Меня, как и писателя, и читателя, очень волнует качество современной православной литературы. Эти вопросы мы с коллегами неоднократно обсуждали на Православном Творческом Портале, куда приходят начинающие авторы со своими произведениями.

К большому сожалению, необходимо признать, что у нас имеется острый дефицит качественной художественной литературы для православных. И это при том, что очень большое количество людей желают стать православными писателями. В издательства ежедневно приходят десятки рукописей от начинающих авторов, а хороших книг почему-то не прибавляется.

Ниже приводится статья-размышление священника Алексия Плужникова «Легко ли стать православным писателем?», в которой батюшка с юмором раскрывает основные проблемы современной православной литературы.

****
Итак, мой юный друг (милая выпускница филфака, бывший инженер на пенсии, маститый протоиерей, монахиня-кандидат любых наук – нужное добавить), ты решил стать знаменитым! Точнее, знаменитым православным писателем, книги которого возжаждут напечатать самые лучшие церковные издательства. Похвальное стремление! Кто желает славы Ивана Шмелёва (а также Юлии Вознесенской и прот. Николая Агафонова) – доброго желает!..

Но если ты, преисполненный сим благим намерением, пока ещё не решил, каким именно шедевром ты восхитишь заждавшуюся публику (пардон! – братьев и сестёр по вере) – предлагаю тебе в помощь это скромное, но надёжное (и запатентованное) пособие, на основании которого десятки жалких графоманов во мгновение ока превратились в известнейших и почитаемых (читают их, однако) ПРАВОСЛАВНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ. Поверь – ты будешь среди них, если в точности исполнишь данные рекомендации! Начнём же, в путь!..

Для начала запомни – у тебя есть главное: ты православный! Поэтому половина задачи выполнена. Писателем быть ты легко научишься, а чему научить читателя – ты уже знаешь (после вечерних педагогических курсов при местном монастыре миссионерской направленности).

Начиная сочинять рассказ (повесть, роман, сказку), ты нуждаешься в сюжете. Бери в руки перо («клаву», «мышку»), устанавливай поширше интервалы между строк (кстати, не забудь узнать в редакции: там платят построчно, постранично, за «печатный лист» или «по-православному»: «скажи спасибо и за то, что напечатали»?), и записывай вслед за мной:

В некоем провинциальном городке (Москве, заброшенной деревне, около восстанавливаемого монастыря) жил да был парень (девушка, мужчина средних лет и такого же ума, старая дева-учительница музыки). Был наш главный герой (как должно оказаться по ходу действия – не такой уж главный в благодатном отношении) обычным человеком конца ХХ — начала ХХI века: не монстр, не киллер, не святой, а так себе, с грешками, «как у всех»: ну, пара разводов (жена довела, муж был алкаш), в соседнем подъезде любовница (Верка, бывшая одноклассница, глупая, но стильная крашеная деваха), пытался зашибать деньгу (сделать карьеру в спорте, удачно выйти замуж), любил «оттянуться» (баловался водочкой, девочками, иногда травку пробовал), жил лишь ради себя, – ничего особенного, в общем.

И тут (совершенно неожиданно, но непременно по Промыслу Божьему, прабабушкиным молитвам и нашим рекомендациям) с главным героем повествования случается НЕЧТО: он заболевает (этот поворот сюжета лучше всего действует на впечатлительных читателей). Желательные болезни – рак и туберкулёз. Они хороши внезапностью появления и долгим сроком последующего развития, что даёт повод и время к духовным размышлениям о своей горькой судьбинушке. Также можно героя лишить семьи, работы, посадить ненадолго в тюрьму по облыжному обвинению.

Но, всё-таки, ракообразный туберкулёз у двадцатилетнего юноши, студента-спортсмена (девушки – успешной красивой журналистки модного глянцевого издания) – самый подходящий вариант. Держа в руках листок с диагнозом-приговором, твой персонаж обводит цветущий мир замутнённым взором, в котором отражается вся бренность земных суетных устремлений, и понимает: всё кончено… Смерть неминуема, он никому не нужен, ничего больше его не обрадует, остаётся одно: уйти с гордо поднятой головой и вернуть «билет в рай» судьбе. Но…

Теперь, мой будущий знаменитый член будущего Союза православных писателей, когда ты накалил сюжетную линию до пика шекспировских трагедий, тут по нашему плану в судьбу героя врывается катарсисообразное состояние, совершается метанойя, нисходит одухотворение. На своём пути бедолага встречает «ангела-хранителя»: батюшку, бегущего мимо скамейки, на которой в последний раз расположился раковый суицидник, и успевающего схватить руку с занесённым кинжалом (девушку Машу, с русыми косами и нотами знаменного распева под мышкой, подрабатывающую ночной нянечкой в больнице, а днём изучающую богословие и пение в православном университете имени Ивана Ильина (тут даётся сноска на полстраницы о роли этого философа в становлении современного православного мировоззрения); если больна девушка, то, естественно, мимо пробегал навещавший прихожанку своего храма по благословению настоятеля Дима-семинарист с пробивающейся бородкой и думкой о постриге в далёкой северной пустыни, так как истинную матушку, верную подругу и помощницу на приходе, найти практически невозможно…).

