Что стоит за этой фразой? Вы разочарованы? Вы сожалеете, что ребенок не всегда выигрывает? Или это о достойном поведении во время состязаний? Психолог Елена Попова в своей новой книге «Укутанное детство. Не прячьте детей от жизни» разбирает, в частности, и этот вопрос.

Если проигрывать — это умение, следовательно, его нужно постоянно отрабатывать. То есть нужно создать условия, в которых ребенок проигрывает, раз за разом укрепляя навык. Мне, если честно, такой способ не нравится, и я уверена, что положительных результатов он не принесет. Потому что фраза «Мой ребенок не умеет проигрывать» означает: «Я хочу, чтобы мой ребенок, проигрывая, держался достойно». Детям мы этого не говорим, а посылаем противоречивые сигналы о важности победы и пользе проигрыша одновременно. Мы хотим, чтобы они стремились к победе, и у нас имеется богатый арсенал средств воздействия — это и уничижительные возгласы в адрес проигравшей команды, и подбадривание ребенка, и наставления. При всем этом наши уверения, что проигрывать нужно уметь, звучат неправдоподобно.

Проигрывать не любит никто, не рассчитан человек на проигрыш. Спокойное отношение к поражению доступно немногим — это мудрецы, старцы, монахи. Дети к этим категориям не относятся, да и вышеперечисленные достойнейшие люди не сразу пришли к такому восприятию мира и гармонии.

— Мама, представляешь, я первый раз играл и выиграл!

— Вот это да! Молодец!

Мудрая мама в этот момент восхищается ребенком, разделяя его восторг. Не подвергает сомнению ценность победы фразами «Наверное, во что-то простое играли» или «Новичкам везет» и т. д.

В моей практике был случай. На протяжении шести месяцев ребенок приходил на занятие и выбирал одну и ту же настольную игру. Играл, выигрывал и каждый раз расцветал, каждый раз радовался, вскакивая со стула и размахивая руками. В эти моменты с него слетали присущие ему обычно вялость и общая расслабленность. Максим ходил ко мне на развивающие занятия, а дети их всегда не любят, потому что приходится трудиться в неуспешной для себя области. То есть они идут на урок и знают, что у них точно что-то не получится. Так было и с Максимом.

Любовь к проигрышу невозможна и противоестественна. Но можно научить поведению в проигрышной ситуации. Например, тренер по шахматам Марина Николаевна Картапольцева поделилась такой стратегией. На соревнованиях, когда соперники определены, она оценивает силы и всем спортсменам раздает задания. Кому-то нужно победить в определенном количестве партий, кому-то сыграть вничью, а юным спортсменам особое задание: «Если выиграешь хоть одну партию, то ты — супегерой, а если нет, твоя главная задача — ни разу не заплакать». И тогда для ребенка нет непонятных поручений «держаться достойно», «уметь проигрывать», а есть внятное задание, которое нужно выполнить. И заметьте, установку на победу Марина Николаевна у детей не отнимает, она еще и сообщает каждому о том, что верит: победа возможна.

Еще одно важное условие при освоении науки проигрыша — это возраст ребенка.

Чем он младше, тем хуже умеет контролировать свои эмоции. Дошкольник, скорее всего, отреагирует бурными слезами, криками, начнет валяться по полу. Конечно, многое зависит от темперамента ребенка, и не все дети так поступают, но в возрасте двух-трех лет такое поведение — вовсе не патология. Многие родители расценивают эту реакцию как свою ошибку, связанную с неумелым родительством, а ситуацию неуспеха — как непоправимо травмирующую ребенка, и поэтому всячески оберегают своих детей от подобных историй. 

Только вот если ребенок не накапливает опыт преодоления трудных ситуаций, он не учится контролировать свои эмоции, поскольку его все время спасают взрослые, и, как следствие, становится инфантильным, эмоционально изнеженным

Школьники семи — девяти лет демонстрируют эмоциональные реакции малышей четырех-пяти лет. А значит, они не могут контролировать себя и часто ссорятся со сверстниками, обижаются, дерутся или замыкаются.

