Современная культура столь многообразна, что абсолютно не стыдно не знать имени нового нобелевского лауреата по литературе, даже если ты филолог, например. Тем более, если ты просто любишь хорошую литературу в свободное от работы время. Я люблю хорошую литературу. Плюс значительная часть моей профессиональной жизни была и продолжает быть связана с анализом текстов. Любых. Не только литературных.

Поэтому, узнав новое для меня имя лауреата Нобелевской премии по литературе этого года — Кадзуо Исигуро, — я погуглила, прочитала вышедшие за один день рецензии, изучила список написанных им книг.

Поиск сообщил мне следующее… Новый лауреат — японец, выросший в Англии, пишущий на английском. Он уже получил Букеровскую премию за роман «Остаток дня», этот же роман был экранизирован, выдвинут в восьми номинациях на Оскар, в нем сыграли Энтони Хопкинс и Эмма Томпсон. Есть фильм и по другому его роману «Не отпускай меня», который журнал Time включил в список ста лучших английских романов всех времен.

Кадзуо Исигуро

Для прочтения я выбрала ту книгу, о которой были самые прекрасные отзывы, — «Не отпускай меня» — и потратила немножко ночи вчера и дня сегодня на чтение.

Так как цель была поставлена, я честно прочитала ее до конца, надеясь до последнего момента, что что-то изменится, и книга, как и положено хорошей литературе, обратится к моим глубинным чувствам и жизни. Но этого не случилось. Я прочитала некий фантастический рассказ — неизвестно зачем. Да, я читала рецензии, где пишут, что роман поднимает вопросы свободы воли и жертвенности. Но мне кажется это большой натяжкой, как вообще попытка в любом тексте увидеть «а что же нам хотел сказать писатель?» Здесь писатель не хотел сказать нам ничего. Это не высказывание нам. Это продукт, который читатель должен купить и потребить.

Короче, книга оказалась масс-маркетом. Она просчитана от и до: нехитрый сюжет, который гарантированно при нормальном писательском мастерстве вызовет у читающих масс эмоции и даже слезу. А в данном случае писательский профессионализм гораздо выше нормального. Стилист Кадзуо Исигуро великолепный. Это видно даже в русском переводе. Думаю, что те, кто читает его на английском, получает огромное наслаждение от языка. И тем более, использование мастерства для манипуляций с человеческими эмоциями — просто нечестно.

Да, эмоции сегодня главная валюта. Тот, кто умеет вызывать эмоции, может рассчитывать на славу, деньги и власть. У меня почти нет претензий к автору, но есть претензии к Нобелевскому комитету, присуждающему премии за книги, которые дают людям иллюзию глубокого смысла так, чтобы они не приложили к этому никакого собственного душевного труда.

Последние несколько лет я провожу исследования о том, как новое поколение воспринимает информацию. Так вот, мы обнаружили, что поколение родившихся после 1995 года предпочитает классику современной литературе. А современная литература для них практически оканчивается серединой 20 века.

Недавно я имела возможность подробно поговорить об этом со своими 17-летними студентами в Высшей школе экономики. «Почему? — спросила я их, — почему вы предпочитаете читать классику?» Ответ был неожиданным: «Потому что она про нашу жизнь, а современная литература про что-то мелкое и не наше». Прочитав «Не отпускай меня», я их понимаю. Но, с другой стороны, меня радует, что наши дети достаточно устойчивы к эмоциональному манипулированию.

Мой двадцатилетний сын, который обладает хорошим литературным вкусом, но работает программистом, дал мне вообще радикальный совет: «Заканчивай читать нобелевских лауреатов по литературе, переходи на нобелевских лауреатов по физике. Не разочаруешься».