Совершается ВСТРЕЧА. Погибающий грешник изумлённо видит перед собой начинающего праведника, впереди которого расстилается умиротворяющая любовь, а сзади подпирает благодать. Они начинают беседовать о смысле жизни, о спасении души, о грехах «юности твоея».

Кстати, мой дорогой православный писатель, запомни важную информацию, гарантирующую успех твоему шедевру: вся «соль» — в диалогах (особенно – в их длине). Диалоги должны быть таковы: грешник бомбардирует «ангела-хранителя» вечными вопросами «а ля Иван Карамазов», а тот ловко направляет их в русло полноводной святоотеческой реки, попутно на нескольких страницах объясняя основы литургики, догматики, аскетики, иконоведения, кураевологии, снабжая свою миссионерскую речь цитатами из Ветхого и Нового Заветов, с непременным указанием в скобках: Мф.,13-11, Сирах, 2-15. Конечно, для вящего эффекта эти диалоги нужно растянуть по всему произведению, не забывая, что «молочко» азбучных понятий постепенно требуется замещать «твёрдой пищей» в рамках паламитско-афонитской проблематики по мере духовного роста неофита.

Разумеется, эта встреча должна перевернуть весь внутренний мир грешника и указать ему направление к свету в конце тоннеля. Он (герой) вдруг вспоминает, что оказывается, в детстве посещал воскресную школу (видел Владимирскую икону Божией Матери в Третьяковке, фотографию царя Николая Второго, заложенную в книге любимого учителя истории). В памяти всплывают благостные образы: вот, он, трёхлетний, с крёстной тётей Нюрой на первом причастии, белые голуби вьются под куполом храма; вот, лучистые глаза доктора Бориса Петровича, заведующего раковым отделением (как оказалось: тайного схимонаха); вот, маленькая иконка Николая Чудотворца, однажды спасшего его от избиения толпой скинхедов… Слёзы умиления омывают ланиты новообращённого, и он, отринув юдоль страстей, твёрдой поступью взбирается на лествицу добродетельной жизни. Конечно, Божий гнев тут же сменяется на милость, Борис Петрович, применив уникальную, позавчера изобретённую методику, вылечивает своего подопечного. Результат укрепляет соборование, совершённое больничным батюшкой (заказанный тайно влюблённой в героя Машей молебен с акафистом святому, покровителю болящего, и весь проплаканный ею на коленях).

Далее по сюжету, как ты уже догадался, мой сообразительный друг, должны последовать первый поход в храм, первая сознательная исповедь, благословение на женитьбу на той самой Маше (замужество за тем самым Димой), полученное в лице новообретённого духовного руководителя, 26-летнего иеромонаха Дорофея, пятого на многоштатном приходе, но первого по тайным подвигам, бывшего наркомана, а ныне начинающего старца, ещё неприметного для настоятеля и собратьев, но уже согревающего своих чад лучами благодатного окормления. (Не забудь походя пояснить суть терминов «окормление» и «старчество» в одной из бесед начинающего христианина и опытного пономаря Петра Петровича, прошедшего ГУЛАГ и видавшего многих старцев. Обязательно дай ему нежными руками Маши почитать «Отца Арсения» — пусть будет «потрясён».).

Сюжет следует разнообразить ненавязчивым прорабатыванием животрепещущих внутрицерковных проблем, преображённых твоим художественным словом: стоит сказать о вредоносности неообновленчества, о пагубности либерализма, о возрождении Святой Руси и самодержавия, о заблуждениях сектантки медсестры Ирины Сергеевны, всюду сующей «Сторожевую башню», но при этом брезгующей выносить «утку» и поручающей это неблагодарное дело русоволосой и кроткой Машеньке.

