А ещё мне снится, что мы с ним разговариваем. Сон такой яркий, объёмный, когда слышишь каждый оттенок звука! И запахи… Все запахи во сне настоящие. Я прижимаюсь носом к его волосам, и этот запах вызывает во мне необъяснимые чувства ! Он что-то спрашивает у меня, а я говорю, говорю и понимаю, что радость – это то, что я сейчас из себя представляю! Мне кажется, что ещё совсем чуть-чуть, и я просто умру от счастья! Я слышу его голос и удивляюсь – «Ну надо же, какой у него замечательный голос, оказывается! Самый лучший на свете!» И он так чисто выговаривает все слова, что я верю – это не сон. Это правда.

В момент пробуждения я физически ощущаю, что лечу в пропасть. Куда-то очень глубоко… Я сопротивляюсь до последнего, я пытаюсь зацепиться за его голос, но он растворяется где-то очень близко, у моей щеки…

Я просыпаюсь и чувствую себя обломком чего-то полуживого.

Он плачет. Нет, он кричит, у него истерика. И голос… Не такой, как во сне…

В апреле уже бывает очень тепло. Иногда даже странно: вот вчера ещё было пасмурно, деревья голые… А сегодня солнце, люди в майках…  и листья так быстро появляются, что я всё время боюсь пропустить этот момент  – когда почки превращаются в листики! Вот каждую весну я обещаю себе пристально следить за деревьями, но как-то природе всякий раз удаётся перехитрить меня!

Я испытываю чувство растерянности. Я должна была стать мамой в июле. Природа снова перехитрила меня…

Ко мне приходят какие-то люди. Врачи, родственники, друзья… Все говорят, что всё будет хорошо, и я постоянно твержу это, как молитву. Но не верю.

Я иду к нему и запрещаю себе плакать. Ведь он жив, а это самое главное.

Я переступаю порог реанимации и перестаю воспринимать происходящее. Не заплакать оказалось невозможным. Самоконтроль здесь ни при чём.

Я вижу маленького беспомощного инопланетянина, полтора килограмма веса и сорок сантиметров роста. Или длины? Как правильно? Маленькое существо всё обвито трубками и капельницами, а где-то рядом бухает страшным звуком аппарат искусственного дыхания. Этот звук будет преследовать меня многие годы.

Мы лежим в разных отделениях, мы разделены больничным двориком, наши окна напротив.

Ночью у него была остановка сердца. И все следующие ночи я провела у окна, не сводя глаз с отделения интенсивной терапии родильного дома. Я знала, что как только усну – он умрёт.

Боль. Вот моё имя. Бесконечная, неконтролируемая, с которой невозможно договориться и которая не покидает меня даже во сне. Полное ощущение отсутствия кожи. Я понимала, что вызываю у окружающих чувство неловкости от того, что они не знают, чем мне помочь.  Поэтому я не хотела никого видеть. Мне необходимо было только одно – забиться в самый глухой угол и выть… Я была уверена —  если не выпустить этот вой наружу – он разорвёт меня изнутри. Я жила на автопилоте. Я наконец-то узнала значение этого слова.

Мой дом — больница. Моя семья – врачи и медсёстры. Замечательные люди, всегда буду их помнить. Долгие два месяца они были мне самыми близкими людьми. Когда мы выписывались, некоторые даже плакали.

Оказавшись дома, я была полна уверенности, что все наши беды далеко позади. Но кто не ошибается в этой жизни?

Он всё время плакал. Нет. Он кричал. Если мне удавалось выйти из дома без него, я слышала его крик за несколько километров от дома. Это были не галлюцинации. Я его реально слышала. Я понимала, что начинаю сходить с ума. У меня не было сил бороться с нечеловеческой усталостью. Во мне смешались тысячи чувств и ощущений: жалость к нему и к себе, ненависть к нему и к себе, абсолютное бессилие и геройская решимость во что бы то ни стало победить его болезнь. Больницы, клиники, операции, аэропорты, вокзалы, традиционная и нетрадиционная терапия, снова операции, аэропорты, вокзалы…

Я умоляла врачей сделать что-нибудь, только бы он перестал кричать.

Я перестала разбирать чемодан, в этом не было никакого смысла.

И теперь я наконец-то поняла, что такое крест… Я держала его в руках и знала, сколько он весит. Мой крест.

