Я родилась в 1998 году. С трех лет играла в папин компьютер, с восьми звонила подругам по собственному мобильному телефону, а в четырнадцать попала в Америку, чтобы с восторгом носиться по стотыщэтажному торговому центру. Про таких, как я, уже есть сотни взволнованных статей, где говорится о клиповом мышлении, инфантильности и избалованности. Седовласые и не очень исследователи сомневаются, что нам доступны эмпатия и самопожертвование, а мы пожимаем красивыми (посмотрите в инстаграме) плечами и идем пить лавандовый раф из картонных стаканчиков. У нас дорогая одежда и еще более дорогие гаджеты. А еще мы очень хотим в церковь, но нам непонятно и стыдно.

Традиционная советская установка «все как у всех» плавно сместилась в сторону «все не как у всех» среди молодых людей, которых нынче именуют «креативным классом». Спасибо, о теоретик Ричард Флорида! Наша индивидуальность превыше всего: тут вам и бесконечные challenges, вызовы, которые непременно нужно бросать себе пару раз в сутки, и личностный рост, доходящий до вавилонской башни из пройденных курсов по культурологии, и навыки общения, менеджмента, дизайна рабочего пространства — все условия для того, чтобы цветочек под названием «любимый единственный ребенок» вырос в успешного взрослого человека. Где-то на периферии непременно есть верующая бабушка или еще какой дальний родственник, отказывающийся от колбасы в конце марта, но они вряд ли похожи на героев для подражания. Другое дело — политики и ученые (мы слишком хорошо образованны, чтобы смотреть на поп-звезд): умные, бесстрашные и готовые к великому, они завораживают нас пятнадцатиминутными Ted-выступлениями и длинными текстами.

А потом мы сидим в очень несимпатичного вида соплях и ползем к дорогим психиатрам. Потому что в один замечательный день (кризис среднего возраста сегодня случается лет так с девятнадцати) весь этот очаровательный культ успеха становится одной зудящей дырой, в которую со свистом улетают выигранные конкурсы, стипендии, гранты и проекты. Не хочется ни общаться со своими пятью тысячами подписчиков (сплошные комментарии не к месту), ни жевать вегетарианские сэндвичи, ни поступать в магистратуру какого-нибудь прекрасного зарубежного университета. И ничего остального из перечня, который от тебя все ждут: что ты напишешь нечто великолепное, спасешь африканских сирот и предложишь новый проект социокультурного преобразования мира, где все окажутся счастливы, и каждый твой друг увидит новое небо и землю.

Господи, где Ты? А ведь страшнее всего — мещанство, из которого с таким трудом вылезали твои родители или выпрыгивал ты сам, как первый интеллигент в обычной нижегородской семье. У-у-у, пельмени с «кетчунезом»! Когда ты прогуливаешься в стильном пальто, почти даже не верится, что в начальной школе твоим большим увлечением было инспектировать ковер на стене и вычленять оттуда чьи-то румяные лица. Бормотание полоумного телевизора, родительское «чего-ты-там-все-читаешь», посиделки родственников, похожие на индейский потлач, — чего только не вспомнишь в своем детстве из нулевых. Ясное дело, что возвращаться туда не захочется: прекрасные и святые часы загородной жизни, лесов и полей, конечно, присутствуют на задворках твоего сознания, но слишком уж ярки картины коллективного распевания хитов Стаса Михайлова или кого там они все любили. Матроны какие-то… Фи. Увольте. Я сама.

А потом не сама. Одиноко. Гоооосподи. Ну пожалуйста. Страшно мне. Что же делать. И вот, когда все методы успокоения испробованы, таблетки подъедены, группа «Сплин» и поэзия Саши Черного смешались в одно сплошное «ятакбольшенемогу» — становится ясно, что ни йога, ни прекращение контактов с бывшими возлюбленными тебя, прогрессивного, молодого, уже не спасут. Все существо твое, дрожащее, перепуганное, требует новой жизни: не увлекательного «опыта» (вспомним, как Трауберг отговаривала любопытствующего Илью Кормильцева от крещения), не игры в тургеневскую девушку, которая в белом платье прощает всех и вся, — тебя зовет совершенно иная реальность, после встречи с которой мир переменится навсегда, и если ты сделаешь вид, будто ничего не произошло, грош цена тебе и тринадцатидюймовому твоему макбуку.

Звонишь маме. Ма-а-ам, а где у меня крестик? Да не спрашивай зачем, ну надо, ага, все, спасибо. Пока. И это, я тебя люблю, прости, что раньше не очень сие говорила.