P.S. Справедливости ради должна сказать, что я уже обсудила эту книжку с несколькими своими очень глубокими и тонкими друзьями. Среди них были те, кто сказали мне, что я не с того начала знакомство с творчеством Кадзуо Исигуро, что лучший его роман — «Остаток дня». Обязуюсь прочитать его, как только выпадет несколько свободных часов…

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Профессор Департамента интегрированных коммуникаций Высшей школы экономики, исполнительный директор Российской ассоциации по связям с общественностью

Другие статьи автора
5 Comment threads
16 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные
Katia_S

Коэльо не получал Нобелевской премии по литературе. Что же вы так с людьми, у меня чуть сэрцэ не остановилось.

Спасибо, точно — у Коэльо масса других литературных премий, не Нобелевка. Поправим!

Спасибо за статью. Мне хотелось бы поговорить об Исигуро, а не с кем((( Не согласна с уничижающим отзывом. Что хотел сказать автор романом «Не отпускай меня»? Он хотел сказать: находи утешение в красоте и в творчестве. Любуйся миром, любуйся близкими людьми. Можно ли быть до такой степени покорным судбье, как герои романа? Можно. Призывают людей на несправедливую войну — многие ли воспротивятся? Если в твоем поселке нет работы, кроме как надсмотрщик в тюрьме — многие ли откажутся? Многие ли крепостные бежали на Дон? Так что всё реально, сестры((( Почему я прочитала эту вещь (и некоторые другие)? Потому что Исигуро пишет… Читать далее »

Не скажу, что этот автор поразил меня в самое сердце. Но то, что он делает — это очень и очень неплохо. Прочитала ранний роман «Там, где в дымке холмы» — обаятельно, но длинновато, этакий Акутагава. А коротенький сборник рассказов «Ноктюрны», о музыкантах, прочитала с очень теплым чувством.

Katia_S

Отойдя от шока, скажу еще, что меня Исигуро тоже не впечатлил, в этом я согласна с автором текста)
Но это лично же. А что премию присудили ему, мне не жалко. Нобелевская премия — вопрос устремлений эпохи, дело историческое.
И в целом как жабка-филолог замечу, что литературный процесс — вещь неоднозначная, все время кто-то кого-то стремится скинуть с парохода. А он плывет себе, и все на борту. Кстати, Писарев тоже считал Пушкина великим стилистом, но вот зато бедным в духовном, философском и общественном плане. В статье «Пушкин и Белинский». Ква.

Я не читала книгу, я смотрела фильм год или два назад. И он мне понравился. Могу рассказать только о впечатлениях от фильма. Он эмоционально очень сдержан, так как повествование ведётся от лица героини. Более того, как мне показалось, очень рассудочен. Просто иллюстрация старой идеи о том, что есть люди, которые живут, и люди, которые служат материалом для того, чтобы жили первые. Идея помельче, чем у Раскольникова, скорее, смахивает на апокалиптическую теорию единого государства, где люди делятся на рабов (99%) и господ (1%) первые существуют только для того, чтобы обслуживать вторых. Но потом я тоже подумала о Христе, о предназначении человека,… Читать далее »

У меня тоже возникли параллели с собственной жизнью. Бывает, тратишь очень большие куски себя. Не органы, конечно, отдаешь безвозвратно, но большие выплески энергии осуществляешь и потом с трудом восстанавливаешься. Наверное, здесь есть все-таки четкая грань: участвуешь ты в правильном деле или во грехе. Трата энергии на семью и работу — это все-таки работа на благо… кроме того, это результат свободного выбора, сделанного тобой когда-то. А в антиутопии Исигуро люди безропотно участвуют во грехе. Их прекрасно можно понять. Являюсь ли я таким героем, который сможет осудить их пассивность? И все же — практика показывает, что всегда есть меньшинство, способное на решительный… Читать далее »

Я извиняюсь, что не читала книгу, а только смотрела фильм, но в каком грехе участвуют герои? Они рождены, чтобы отдать себя на органы. Это не из выбор, они могут сделать его своим, попытаться бороться или смириться в отчаянии. На тот момент меня волновал вопрос: раз я христианка, я тоже должна безропотно отдавать себя близким? Я примерила эту мысль, и мне захотелось умереть в ту же минуту. Серьезно. Я потеряла вкус к жизни окончательно. Но потом я решила, что Бог не может быть таким жестоким: вложить в меня так мало любви к домоводству и столько любви к преподаванию, в институте уверить… Читать далее »