Выбор тут богатый, не бойся повториться: в Православии повторение только приветствуется. Мало ли, что Солженицын написал «Раковый корпус», а Чехов с Ремарком просто «измучили» тему туберкулёзников! Они ведь не сделали из своих героев православных, не спасли их души, не вдохновили читателей на покаянную жизнь, а, значит, зря бумагу марали, да ещё и гонорары брать не стеснялись…

Свой шедевр надо завершить лёгкой печальной, но светлой нотой (не советуем заканчивать хеппи-эндом: это не по-нашему, отдаёт американизмом и протестантизмом): на путь спасения наш раскольников встал, но Маша сама заболела раком, и Диме пришлось-таки стать иеромонахом…

Если герой – молодой, но энергичный священник (а ты сам – провинциальный протоиерей: это вообще убойный вариант – готовьтесь к переизданиям!), то его нужно послать в глушь, в такую деревню, которую не только на карте, но и на реальном месте за бугром не заметишь. Там осталось лишь три покосившиеся избушки со старушками, да алкаш Василий, который будет у батюшки истопником и активным участником сюжета (в промежутках между запоями).

Наш отец-подвижник должен восстановить храм, собрать приют из детей местных забулдыг, сделать Васю монахом Вассианом; все свершения должны происходить, невзирая на происки баптистов, председателя колхоза, распродавшего остатки сельхозтехники, воров, уже пятый раз ограбивших ризницу (благо, в этот раз местные братки разыскали негодяев и вернули последнюю икону письма местного богомаза 60-х годов ХХ-го века), холода, непонимания, сломанной «шестёрки», подаренной щедрым местным фермером. При этом следует назвать книгу: «Рассказы старого священника», «Приходские были», «Непридуманные истории» — и сочинять напропалую, вспоминая все пономарские и семинарские анекдоты, сдобряя текст юродивым Гришей, молитвенницей бабой Глашей, прочими прихожанами, выделяющимися на фоне общей серости своими тайными подвигами и мудрыми изречениями в духе «Добротолюбия»…

Сказки сочинять ещё легче. Ты ведь читал «Хроники Нарнии» Льюиса? Нет, не пугайся, так «толсто» писать не нужно, надо лишь уметь правильно конспектировать, держа в памяти вечную студенческую истину: «списывание с одной книги – это плагиат, списывание с двух книг – это компиляция, списывание с трёх книг – докторская диссертация, списывание с четырёх книг – пятая книга». Да и кто ж их, книги-то эти, считает? Их читают…

Главное – православный подход и глубокая мораль, заставляющая юных читателей и их родителей отправиться в следующее паломничество вместе с ёжиком и Ланселотом. Помни: в книге не должно быть колдовства – только волшебство (а лучше – чудотворения)! Злых колдунов следует окропить крещенской водой, вразумить промыслительным явлением святого угодника, победить крестным знамением и усиленной молитвой, развеять по ветру богатырским наскоком отрока Илюши купно с его друзьями из корпуса юных казаков-суворовцев-лейб-гвардейцев. Дружба батюшки Иоанна с местной феей только приветствуется, особенно, если фея — чья-нибудь крёстная. Идеи, которые нужно донести до чад, таковы: зло – плохо, добро – прекрасно, наши сильнее, потому что православные и наши. Аминь, аллилуйя, Гарри Поттеру капут, ждите продолжения.

Подвизаться на почве духовной поэзии проще простого, но, к сожалению, на этом большой популярности не заработаешь, вряд ли братия с сестрами кинутся в магазин за твоим сборником стихотворений (хотя, если ты известный игумен или затворник с гитарой, да ещё знаком с Жанной Бичевской, то шанс имеется). Но регулярно публиковаться в епархиальной газете, соперничая во славе с А. К. Толстым, К. Р. (великим князем Константином Романовым), Пастернаком, тебе, мой стихоплёт, вполне по силам. Заучи лишь (или запиши в блокнотик) основные духовные рифмы: «Бога-дорога, Отец-Творец, Христа-Креста, Мати-благодати-подати, страданья-злодеянья-воздаянья-покаянья, спаси-помоги-прости-заступи-вразуми, херувим-серафим, молиться-поститься, Спас-глас-нас-вас, внемлите-вонмите-смирите-поймите». Если не будет хватать на поэму, то помни, что хорошо рифмуются глаголы: пришёл-нашёл-ушёл-зашёл-в-мир-иной-отошёл и местоимения: тебя-меня, моя-твоя-своя-я, ты-вы-мы-иже-херувимы.

