Два года назад в фейсбуке была создана группа поддержки под названием «Токсичные родители», в которой сегодня состоит почти 28 тысяч человек. Сюда приходят люди, которые в детстве и юности пережили опыт жестокого обращения со стороны родителей, испытали эмоциональное и/или физическое, а иногда и сексуальное насилие. Они рассказывают личные, полные боли истории, получают поддержку других участников и ощущение, что они не одиноки в своей проблеме. «Матроны» поговорили с руководителем группы, психологом Евгенией Богдановой.

Евгения Богданова

Евгения, «токсичный» — согласно Оксфордскому словарю, самое популярное слово 2018 года, которое уже стало несколько затертым. Токсичные родители, токсичный партнер, токсичное начальство, токсичное все… Каковы все-таки критерии, по котором мы можем отделить «токсичное» от «нетоксичного»?

Токсичным родителем можно назвать человека, который рожал ребенка не для того, чтобы любить и заботиться о нем, а для того, чтобы этот ребенок был инструментом в руках родителей. Например, чтобы муж не ушел, чтобы получить лишнюю комнату в квартире, как это бывало раньше в СССР, чтобы соседи не осуждали. Эти дети не были любимыми, мамы вымещали на них свою злость, обиду, ненависть, собственные травмы. Это и есть токсичное поведение, когда родителем движет не заинтересованность в жизни и развитии ребенка, а другие, личные цели.

Всегда ли это связано с темой насилия? Может ли семья внешне выглядеть очень благополучно — ребенок ходит в бассейн, на английский и еще в пять кружков, а родители при этом по-настоящему не заботятся о нем?

Да, со стороны часто может казаться, что у ребенка идеальная заботливая мама, папа, который зарабатывает деньги, но на самом деле в семье много и психологического насилия, и физического (которое часто замалчивается). И что самое страшное — сексуального насилия со стороны отцов. Об этом почти не говорят, и это тяжелее всего поддается терапии, работа с таким человеком растягивается на годы. Но постепенно все же можно вывести его из этой ямы и помочь нормально жить.

Какие самые истории за время существования группы вам запомнились?

Каждая история уникальна и каждая по-своему страшна. Наверное, самые жуткие истории для меня — это истории сексуального насилия, о которых я говорила выше. Невозможно понять, почему это совершает родной отец, причем мама делает вид, что ничего не происходит, что это выдумка дочери. Сексуальное насилие в семье может продолжаться долгие годы, пока девушка в 18 лет не сбегает из дома или выходит замуж, чтобы выбраться из этого ада.

Что людям дает участие в группе?

В первую очередь возможность быть выслушанным, понятым. Надежду: если другие смогли преодолеть этот опыт — с терапевтом или самостоятельно — то и я смогу. Если не преодолеть, то как минимум осознать корни своих нынешних проблем. Это уже неплохо.

Нет ли опасности, что любое неправильное родительское поведение будет называться токсичным? Ведь любой родитель время от времени совершает ошибки, ненамеренно вредя своему ребенку…

Действительно, стоит отделять токсичность от нетоксичности. Если речь идет о том, что ребенок выбежал на дорогу, а мама на него накричала и больно дернула за руку, то это понятная и объяснимая в такой ситуации реакция. Или не смогла сдержаться и шлепнула за пролитый компот, но потом подошла и извинилась: «Прости, я была не права. Я тебя шлепнула, потому что очень разозлилась, но это было неправильно». Но люди, которые попадают в нашу группу, такие крики, одергивания и шлепки слышали и получали не один и не два раза, а практически постоянно. И никто перед ними не извинялся. Это критерий для различения, что такое настоящая токсичность, а что — забота о жизни и благополучии ребенка.

Бывают ли истории, когда тяжелые отношения с родителями со временем нормализовались, или это редкость?

Безусловно, с родителями можно выстраивать отношения, если они сами этого хотят. Но изменить другого человека, если он сам не хочет, невозможно. Единственное, что помогает выстраивать более-менее адекватные отношения с такими родителями, — это выстраивание четких границ: как со мной можно, а как нельзя. Если родители готовы это принимать и уважать, то тогда с ними возможен достаточно нейтральный контакт. Не сказать, что это перерождается в любовь и взаимопонимание, но, по крайней мере, отношения строятся без криков и злобы друг на друга. В противном случае, если родители считают себя по-прежнему во всем правыми («ты не понимаешь, я же о тебе забочусь!»), помогает только полная сепарация.