И тут начинается самое интересное. Чего, собственно, делать-то? Крестятся вроде руками. То есть одной. Ага, тремя пальцами: я же все-таки не из старообрядцев. Очень хочется плакать. Для поплакать вроде отводится время на исповеди, но это, впрочем, не факт: а вдруг прогонят? Вдруг бабушкам не понравятся тринадцать (ну и число, опять же!) моих любимых татуировок? Гуглим всякие правила, читаем, вооружившись большой кружкой кофе. На изучение теоретического материала уходит пара недель. Зайти вот в это все крестово-купольное крайне неловко и страшно. Шарф на голове предательски съезжает, а ноги трясутся, как будто это такой контемпорари-дэнс. А вдруг меня здесь увидят знакомые? А что, если будут смеяться? Православнулась наша ясная горлица! Что дальше — двадцать детишек? Со мной в университете-то после этого будут разговаривать? Матрона!!! Все по «Домострою»!!!

Можно начать с «Отче наш», но в голове в основном крутится «господинупростинуяжесовсемнезнаючтожетутнадоделатьгосподимнетакбольно». А потом на сердце теплеет. Можно опять разрыдаться. Я не буду описывать весь путь целиком или стараться закончить на душеспасительной ноте: не хочу учить, потому что, прежде всего, учиться сейчас нужно мне. Но вот что впоследствии выяснилось: многие мои друзья тоже испытывают интерес (зачастую тайный) к Церкви и тоже боятся Встречи. Тоже не знают наизусть «Символ веры», но тоже мечтают о чем-то высоком и светлом. Их не учили родители, а бабушки тоже молчали, как верные партизаны, — и потому знают они только обрывки каких-то статеек и несколько песнопений.

В недавно вышедшем интервью прекрасный поэт и ученый Ольга Седакова сказала, что если бы сейчас была молодым человеком, который в курсе всех происходящих в телевизоре ужасов, то не знала бы, что и делать. Она абсолютно права: мы действительно не знаем. Поэтому когда мы выключим телефоны и придем плакать в первый попавшийся приход, обнимите нас — ведь это так по-христиански. Мне больше не страшно быть человеком.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Живу в Петербурге, учусь в СПбГУ на философа и в мире на человека. Интересуюсь правдой жизни и ее последующим оформлением во что-то художественное.

Другие статьи автора
11 Comment threads
13 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Вот поэтому я за воскресные школы. Даже теперь. Потом можно верить, можно не верить, но хоть начальное образование в этой сфере всегда плюс, а не минус

Kira_A

Не хочется расстраивать эту прекрасную девушку, но… и в Церкви тоже редко можно найти ответы на свои вопросы. Точнее, так: вроде нашел и что-то понял, но оно как-то быстро забилось все тем же человеческим. Может, просто и нет их, ответов-то:) Ну, и от поколения, которое «креативному классу» годится в мамки: вы не одни такие уникальные, дорогие детки. Это со всеми случалось, случается и будет случаться, просто болезни роста, только пережить. После тридцати станет легче, проверено! В том числе и потому, что будет уже меньше зацикленности на себе. Хотя чего об этом писать — старших никто в таком возрасте не слушает,… Читать далее »

Нет готовых ответов. Везде и всегда человек находит их для себя сам. Ну, или не находит ))

Kira_A

Я не о готовых ответах, разумеется. Я о том, что от мировоззренческих кризисов (любых) никто не застрахован, верующие и воцерковленные в том числе.

Это да

Mariya_Ya

Ну есть такой надежный путь, подходящий для образованной девушки: оглашение или катехизация в хорошем приходе, чтение Священного Писания, лучше с комментариями или «гидом», богословские курсы, посещение лекций, воскресная школа для взрослых… Этот путь весьма далек от мещанства.
А еще в Петебурге церковная молодежь довольно активно устраивает всякого рода движуху. Может быть, она не дотягивает до инстаграмного гламура — не хватает имиджа и внешнего антуража, но это же не главное.
И да, скучные барышни в платочках, незаметно превращающиеся в скучных матрон — это только картинка.

«инспектировать ковер на стене и вычленять оттуда чьи-то румяные лица» — ааааа, и моим тоже!

Так это было во все времена, мне кажется

я никогда ни с кем об этом не говорила… думала, сочтут сумасшедшей))

А мы всей семьей находили лица на коврах, на дощатом полу и вообще везде )))))

mellwen

У всех интересный путь неофитства:) Помню, как мы всей семьей при походе в храм наряжались «победней да неприметней», потому что единственная знакомая верующая семья была небогатой и там так одеваться получалось вынужденно… А у нас складывалось ощущение, что так принято 🙂 Вспоминаю сейчас с улыбкой. Интересно, самоощущение, что все от тебя ждут подвигов и спасения голодающих в Африке — это и правда такое уникальное окружение, или просто у девушки такое в голове? Вообще посочувствуешь, если такой долг нависает невыполнимый. Неравнодушие безусловно ценно, но и трезвую в себе голову надо воспитывать:) А вообще, Лиза, вы на правильном пути, только смелее:) В… Читать далее »

elena_d

Да, дивно является Глас Господень. Пробивается и сквозь антицерковную, советскую пропаганду… и сквозь «хардкорный» разврат и душевную «опущенность» — как у моего поколения… и сквозь потребительскую пресыщенность и интеллектуальное самодовольство нового поколения…

“Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся” (Мф. 5:6)

Berry

Что это — «душевная опущенность»?..О каком поколении речь?