Знаешь, что такое пазлы?.. Вставляешь рифму в нужное место, а остальное пространство заполняешь всем слёзовыжимательным и одухотворённопрославлятельным о Святой Руси, любимом Старце, Царской фамилии, молитвенно-покаянном шествии против пьянства гаишников, твоей последней исповеди, первом причастии внучки — да мало ли ещё тем, слабоорифмованных твоими предшественниками?! Можешь составить годовой цикл на все праздники, многотомное стихотворное переложение житий Димитрия Ростовского, духовный венок на могилу…фу! букет на именины дорогого настоятеля с перечислением всех его заслуг и наград, а также многочисленного семейства, типа: «наш батюшка с матушкой и восемью чадушками сидят в трапезной рядышком…».

Жанров много, умей лишь правильно вливать в них духовность. У нас не то, что в миру: наша литература спасительна, вдохновительна и умилительна, а их Анна Каренина — сами знаете, где свою грешную жизнь окончила! И живём мы под девизом: коль православным стать успел, талант иметь ты не обязан!
Запомнил, друг мой, наши рекомендации? Будешь в зените славы – передавай привет всем православным писателям, и пусть великодушно простят, если что не так…

14 декабря 2008 г.

 

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Год рождения 1970. Воспитываю троих сыновей. Пишу художественные рассказы. Победитель конкурса рассказов форума ЭКСМО 2010 (группа не издающиеся), 3 место в конкурсе новогодних рассказов форума ЭКСМО 2010 г, 1 место в 1 туре, 4 место во 2 туре и приз зрительских симпатий в конкурсе детективного рассказа форума ЭКСМО 2011 г, 1 место в конкурсе рассказов "Кто мой ближний" 2011 г. на Православном Творческом Портале. Номинировалась на национальную премию "Писатель года" 2011 г.

Другие статьи автора
новые старые популярные
Ольга Алексеева

Улыбнуло 🙂

gerry

О.Алексий совершенно прав.

5julia68
5julia68

а я-то думала, почему меня давно воротит от книжных лавок в храмах. не пригрезилось, значит. уж лучше Гарри Поттера 1 раз в год перечитывать, здоровее будешь.

natavicto

Здорово!

Марина

Чудно, легко, правильно от первой до последней буквы! НЕ-О-БЫ-КНО-ВЕН-НО!!!

Спасибо отцу Алексию и Лилечке!

Nika

Идея хороша, а получилось пошло.

Чем инспирирована статья понятно.

Но все же для священника странно походя лягнуть и то, что встречается хорошего в православной литературе.

Детские книжки Лукашевич не блистали литературными изысками, были довольно наивны, однако отлично читались в начале прошлого века православными детьми, описание различных чудес встречается не только в житиях святых…

Экзальтированные дамы встречаются, которым что ни случись, все знак!

В каждом приходе таких можно найти, такие напишут столько, что прижизненно канонизировать можно

Nika

юморок не везде уместен. есть люди, которым хочется и которые ищут чудеса, если часть их старается описать события, реальные, не выдуманные, и подает это как проявление милости Божией, то некрасиво со стороны священника насмехаться над этим проявлением. Все, кроме начальных абзацев высмеивает наивность части книг, написанных не самыми теологически подкованными людьми. Это элементарно непорядочно, насмехаться подобным образом. Смеющийся над тем, кто увидел проявление Божьей воли в каких-то событиях, или Божье произволение, может с тем же успехом и "юморком" начать препарировать жития святых и тропари с кондаками, гимнография, если хорошо понимать ц-слав, тоже в чем-то наивна. Имхо, не та нива. Графомания… Читать далее »

JullsMark
JullsMark

Я ждала такого мнения. Согласна. Я еще когда у вас, Лиля, в жж прочитала-остался неприятный осадок. Многие умеют шутить так что это вызывает добрую реакцию, а здесь чувствуется колкость. Это мнение имеет право быть. Но мне было неприятно. Захотелось "зачитать" чем нибудь более добрым.

Любовь"
Любовь"

Хорошая статья.Похоже на "Послушай меня и сделай наоборот".Я тоже сначала упрекала себя,типа,я плохая христианка,раз мне это "литература" не по душе.

gerry

В другой своей статье, кстати, о.Алексий прямо советует читать хорошую светскую литературу, в том числе и Гарри Поттера. А в этой статье он не насмехается над СОБЫТИЯМИ, ЧУВСТВАМИ, ВЕРОЙ. Он говорит о графоманстве, о вреде профанации и о том, что художественное произведение — не поучительно-духовная агитка, которую можно состряпать по рецепту. Ведь в самих по себе событиях нет ничего забавного, они, напротив, трогательны — если только уже не превращать их в знамя, которым можно махать над головами изумленных читателей. Книги Вознесенской ("Посмертные приключения", "Кассандра", "Ланселот") — прекрасные пособия для катехизации, но некоторые упрощения ведь просто коробят читателя, избалованного Пушкиным и… Читать далее »

5julia68
5julia68

хотя надо признать неоспоримым фактом, что и у него есть своя аудитория. очень многие несчастные женщины согласны и на подобное вразумление мужей и детей. хочется же чуда! ну не понимают они — по-честному — другой литературы, а от подобных книг у них настроение улучшается и появляется надежда. и ничего тут не поделаешь. недоступен им тот же Гарри Поттер, не "прочухивают" фишки. пусть читают,наверное, если им так легче.