Исходя из того, как люди в группе описывают своих токсичных родителей, можно ли выделить какие-то самые частые их типы? У нас на портале недавно вышла колонка дочери депрессивных родителей, другой наш автор описывал требовательных, обесценивающих и унижающих родителей…

На мой взгляд, каждая история уникальна. У кого-то это была гиперопека, когда родители настолько душили заботой, не давая ребенку никуда выходить, а потом выросшего ребенка обвиняют в лени и бездействии. У кого-то депрессивная мать. У кого-то мама, которая «дружила» с алкоголем и полностью спихнула ребенка на бабушку, а потом опомнилась и забрала ребенка через несколько лет. Есть мамы, которые удочеряются к своим детям, причем девочкам в этот момент лет семь, не больше. Таких историй очень много.

Очень часто пишут про токсичных отцов, когда мама живет с тираном, но не хочет с ним разводиться, потому что «так не принято». Такая мама обычно молчаливый соучастник, старается не влезать в конфликты, не желая, чтобы гнев мужа перекинулся на нее.

О требовательных и унижающих родителях. Очень часто думают, что если человек добился чего-то в жизни, то, конечно, это произошло благодаря родителям, которые вкладывали деньги, нанимали репетиторов, даже просто стояли рядом во время уроков. Но на самом деле ребенок очень часто становится успешным не благодаря, а вопреки: он понимает, что хорошо учиться — это его единственный шанс вырваться куда-то из семьи, возможность выживания (например, поступить в вуз подальше от родителей, выиграть грант на обучение за рубежом).

Есть разница между токсичными папами и мамами, или эта модель поведения универсальна?

Пожалуй, универсальна. Единственная разница — это возможность инцеста, а в остальном все очень похоже.

Мы видим, что общество очень медленно, но меняется, и то, что считалось нормой у предыдущих поколений, у нынешних 20-30-летних вызывает недоумение. Можно ли сказать, что с каждым новым поколением этой токсичности все меньше?

Я могу судить только по участникам нашей группы. Большинству из них 25-45 лет, но есть и подростки 16-17 лет, от историй которых мороз идет по коже… Получается, их родителям сейчас 35, максимум 40 лет, и мы видим, что токсичности меньше не становится. Сейчас думающие родители, конечно, имеют возможность читать книги, консультироваться у психологов, и больше тех, кто задумывается о своем поведении, но, к сожалению, их процент очень невелик. Это, как правило, образованные люди, которые хотят что-то изменить в своей жизни, которые осознали, что в их жизни что-то идет не так, возможно, даже пошли на терапию. Хотя, конечно, проще ехать по накатанной и воспитывать детей по образу и подобию себя, не пытаясь сдерживать свои эмоции.

Очень частая история: женщина, на которую в детстве кричали и которую унижали, став взрослой, начинает делать то же самое со своими детьми. И приходит в ужас: я веду себя ровно как моя мама, даже фразы произношу те же самые…

Именно по этой причине у нас в фейсбуке возникла вторая группа «Детокс. Как не стать токсичным родителем». Туда пишут родители, у которых возникают проблемы с собственными детьми. Так получается, что люди, которые воспитывались в токсичных семьях, даже осознавая, что их родители вели себя разрушительно, все равно не понимают, как себя сдержать. Крик или недовольство ребенка вызывает у них такую бурю агрессии, что они потом, вернувшись в спокойное состояние, сами этого пугаются. Справиться с этим помогают детские психологи, книги о воспитании и группа поддержки.

Крайне важно, чтобы родитель слышал себя и анализировал свое поведение, понимал, где он ошибается и почему так сильно реагирует на мелкие оплошности ребенка. Родителям в этом случае надо прорабатывать свои поведенческие паттерны, учиться эмпатии. Они, к сожалению, мало знакомы со своими чувствами, плохо их осознают, поэтому им тяжело понять, почему ребенок плачет.

