня. Неприятно. Вот работали мы с девяти до полудня за чашечкой кофе, а тут раз, и соседи с дрелью. Возмутительно! Эти пирог с баней и чашечка кофе стояли на границе нашего небольшого, но обжитого и проверенного мира. Они потерялись, и хаос приблизился. Не нравится! А если таких событий сразу несколько, то вообще труба.

Мне кажется, для таких дней с пометкой «хрупко», когда все уже пошло наперекосяк, и нет, как говорится, ни слов, ни музыки, ни сил, нужно иметь особый список своих дел-ритуалов. Так сказать, золотой резерв. То, что приводит в порядок именно ваш мир. Своеобразный «экспекто патронум» для измотанного человека. Опыт показывает, что это бывает спасительнее ванны со свечами и валерьянкой (или прекрасно сочетается с ними!).

Например, мне знаком преподаватель кафедры культурологии и религиоведения, который в момент критического нервного перенапряжения идет есть «доширак»!

Когда я решила проверить свою теорию, то выяснила, что для восстановления душевного равновесия экономист Анастасия смотрит «Москва слезам не верит», выходит на работу в выходной или подписывается на общественно полезное дело. Графический дизайнер Виктор едет к родным холмам в деревню без связи, рисует без цели, слушает БГ и Федорова, читает Стругацких от гриппа и Платонова от депрессии, ну и в целом старается помнить, что мир все равно лежит в огне, так что волноваться практически незачем. Кандидат философских наук и общественный деятель Елена садится за руль ночью, чтобы кататься по спящему городу, петь вместе с «Нашим радио» и плакать, затевает уборку, семейную встречу и поход в бассейн или отправляется гулять в одиночестве, заходя по пути в храмы и тихие кофейни. Саксофонист и инженер-проектировщик Антон представляет себя передовым прогрессивным композитором и начинает продумывать концепцию новейшей музыки, которая просветит мир. Детский психиатр Вера Петровна кроме кормления кошек воссоздает Флориду с Джорджией на своем балконе — настолько успешно, что там, в северной многоэтажке, нынче поспел второй урожай апельсинов. В этом же балконном саду доктор Вера пьет кофе с кленовым сиропом (привет, Реймонд!). А еще идет с подругой-профессором по магазинам, чтобы купить одинаковую одежду, покупает дешевые билеты куда-нибудь и выбывает из хаоса на два дня, гладит своих собак и глядит, как они тают от любви к ней, плачет или читает девяностый псалом.

Если хаос концентрируется вокруг меня, то я пишу какой-нибудь совсем не рабочий текст: зарисовку о грузчиках или прохожих, воспоминания дней минувших, детали и картинки из моего и чужого детства, что угодно — когда буковки стоят на своих местах, то мне становится спокойно. Еще я устремляюсь к реке, слушать механизм Вселенной: вот волны бегут на берег, вот отлив, вот облака, вот ветер, вот вечереет, вот звезды, тик-так — все идет, как должно идти и (подумать только!) совершенно без моего участия. Еще беру кулинарную книгу и готовлю по ней всякую изысканную вещь, потому что в режиме ЧС меня заклинивает на ежедневных макаронах с сыром, а это не совсем вдохновляет на подвиги. Ухожу снимать красивые картинки типа первого снега у воды, делаю что-нибудь руками и наблюдаю за этим, слушаю колыбельные или ложусь на землю в траву или сугроб (понятия не имею, что думает хозяйка соседского пуделя Фили, увидев меня в сугробе). Читаю «Подстрочник». И хаос отступает.

Все-таки ключи от нашего спокойствия можно найти в нас самих, и есть что-то кроме ванны, пены и валерьянки, что успокаивает нас. Что-то внутреннее и личное, то, что радует и поднимает из ямы отчаяния именно нас, а хаотичный мир приводит в любезный сердцу порядок. Потому что у каждого — свой личный путь к космической гармонии. Двадцать пять кошек, теория прогрессивной музыки и падение снежный сугроб. А что делаете вы?

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Мама, филолог, фотограф, переводчик. Живу на Севере. Меня интересует мир, его люди, песни, стеклышки и камушки.

Другие статьи автора
4 Comment threads
4 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Сижу и думаю: что означает это в масштабе вселенной? )))) или нет: что я могу сделать в данном случае оптимального? и иду спать. или гулять. Или пить чай. в зависимости от текущих возможностей и времени года

Ольга Алексеева

На работе в периоды авралов, мы открываем ящик с заначкой «Доширака» и посылаем человека в буфет за бутылкой. Колы. Это притом, что сейчас все массово перешли на здоровое питание и обычно едят зелёные салатики с рыбкой и ягодные смузи на десерт. А тут со словами «да @@@@ все конем» начинаем всей ординаторской заливать кипятком бомж-пакеты )))

А что, дошираки правда обладают успокоительным эффектом?

Ольга Алексеева

Ага ))) Если серьезно, то проблемы для себя я делю на три группы: Первая группа, которая не нарушает общего течения жизни (машина заглохла, на работе неприятности, дети-двоечники). Здесь помогают чай, «Доширак», ванна, кино, пение в бане и т.п.Для меня еще «ночная песня шин». Вторые — это когда проблемы изменяют ход жизни, т.е. кризисы. Которые порой наваливаются до удушья, когда утром не хочешь вставать. Не хочу озвучивать примеры. Храм, исповедь, психолог с недавнего времени. В остром периоде — сесть за руль, поехать в Великий Новгород, упасть на каменные плиты Святой Софии. Или проехаться летним вечером по берегу Луги. И третьи, когда… Читать далее »

Не знаю, Ольга… когда дети были в реанимации, я на этом не концентрировалась. Старалась не думать дальше, чем на шаг вперед, и просто делать необходимое: подоиться, собраться, поехать к ним в реанимацию, подоиться по дороге туда и по дороге обратно, поесть, подоиться, погулять, подоиться, купить необходимое, подоиться, поспать, подоиться…. ну, короче, сплошная дойка была %) хорошо помогало от депрессии и вообще от всяких лишних мыслей )) в статье, я так понимаю, автор имеет в виду менее серьезные вещи. Из последнего такого — у меня моя зеркалка сломалась. а я фотоманьяк. Пока отец починил, я три дня страдала с цифромыльницей и… Читать далее »

Да

Bahta

На работе бросаю всё и иду чистить снег.
Приезжая домой после тяжёлого рабочего дня, минут двадцать сижу в тёмной машине и слушаю упомянутое в посте радио. Или ничего не слушаю, если совсем уж перегрузка. Просто смотрю на улицу и наслаждаюсь тишиной.
Дома, если удастся убедить детей меня не трогать, хорошо помогает повязать или повышивать. Впрочем, если условие про детей выполняется, то всё равно, что делать. Хоть посуду мыть.

savrasska

Любая физическая работа, лучше тяжелая. А лучше пройти пешком километров 10. Голова проветривается, навязчивые тяжелые мысли уходят, здравые приходят. Плюс эндорфины, плюс мышечная усталость, которая способствует крепкому сну.

Похожие статьи