JullsMark
JullsMark

Да пусть подражают-не читайте просто, не понравилось -отложите. Кто-то себя ищет, не самым может удачным образом. Нельзя так выражать свои мысли об авторах. Я могу иронизировать так, что мозг загнется. Я имею право это делать? Даже в лучших побуждениях? Даже на пользу всему интеллигентному человечеству, спасая мир от "безумных" графоманов. Нельзя так, надо думать над каждым своим словом. Тут нет "доброго юмора", простите.

gerry

Да, тут дело еще в том, что о.Алексий занимается же литературой по долгу службы! Как куратор имеет право указать подопечному на ошибки, так и он. Есть такое выражение: "ПОшло то, что пошлО". Вот против этого опошления он и выступает. А что каждый имеет право читать что хочет — истинно так… если пока другое не воспринимается. Тут же не о читающих, а о ПИШУЩИХ речь, что они принижают некий образ, делают его расхожим, плоским, тиражируют.

gerry

Вот, нашла про его должность. Это многое объясняет. "-Отец Алексий, Вы являетесь цензором епархиального склада духовной литературы Волгоградской епархии. Правильно ли я понимаю, что в связи с этим Вам приходится знакомиться с большим количеством книг, выпускаемых православными издательствами? — На самом деле, не с таким уж большим, к сожалению. Специфика моего цензорства такова: на склад приезжают машины с православным товаром и книгами. Иногда приезжают от конкретных издательств (Сретенского монастыря, например), но чаще привозят смесь различной литературы, причём складом берётся для реализации, скажу честно, в основном то, что выгодно продавать, а не то, что высокодуховно. Например, труды Святых Отцов хоть и… Читать далее »

JullsMark
JullsMark

Простите, что пишу здесь, но эта статья добавила размышлений в давно созревшей мысли. Такое ощущение, что многие пытаются оправдать себя или притянуть (простите за высокопарность, чтобы не повредить чей либо изысканно-литературный вкус:)) земное к небесному. Где-то в комментах прочитаешь, (не цитирую) "ой, прочитала краситься православным нельзя и не красилась, вот дура то была. А другие то красились!Вон та!Вон та и та!"Да — нельзя и я соглашусь, но кто-то может, кто-то-нет. Что, теперь объявлять вне закона это правило?Нет. Кто-то идет "в перегиб"? А не "по фигу" ли вам лично? В статье "хочу быть мамой в 40" (опять не цитирую-не помню точно… Читать далее »

gerry

Юль, да там о другом речь. Вообще ЧИТАТЕЛЬ, особенно если профессионально с церковной (или любой другой) литературой не связанный, ищет, конечно, вдохновения от произведения, и, если получает искомое, это здорово. Я ведь говорю: "Флавиан", например, или "Посмертные приключения" в колонии сделали очень важную работу, наглядно и занимательно объяснив людям незнакомые понятия. Но о.Алексий ни слова не сказал об "уровне читателя", "малоумных неофитах" или еще о чем. Он говорил о мастерстве и ответственности ПИСАТЕЛЯ. Говорил для ПИШУЩИХ и занимающихся распространением литературы, вероятно. То есть это — профессиональный разговор. Я понимаю Ваше возмущение! терпеть не могу, например, смотреть фильмы об авиации со… Читать далее »

Ольга Алексеева

Думаю, что суть здесь одна (затронутая в теме "православных" мужей): там, где в мирской жизни навешен лейбл "православный" в 99% кроется непрофессионализм. Чтобы написать литературное произведение, которое заставит людей задуматься (банально говорю, но иначе не получается) надо быть православным по своей сути, а писать (лечить, учить, строить дома) ПРОФЕССИОНАЛЬНО. Достоевский, Солженицын, Чехов, Толстой (до впадения в маразм) во всем своем творчестве несли евангелические принципы без вывесок и штампов. Повесть Толстого "Семейное счастие" мне вообще представляется энциклопедией построения православной семьи. Иначе будет как у позднего Толстого, когда он наклеил себе лейбл христианского писателя и начал издавать поучающие произведения: "Все засмеялись а… Читать далее »

Похожие статьи