Сколько времени, по вашему мнению, занимает работа по преодолению в себе негативных установок, впитанных от родителей?

Сложный вопрос. Это процесс протекает по-разному у разных людей, в зависимости от степени тяжести травмы и собственных ресурсов. Если у человека есть готовность решать свою проблему, то процесс идет быстрее. В зависимости от подхода речь идет о цикле из нескольких консультаций или многолетней терапии. Каждый выбирает, что ему ближе.

Как преодолеть в себе стыд пойти к психологу и рассказать ему про совершенное с тобой насилие, в том числе, если оно было, сексуальное?

Это очень сложный шаг — пойти к психологу. Обычно к психологу идут тогда, когда все плохо и ничего не помогает. Например, у мамы портятся отношения с ребенком, или у женщины рушится очередной брак, при этом все мужчины своим поведением напоминают маму. Она начинает обнаруживать какие-то взаимосвязи, понимает, что это неспроста, но самостоятельно не может себе помочь.

Преодолеть стыд в ходе терапии помогает доверие в отношениях с психологом, поэтому важно искать человека, которому вы сможете доверять.

У многих людей, особенно в регионах, к сожалению, нет средств на терапию. Может ли этот процесс сепарации протекать не только с помощью психотерапевта, но и самостоятельно? Может быть, с помощью книг?

Да, терапия действительно дорога, и не у всех людей есть возможность обратиться за помощью к специалисту. Мое личное мнение: иногда, если у человека серьезные травмы, лучше потратить деньги на терапию, чем на какие-то насущные нужды (разумеется, речь не идет о ситуации выживания). Также есть возможность обратиться в бесплатные службы психологической помощи или по полису ОМС — к психотерапевту в психоневрологический диспансер. Если в вашем городе с этим проблемы, то можно читать книги и участвовать в группе поддержки, получая там ресурс для того, чтобы выбраться самостоятельно.

Какие книги вы бы рекомендовали?

Пожалуй, основной настольной книгой является книга Сьюзен Форвард «Токсичные родители» (в русском переводе — «Вредные родители»). Она позволяет достаточно хорошо понять, насколько деструктивна была родительская семья.

Как взаимодействовать с токсичными родителями, если человек живет с ними в одной квартире? Или, допустим, мама звонит тебе каждый день и продолжает манипулировать, шантажировать, обесценивать?

Универсальных рекомендаций нет, я скажу о самых общих вещах. Если человек живет отдельно от мамы, а она названивает ему по 10 раз в день и дает «ценные советы», это решается намного проще — посредством выстраивания границ. «Мама, я сама разберусь, спасибо, что ты беспокоишься».

Если вы живете в одной квартире, все усложняется: тяжело отделиться от источника агрессии, если ты постоянно находишься с ним рядом. В таком случае даже терапия, которую человек будет проходить, будет менее эффективна, чем в случае, когда есть возможность сепарации физической.

Что делать, если такой возможности нет? Иногда нужно со всем соглашаться, но делать по-своему, либо делать вид, что не слышишь то, что тебе говорят. Проблема в том, что токсичные родители отлично знают все наши слабые места и умеют легко довести до белого каления.

То есть лучше все-таки искать возможность съехать из родительского дома?

Да, основная задача — отделиться физически. Пусть это будет маленькое жилье, которое вы снимаете с кем-то совместно, или даже комната. Часто такие родители материально привязывают к себе своих детей, помогают им деньгами, и это, конечно, большой соблазн. Нужно выбирать, что для вас важнее — психологическое насилие и деньги, которые тебе дают, или свобода и самостоятельная жизнь.

Нередко бывает, когда люди пытаются выстроить дистанцию по отношению к родителям, их охватывает сильнейшее чувство вины. Это может подпитываться неверно понятой нормой о почитании родителей (вторую часть формулы — «родители, не раздражайте ваших детей» — у нас как-то забывают). Возникает внутренний конфликт: с одной стороны, невозможно продолжать быть в этих отношениях, а с другой стороны, терзает вина за то, что я так поступаю с родителем, который дал мне жизнь.