Лучшее, что могут сделать взрослые в ситуации, когда у ребенка истерика, — это быть рядом, стать тем, на кого можно опереться. Помогают фразы «я с тобой», «я рядом», «я вижу, как тебе плохо». Не помогают — «успокойся», «все будет хорошо», «прекрати сейчас же», и, хотя сказанные грубо и решительно, эти фразы могут пресечь плач, они не научат ребенка управлять эмоциями. Уже после того, как он успокоится, с ним можно поговорить о случившимся с точки зрения выгоды, получения опыта и дать оценку событию в перспективе жизни (но опираясь на детский опыт).

В разговорах с собственным сыном в этот период мне помогал пример с лужами. Я говорила: 

«Помнишь, еще в прошлом году ты не умел перепрыгивать лужи, даже самые маленькие, но все равно прыгал. Даже если я ругалась, ты прыгал. И теперь научился перепрыгивать не только маленькие, но и большие лужи».

Во время истерики лучшее, что вы можете дать ребенку, — это чувство уверенности, что вы его не бросите, что вы разделяете его чувства. Кстати, частый страх, о котором рассказывают дети-дошкольники на консультациях, связан с том, что родители откажутся от них, не заберут из садика, не будут любить.

Для того чтобы управлять эмоциями, их нужно проживать. Нельзя научиться качать пресс в теории, для этого придется выполнять упражнения. С эмоциями так же. Нельзя освоить выдержку, не проживая отрицательные эмоции от неудач. Я не зря заговорила о физических упражнениях: дело в том, что управление эмоциями и управление телом взаимосвязаны. Дети, которые плохо контролируют эмоции, с трудом воспринимают информацию на уроках, часто отвлекаются, не дослушивают задания учителя, не могут спокойно сидеть. У них всегда что-то падает, ломается, открывается. На своих занятиях я не создаю детям специально травмирующих ситуаций, но мы занимаемся нейропсихологическими упражнениями, которые позволяют контролировать тело. И параллельно учу их чувствовать эмоции телом. Можете попробовать. 

Закройте глаза. Вспомните ситуацию, которая вас сильно расстроила. В какой части тела находится эта эмоция? Какого она размера? Какого цвета? Какая у нее температура? А теперь, чтобы не оставить чувство занозой в теле, — глубоко вдохните через нос и выдохните это чувство через широко открытый рот. Повторяйте до тех пор, пока неприятные ощущения в теле не исчезнут. Обычно нужно сделать три — пять вдохов. 

(Не стоит выполнять это упражнение людям, склонным к неврозам.)

Эмоция — это реакция, возникающая у каждого человека, который оценивает ту или иную ситуацию. И здоровый ребенок не в состоянии радоваться за себя, когда проигрывает. Но в наших силах показать, что можно порадоваться за соперника. При этом мы понимаем, что этот опыт — тоже задел на будущее. Поначалу не стоит заставлять ребенка радоваться за противника, пока только рассказывайте о такой возможности, показывайте на своем примере.

Часто родители жалуются, что с ребенком невозможно играть в настольные игры. Примерно в возрасте пяти-шести лет дети начинают играть «на результат», используя все доступные им приемы. Они нарушают правила игр, например доказывают взрослым, что «конь так не ходит», пытаются кинуть кубик, чтобы выпало большее число очков или ходов, обманывают, плачут, если проигрывают. Чаще всего дети ведут себя так с мамами, хотя и на моих консультациях тема «победа любой ценой» возникает довольно часто. В этом случае я сообщаю ребенку, что играть буду только по правилам, всегда горячо поздравляю его с победой и обязательно поддерживаю в проигрыше. Помните: ваше умение выдерживать отрицательные эмоции ребенка, вызванные его неудачей, дадут ему основу поведения в будущем, хотя пока этот навык ему еще недоступен и слезы из-за проигрыша будут нормальной реакцией.