Грех – это выращивание людей на органы (в данном случае). Грех – это нечто неправильное и неполезное. Это неполезно донорам (понятно почему) и это неполезно обществу, потому что оно перестает быть человеческим. А греху следует сопротивляться. Абсолютная безропотность только усиливает грех. А что можно сделать донорам и их помощникам? Сбежать в Америку/Тибет/Антарктиду. Давать интервью, устраивать демонстрации. Взорвать себя публично – ибо что терять-то? Вот эта жертва доноров – это героический стоицизм, достойный уважения – или это все же потворство греху? По-моему, потворство. И в Вашем случае (мое мнение): скормить себя близким – это не полезно ни им, ни Вам. Близкие… Читать далее »

С точки зрения психологии, я с Вами согласна. А с точки зрения православия, жертва-это не крайняя мера, а образ жизни. Я смотрела на главную героиню и думала: вот она, идеальная христианка. Не говорит ли этот фильм о том, что идея отдать себя во благо ближнему ведёт к физической смерти? Что идея жертвенного служения ( а главная героиня служит другим и в духовном плане) аморальна. Вы даже сказали, что это грех, хотя в чем греховность жертвы Христа? Получается, этот фильм-спор с христианством. Я слышу слова автора: христиане добровольно приносят себя в жертву сильным мира сего, а где гарантия, что те служат… Читать далее »

Странное какое-то у Вас представление о христианстве. «Жертва — не крайняя мера, а образ жизни» — пишете Вы. Но сам Господь сказал: «Милости хочу, а не жертвы». Вы говорите, «христианство нивелирует таланты» — но как же притча о талантах, порицающая зарывание их в землю? По Вашему мнению, христианство воспитывает покорность — а как же тысячи мучеников, проявивших непокорность и противоставших греху? Не знаю, как соотносятся Исигуро и христианство. С христианством его роднят любовь к людям, стремление к красоте и радости. Но вот этот фатализм, эта покорность судьбе (без всякого анализа, где добро,где зло) — это совсем не христианство, это какая-то… Читать далее »

Я говорила о том, каким предстаёт христианство в фильме, если считать, что главная героиня-идеал христианства. Мне этот идеал оказался не близок. Но когда в моей жизни произошла ситуация, в которой я как человек обесценивалась, все священники твердили в один голос: терпи ради детей. То есть я становилась менее важной, чем дети, менее ценной, средством, а не целью. Это вызвало во мне протест. Думать о себе -гордость, хотеть быть счастливой- гордость, хотеть реализоваться как личности- гордыня. И разве христианин не тот, кто готов повторить подвиг Христа? И это не мои мысли, я слышала это от священников на исповеди, проповеди, в беседах.… Читать далее »

Мне не кажется, что героиня — идеал христианства. Христианская жертва осмыслена, целесообразна, добровольна и радостна. (Почему-то вспомнилось, как один юноша написал в моей детской тетрадке-анкете: «Любовь — это когда приятно терпеть») Что касается сочетания детей и призвания — я думаю, здесь мера какая-то должна быть. Если ребенок лежит в каканом памперсе, а мать стихи пишет — это одно. А если она работает на нелюбимой работе и возит его на пять кружков, а самой уже давно жизнь осточертела — это совсем другое. Можно ведь сделать, чтобы всем было хорошо — или хотя бы не совсем плохо? Да, пока дети маленькие —… Читать далее »

Наталья, мне очень близки Ваши рассуждения о жизни. Но насчёт героини, мне кажется, что ее жертва как раз осмыслена, добровольна и даже радостна ( когда умерли близкие люди, ее жизнь уже воспринимается как законченная). Она родилась, чтобы стать жертвой, и принимает эту миссию, делает ее своей. Разве нет параллели со Христом?