Мысли покончить со всем этим приходили в мою глупую голову не раз и не два. Сначала мне было стыдно перед родными, страшно было оставлять старшего сына без матери… А когда физические и душевные силы были на исходе и на стыд и страх стало откровенно наплевать – нас спасло только то, что я не смогла поднять руку на ребёнка. Осознание того, что этот выход оказался для меня недоступен, приводило меня в отчаянье…

Это был пик. Критическая точка.

Человек по природе своей имеет одно замечательное свойство — он привыкает ко всему.

Я привыкла и смирилась. У моего сына нет будущего. Его будущее – это я. Он жив, пока жива я. Не станет меня – он погибнет. Я перестала задаваться глупыми вопросами – «Почему я?» и «Господи, за что?». Я перестала плакать при виде здоровых малышей, которые разговаривают и бегают. Я приняла предлагаемые обстоятельства. Я даже пытаюсь быть счастливой в этих самых обстоятельствах.

Мой сын очень многому меня научил. В моей теперешней жизни неважного стало гораздо больше, чем это было прежде. Меня перестали терзать обиды и недопонимания, поступки людей стали прозрачны и понятны. Я стала сильнее. Я перестала бояться. Я больше не завишу от чужого мнения. Спасибо ему за это. Он сделал для меня гораздо больше, чем я смогла сделать для него.

***

Выйдя из отделения детской реанимации, я вдруг увидела, что почки на деревьях уже превратились в листики. Возвращаться в свою палату совсем не хотелось. Я села на скамейку и поняла, что я совсем одна. Настолько, насколько может быть одиноким человек в этом мире. Я подняла голову и почувствовала, что меня готовы выслушать. И я рассказала. Я говорила о том, как мне необходим этот мальчик. «Конечно, я не уверена, что и я ему столь же необходима, но может быть Вы там как следует подумаете? А если Вы вдруг решите оставить мальчика в живых, то поверьте, лучшей мамы Вы ему не найдёте! Ведь я буду любить его любого и никогда, ни за что на свете, что бы ни случилось, я его не брошу! Отдайте мне этого мальчика, и Вы не пожалеете! Я всегда буду помнить о своих обещаниях!»

Наверное, я очень громко думала тогда. Или Господь в этот день был не слишком занят и поэтому внимательно меня выслушал. А, может быть, он решил, что я неправильно жила все эти годы и мне пора произвести переоценку ценностей? Но он отдал мне мальчика. И спас нас обоих…

***

А ещё  мне снится, что мы идём. Иногда он маленький, и я веду его за ручку. Мы идём по парку осенью. Он хочет пнуть листик, но у него не очень получается, он ведь ещё маленький,  и он теряет равновесие, но я держу его обеими руками. А в других снах мы гуляем по пляжу и он уже большой. Во сне он выглядит совсем не так, как в реальности, но я точно знаю, что это он, мой сын. Он смеётся, называет меня мамой и голос у него такой… знакомый.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

новые старые популярные
elleni7

Помощи Божией Вам во всём. Вы молодец. Мужественная женщина. Единственный выход из любой ситуации, которую мы не в силах изменить — принять её такой, какая она есть. Пусть жизнь продолжается. В ней ещё будет радость!

mamilochka

Описана очень знакомая гамма чувств. Тяжело к ним возвращаться. … Да жизнь продолжается, была бы реальная возможность принесла бы Вам цветы.

Malkona

Так мастерски написано — это художественное? Но такого не придумаешь — это реальное?
И то, и другое, вероятно. И очень сильно, по-любому.
Помоги Господь таким мамам.

MaryNightingale

Помоги Господи!

truebirchgirl

Спаси, Господи, автора, всех таких мам и их малышей и немалышей!
Радости Вам!

Gilbert1804
Gilbert1804

Благодарю всех за отзывы! СпасиБо!

Александра

Читала книгу "Святой врач" (автор протодиакон Василий Марущак) про замечательного русского святого Архиепископа Луку Крымского. Он был врачом, профессором хирургии, делал сложнейшие операции. В конце книги описываются многочисленные исцеления в том числе и детей, которые происходили на могиле святого, либо после того, как больные прикладывались к мощам саятого, либо при молитвенном обращении к нему. Думаю, а вдруг в данном случае он тоже поможет…
 

Похожие статьи