В проживании собственного проигрыша нам помогает эмпатия — способность понимать чувства других людей, готовность оказать им эмоциональную поддержку и, соответственно, радоваться их успеху. Увы, этот навык сейчас старательно изживается в детских садах и школах. Не специально, конечно, просто система воспитания, построенная на сравнении, порождает зависть. Если учитель не просто хвалит Машу за отлично выполненную работу, а еще добавляет при этом: «Петя, и ты бы так мог, если бы постарался», такая ситуация вызывает зависть и снижение самооценки. Эмпатия же помогает поставить себя на место другого человека и сопереживать ему. Обычно она возникает у детей примерно к семи годам и в этом возрасте распространяется на близких людей. Чем больше у человека опыта проживания разных чувств, тем выше способность к эмпатии. Ведь мы лучше всего различаем знакомые нам чувства.

Наши эмоции развивались от простейших врожденных инстинктивных до значительно более сложных, имеющих отчетливую привязку к ситуации в целом, то есть выражающих личное отношение к ней и своему участию. К первичным витальным (связанным с выживанием) эмоциям, унаследованными человеком, относятся страх, ярость, боль и т. п. То есть обида от поражения, являясь сложной эмоцией (обида = злость + грусть), дает нам силы для жизни, которые отбирать опасно. А вот различать и учиться проявлять их полезно.

В нашем психологическом курсе для родителей и детей «Школа успеха» есть блок, в рамках которого мы касаемся азов оптимизма. Неужели мама, которая сидит напротив меня, действительно мечтает о том, чтобы ее сын полюбил проигрывать?

— Ваш сын занимается спортом?

— Да. Самбо! И всегда так расстраивается, когда проигрывает! Злится, плачет.

— То есть ведет себя честно?

— Никогда так об этом не думала…

— Когда ваш сын не хочет делать уроки, вы радуетесь? Или, может быть, вам спокойно, вы равнодушны к этому?

— Нет, конечно, сначала прошу его сесть заниматься по-хорошему, но чаще ругаюсь, кричу…

То есть маме можно «некрасиво проигрывать», а у ребенка мы это право отнимаем. На словах обычно это звучит так: «Ну это же несерьезно, из-за какой-то ерунды так расстраиваться!»

Умение увидеть не только истерику позволит родителю помочь ребенку научиться проигрывать достойно. Важно помнить, что это — навык, а навык нуждается в тренировке, следовательно, надо создавать ситуации, в которых ребенок проигрывает, и симметрично — ситуации успеха, выигрыша. Позвольте ребенку играть, проигрывать и злиться, расстраиваться, обижаться, то есть испытывать всю гамму отрицательных эмоций. Научитесь сами выдерживать негативные и бурные эмоции ребенка. Признайте его право испытывать разные чувства. Научите справляться с негативными эмоциями, тренируйте этот навык, и помните, что результат будет, но будет не сразу.

Феде пять лет. Рассказывает мама: «У сына появилась неуверенность в себе, все время повторяет: „Я неудачник“, „У меня не получится“. Посоветуйте, как создать ситуацию успеха».

Действительно, откуда у дошкольника могут взяться подобные мысли? Они кажутся чужеродными для подвижного, увлеченного миром человечка. Дети все исследуют, пробуют снова и снова, готовы исправлять, повторять без устали. Трудно себе представить малыша, который, шлепнувшись в первый раз на попу, махнет рукой, с грустным видом скажет: «Я неудачник» — и откажется от дальнейших попыток. Так откуда же у детей шести-семи лет появляются первые сомнения и уничижающие представления о себе как о неудачнике, недотепе, плохом и еще не пойми каком?