Ну вот не буду рассуждать за других. Да, героиня приняла свою судьбу. Но Христос своей смертью хотел искупить чужие грехи и прервать цепь греха (как это декларируется… если честно, лично я не все здесь поняла и прочувствовала). Смерть героини книги и фильма — просто еще одно звено в цепи греха. Я далека от того, чтобы ее осуждать. 99% людей ведет себя так же. Но, в моем понимании, христианская жертва — это всегда какой-то прорыв, шаг вперед и вверх. Вспоминается история первых киевских мучеников. Еще до обращения князя Владимира было дело. У славян практиковались человеческие жертвы. В жертву был предназначен один… Читать далее »

Да, и Владимир стал христианином, и человеческие жертвы прекратились у киевлян — не без влияния этой истории.

Eva-Mari

Как потребовать от мира, уже привыкшего считать болезнь излечимой, чтобы он отказался от этого лечения и добровольно вернулся к старым мрачным временам? Очень разочаровала рецензия Юлии на такую сложную многогранную книгу. «Не отпускай меня», как мне всегда казалось, это книга не об эмоциях, борьбе или грехе. Это книга об изощрённом ментальном садизме. Это книга о том, как общество, старающееся увеличить продолжительность человеческой жизни любой ценой, создаёт своё подобие, выращивает его покорным и физически здоровым, а потом медленно и мучительно убивает, разбирая на составные части. И боится, очень боится, что у этого подобия окажется душа и чувства, окажется своя воля и… Читать далее »

Eva-Mari

«В то же время чувствовалось, что людей эта тема волнует, иных до одержимости, и всплывала она нередко – но, как правило, в очень серьезных беседах и спорах, совершенно не похожих на наш треп, скажем, о Джеймсе Джойсе»: сначала дети, которые не могут выйти за ограду школы, что бы подобрать вылетевший мячик, потому что все знают страшилки с оторванными руками и ногами о тех, кто вышел за территорию Хейлшема. Потом подростки, высшей степенью бунтарства которых, является поиск своих оригиналов. Потом отчаянные мечты об отсрочках выемки органов, если удастся доказать истинную любовь. «Проблема, как я её вижу, вот в чём: вам говорят… Читать далее »

Eva-Mari

Вы повзрослеете, но до того, как состаритесь, даже до того, как достигнете среднего возраста, у вас начнут брать внутренние органы для пересадки. Ради этих донорских выемок вы и появились на свет. Вы по-другому сотворены, чем актёры, играющие в фильмах на ваших видеокассетах, вы даже по-другому сотворены, чем я. Вас растят для определённой цели, и ваша судьба известна заранее. Поэтому не нужно больше таких разговоров. Пройдёт совсем немного времени, и вы покинете Хейлшем, да и день первой выемки для каждого из вас не так уж далёк. Помните об этом. Если вы хотите прожить достойную жизнь, вы должны знать, кто вы такие… Читать далее »

Eva-Mari

Мог ли бунтовать тот, кто боялся идти за мячом через калитку, кто не мог выйти за ограду без разрешения, с рождения существовал где-то между «Норфолком, краем потерь» и «Хейлшемом» и высшей степенью ожидания которого была работа в супермаркете, если он докажет, что умеет любить? «Но я ничего не сказала и не сделала. Помню, на меня вдруг навалилась громадная усталость, и я впала в какое-то оцепенение перед лицом всей этой удручающей мешанины. Словно задали задачу по математике, а усталые мозги служить отказываются, и ты знаешь, что решение есть, оно маячит где-то вдалеке, но силы на его поиски взять негде» — могут… Читать далее »

Согласна, книга и об этом тоже. Спасение утопающих — дело рук не только утопающих. Крепостные бежали на Дон — но были и декабристы, требовавшие отмены крепостного права. Отмена рабства негров в Америке произошла не без участия белых. Феминистки и суфражистки большие молодцы — но ряд мужчин были на их стороне. И (сегодняшняя история) эмбрионы не могут защитить свое право на жизнь — для этого нужны действия выросших людей.
И все же, читая книгу, я себя ассоциировала скорее с Кэти, чем с мисс Люси.

Похожие статьи