Дорогая Лиза, во-первых, очень рада, что Вы пришли на Матроны — этот сайт наряду с Правмиром и такими проектами, как журнал «Фома», не дадут «застрять в мещанстве» и откроют настоящую красоту Православия. 🙂 Я старше Вас на 10 лет (мне 30), и мой приход к вере был тоже в возрасте 20 лет. И я встретила огромное количество очень интересных и креативных молодых людей в Церкви — участвовала в различных «молодёжках» — волонтерила в детском доме и больнице, пела в молодёжном хоре, ходила на Евангельский кружок, в кружок исторического танца при храме и даже один семестр пыталась учиться дистанционно на богословском… Читать далее »

Katy

Я родилась в 1986, у нас не было папиного компьютера и своего мобильного телефона, но с церковью такие же отношения. Но когда приходишь к Богу, уже не важно, что там у тебя с платком, что подумают о тебе другие и как посмотрят на тебя вечно унылые бабки. И сам институт церкви с их стопятьсот правилами перестает пугать, потому что не в рукотворных храмах находится Господь. Я так думаю, что человек верующий и человек воцерквленный — это два разных состояния. И статья скорее о превращении во второго. Мы побывали в разных церквях: православных в разных странах, католических, мечетях, христианских неразделенных и… Читать далее »

Очень хорошая статья. Да, очень много молодых людей ищут Бога. Действительно, ищут. И тут надо бы тем, кто давно воцерковлен, не отгонять, а принять. Не чураться молодых. К сожалению, у нас Православие сводится к мятому ситцевому сарафану под замызганную куртку в -30С. Не всегда, но часто. И из-за этого, например, девушка, не готовая к такому прикиду, боится зайти в Храм. А ведь Христос всех принимал. Бог — это о Любви, а не о мятых сарафанах в пол.

Kira_A

Да вроде бы давно уже нет никакой обязанности носить замызганные куртки. Вот в конце девяностых, помню, были жаркие споры, можно ли православной женщине в брюках ходить (не в храм, а в принципе в быту). Даже книжка такая была «Мешают ли джинсы спасению?» Но тогда и времена были победнее и пострашнее, у многих просто денег не было на нормальную одежду, вот и одевались кто во что горазд. «Красиво и православно» было для многих просто недостижимо. А сейчас, кажется, давно уже на эту тему не спорят, и зашедшая в храм в брюках девушка никого не шокирует. Конечно, остались отдельные приходы со своим… Читать далее »

Evge

Да, помню мне моя ровесница прихожанка (нам лет по 20 было) сообщила, что в таком-то монастыре им поведала настоятельница, что если носить брюки, то и удивляться не надо, что болеешь женскими болезнями. Поэтому моя визави отдала свои брюки и джинсы в ателье дабы перешить их в юбки, потому что брюки это мужская одежда и т.д. и т.п. Я в шоке иду к батюшке и спрашиваю, как глупая, правда ли это про брюки, ведь такой авторитетный источник вещает! На что он задает мне с улыбкой вопрос: «А Вы, что, МУЖСКИЕ брюки носите?» ))) «Нет» — говорю я ему, и получаю ответ:… Читать далее »

А я и мужские носила — за братом донашивала. Даже мысли не было, что это почему-нибудь нельзя

Kira_A

Evge, точно, и болезнями женскими из-за брюк пугали, и волосы нельзя было стричь и красить, про косметику я даже не говорю — бесовское малевание лица!:) Так что в те времена молодежи в храм было куда страшнее идти, чем сейчас, еще ж и интернета-то толком не было, не всегда можно было адекватную информацию найти и понять, что к чему. Только сарафанное радио, одна баба сказала, редко какой нормальный священник высказывался на всякие такие темы.

Evge

Точно, Kira_A! Столько бабьих басен вокруг храма было, не подступиться. А сейчас вменяемых в храме гораздо больше, так что, Елизавета, вперёд! )))

Лиза, обнимаю крепко! Вы умная и смелая девушка.

E.P.

Такое впечатление, что во все времена мир не особо жаловал тех, кто верил в Бога и старался этой верой жить. Даже когда все вроде бы поголовно были православными, выйдя за номинальные рамки, человек уже казался окружающим странным. В мою постсоветскую юность, когда я стала ходить в храм, я тоже боялась, что стану моему окружению чужой. Тогда от веры только начало отходить клеймо постыдности. Сейчас уже другие идеалы, но все равно они не христианские и все равно приходится преодолевать некий барьер,чтобы прийти к Богу. Кстати в плане побольше узнать о Боге и вере, есть замечательный цикл лекций прот.Вадима Леонова — беседы… Читать далее »

Похожие статьи