Ответ прост: это мы, взрослые, их научили. И не только научили, но еще и интерпретируем их слова, не делая скидку на возраст и опыт. Ведь в понимании тридцатилетнего человека неудачник — это человек, который ничего не добился и все делает неумело, неловко, а в устах пятилетнего это может означать «У меня сейчас не получается, и я не знаю, как сделать, чтобы получилось». Для школьника же слова «Я тупица!» могут быть проявлением злости.

Когда ваш ребенок раздосадован свалившейся на него неудачей, он в силу своего возраста не может объяснить, насколько ему плохо и как нужна ему помощь или ласка, и он просто говорит:

  • «Тупая задача!»
  • «Мне в жизни никогда не пригодится английский!»
  • «Физика вообще никому не нужна».
  • «Я — неудачник!»

Эти фразы в переводе с эмоционального на логический звучат так: 

«Мама и папа, у меня не получается, я расстроен так, что мне хочется все бросить, убежать, спрятаться или заплакать, а лучше все сразу вместе. Или выплеснуть наружу эти непереносимые эмоции через крик и швыряние тетрадок. Помогите мне преодолеть эту сложную задачу, успокойте меня, поддержите верой в мои силы, потому что сам я в себя не верю. Покажите свою любовь, сейчас я особенно в ней нуждаюсь».

Если у ребенка долго что-то не получается: нарисовать, вырезать, приклеить, написать букву — разбейте действие на несколько этапов и пройдитесь по каждому из них отдельно, не бросайте дело на полпути. Находите реальные победы и отмечайте их, даже если ребенок сейчас сопротивляется и отвергает собственные заслуги. Выглядит это примерно так:

— Ух ты, как здорово у тебя получилось вырезать кружочки!

— И ничего не здорово, — голос дрожит от возмущения и отчаяния, — я тупой, и кружочки тупые!

Но уже через некоторое время он удивит вас, когда начнет хвалить себя вашими же словами. Отметьте этот момент: вы поселили в душе вашего ребенка уверенность в своих силах, а без нее невозможны никакие достижения.

Из книги Елены Поповой «Укутанное детство. Не прячьте детей от жизни». — М.: Никея, 2020.

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

2 Comment threads
2 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные
Ezhik

Ээээээ…как-то тут много,и о разных возрастных группах,и о разных ситуациях…конечно 4-5 летка сердится,если проиграл в домашней игре. Наверное,тут надо чтобы был опыт и выигрыша,и проигрыша. Насчет спорта-если более-менее серьезный,там есть ранжировка по возрасту,по категориям (разряды,пояса и т.д). В них и соревнуются. Не знаю,в спортшколах в 8-9 лет они уже очень «дрессированные» для принятия поражения. Наверное за счет действительно постоянных тренировок и в это м тоже. Насчет «разбейте на этапы» «поддержите»и т.п.-это конечно правильно. Если говорить о проигрыше более взрослых детей и взрослых-как неудачу в какой-то значимой цели-это сложнее..Надо и не убирать мотивацию-а и ладно,как будет так и ладно. Но и… Читать далее »

E.P.

Как раз тоже со старшей подошли к этой теме. Но как-то у автора все немного однобоко. Мне кажется, важно, чтоб ребенок не просто научился держать лицо на людях, а чтоб он внутри себя умел правильно воспринимать и поражения, и что не менее важно, победы. Чтоб от побед не начиналась звездная болезнь, чтоб было уважение к соперникам, чтоб проигрыш не был трагедией огромного масштаба. Я пытаюсь проводить такую линию — мы идем на соревнования получать удовольствие. Ты трудилась, работала над номером, у тебя красивый костюм, пусть люди порадуются твоему умению и красоте. А ты порадуешься их умениям. А места это уже… Читать далее »

Ezhik

Но при этом если постоянно нет побед там,где есть конкурентное начало в виде соревнований и прочего,неважно,по каким причинам-мотивация к занятию этим делом очень падает.

E.P.

Наверное это логично

Похожие статьи