Мне кажется, что чувство вины возникает по той причине, что мы не можем отделить то хорошее, что сделали для нас родители, от причиненного ими зла. Мы это смешиваем в одну кучу и не можем четко сказать себе: «Я благодарна своим родителям за то, что они меня родили, помогли мне получить образование. Но они меня били, они меня унижали, они меня травили. За первое я благодарна, а я за второе нет, и я никогда не соглашусь, что это было нормально».

Кроме того, нужно понимать, что родители — это взрослые люди, которые, как и всякий взрослый человек, должны заботиться о себе сами. Безусловно, когда родители стареют и им требуется помощь, мы можем им помогать (решение об этом каждый принимает сам), но для этого необязательно быть прикованными к их дому и не отходить от них ни на шаг. Можно обратиться в социальные службы за бесплатной помощью для родителей, можно нанять сиделку из собственных средств, но при этом самому дистанцироваться. Тогда вы сделаете все, что в ваших силах, но не будете травмировать себя лишний раз, общаясь с людьми, которые никогда не поменяются.

Нередко, когда человек собирается уходить из родительского дома, родители становятся любящими и нежными, начинают заботиться.

Да, это так называемое сахарное шоу, которое они устраивают на некоторое время. Не нужно этим соблазняться. Это манипуляция, а следующим этапом будет ледяной душ, когда на вас обрушится весь гнев от этой мамы или этого папы.

Когда вы понимаете стадии взаимоотношений токсичного родителя со своим ребенком, у вас нет иллюзий и вы идете по четко намеченному плану, независимо от того, что говорит мама.

Скажите, откуда все-таки берутся токсичные родители? Они же не с рождения такими стали… Можно ли выделить основные причины?

Они стали такими, пережив травматический опыт в собственной семье. Родители воспитывали их посредством обвинений и унижений — моральных и физических, при этом поддержки не давали. Раньше об этом не принято было говорить, такое отношение считалось нормой. Если мы размотаем этот клубок, мы придем к тому, что корень токсичности — в травмах поколений, которые не были пережиты и обработаны. Одной из самых серьезных травм была война, где погибли миллионы людей, а горе затронуло каждую семью.

Однако и сейчас мы видим, что далеко не все семьи являются токсичными, есть много любящих и замечательных родителей. Возможно, дело в том, что кто-то смог пережить травму войны, а кто-то параллельно испытал другие травмирующие воздействия, а ресурса справиться с этим не хватило. И эта внутренняя сломленность передается дальше из поколения в поколение: родители бессознательно мстят своим детям за свою не слишком счастливую жизнь.

В этой связи часто поднимается тема прощения. С одной стороны, родители — сами жертвы. С другой — они со мной сделали такое, что простить их я не могу. Есть ли тут выход?

Я думаю, что любому человеку, который испытал насилие, тяжело простить своего обидчика. Важно, опять-таки, разделить вину и ответственность. Мы можем понять, почему родители так себя вели — потому что они когда-то сами пережили подобное. Но это не снимает с них ответственность за то, что они творили с нами. Задача нашего проекта — остановить токсичность хотя бы на себе, чтобы наши дети ее не получили. Поэтому мы не должны обязательно прощать, мы должны понимать, откуда растут ноги наших проблем, но при этом не заставлять себя делать то, что выше наших сил.

Другими словами, реалистичной установкой будет просто принятие того, что это было?

Да, что это было, что мы в этом не виноваты, что мы не могли себя вести иначе, когда были детьми, кроме как винить себя. Но сейчас, когда мы уже взрослые, мы можем не позволять проделывать с собой такое, можем сказать «со мной так нельзя», даже если адресовано это близкому человеку — маме или папе.

Резюмируем: несмотря на огромную боль, пережитую в детстве, эти раны со временем затягиваются и человек оживает, к нему возвращается способность любить и быть любимым. С чего начать этот путь?

Прежде всего с понимания того, что вы — кто-то очень ценный на этой земле и что только вы сможете позаботиться о себе и о своем ребенке. И если вы будете это делать, то есть надежда, и она не призрачная, что с каждым годом токсичности в вашей жизни и в жизни нашего общества будет все меньше, и эта цепочка травм прервется.

Спасибо большое!

Беседовала Анастасия Храмутичева

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные
Ольга Алексеева

Спасибо большое!

Похожие статьи