Когда я была ещё более молода и прекрасна, чем теперь (в это трудно поверить, однако уверяю вас: была), меня мучил один вопрос. То есть не один, меня мучила куча разных вопросов, как это часто случается с теми, кто слишком молод и прекрасен. Но один вопрос меня мучил больше других.

Вопрос был такой: почему я такая несчастная.

Отчасти ответы были очевидны: я не эльф и живу не в Средиземье, я учусь на дирижёрском отделении, потому что у меня нет голоса, чтобы учиться на вокальном, я влюбляюсь в козлов, а хорошие ребята, которые влюбляются в меня, мне нафиг не нужны, у меня мало денег, у меня много грехов.

Словом, полный бесперспективняк. Потому что эльфом я никогда не стану (даже если сделаю плащ из занавески и меч из плинтуса), в Средиземье никогда не попаду (эльфятник в Нескучном, куда по четвергам заваливается толпа эльфов в занавесках и с мечами из плинтуса, – не в счёт), голос у меня появится годам к сорока, как сказала заведующая вокальной кафедрой, а на хрена мне голос в такой глубокой старости, если мне хоть раз удастся влюбиться не в козла, он стопудово будет женат или влюблён в другую, где берут деньги, я не в курсе и что делать с грехами – тоже.

Кроме того, я очень страдала оттого, что никак не могла изо всех сил полюбить длиннющие церковные службы. Я выстаивала их неукоснительно и надеялась, что рано или поздно мне таки понравится. Никак. А между тем, батюшка говорил: смотрите, вот вы не любите долгие службы, а в Раю всегда служба и никогда не кончается.

В общем, понятно: даже в Раю мне ничего приятного не светило. Конечно, с моими-то тараканами…

Я пыталась перестать читать Толкиена – тем более, что на нашем приходе к нему относились весьма настороженно, а самые примерные прихожане мечтали не о Средиземье, а о монашеской келье. Посему все остальные были уверены, что православные должны мечтать только об этом. А читать — только «Добротолюбие» и «Лествицу». Даже дети этого прихода знали, что Пушкин и Лермонтов были неправы, но Лермонтов был неправ меньше, поскольку мечтал избавиться от диавольского искушения рифмовать слова. Сочинение на эту тему какой-то пятиклассницы висело на гимназической Доске почёта. А я с великим стыдом не обнаруживала в себе ни малейшего желания перестать писать стихи, хотя уже прочла в одной из благочестивых брошюр, как одна девочка исцелилась от сего пагубного недуга после отчитки у одного святого старца.

В итоге, Толкиена я таки читала, но тайком даже от себя. Не спрашивайте, как я умудрялась… К страданиям о недостижимом Средиземье прибавлялись страдания о том, что православная девушка не должна мечтать о Средиземье. Об опере тоже. Уж лучше замуж: это хоть и не монастырь, конечно, но тоже может помочь спасению души, особенно если по послушанию, не по любви, и рожать каждый год в однокомнатной квартире.

Но я пока не была готова к смерти. Хотя я и мечтала умереть молодой, но каким-нибудь менее зверским способом. Например, красиво погибнуть в бою, сражаясь бок о бок с Перворождёнными против поганых орков… тьфу ты, ну вот, я же говорила…

С деньгами было ещё хуже, чем с прочими грехами. В сребролюбии я каялась педантично каждую неделю, однако постоянно думала: где бы раздобыть деньжат, чтобы покататься на лошадках?  Понятное дело, что православная девушка не должна ездить верхом, поскольку дамские сёдла канули в прошлое и ездить приходится в брюках. Но по сравнению с мечтами о Средиземье, с пагубной страстью к стихоплётству, слишком громким голосом (у меня его не было, но все остальные умудрялись вообще не говорить, а шелестеть), нежеланием как монастырской благодати так и благаго ига супружества… В общем, такой пропащей душе лишняя прогулка верхом уже никак не могла повредить. Даже в штанах. Но мне всё равно было печально.

В таких возвышенных страданиях я проводила свои дни. А однажды меня попросили прийти в местное отделение Общества Инвалидов: им  требовался музработник. Зарплату обещали чисто символическую, но на два раза покататься мне бы хватило.

Я настроилась на самое глубокое сострадание, какое только могла себе вообразить (мне даже показалось, что я его отчасти испытываю), старательно припомнила все цитаты из Писания, какими следует утешать болящих в их тяжкой доле, и пошла.

По дороге я подумала, что Сам Бог посылает мне этих людей, чтобы я увидела настоящие мучения и как следует прониклась мыслью, что меня ждёт, если я не пожелаю «исправиться».

… Когда я выходила из маленького флигелька в старом переулке после первой встречи с потенциальным работодателем, я была совершенно выбита и колеи.

Никакого музыкального занятия тогда не получилось, потому что собравшимся была весело и без хорового пения.

Мальчик-колясочник, обретя во мне родственную душу, стал жадно расспрашивать меня, кто из героев «Властелина колец» мне больше нравится и почему. Он писал стихи по мотивам и учился играть на гитаре. Потому что можно ведь целый мюзикл написать, собрать исполнителей, зал найти – да не проблема, всё можно устроить, если очень надо!

Я взволнованно подумала, что ведь и правда: а если мюзикл? То я просто книжку читаю а так – уже почти участвую! Или даже не почти…

Потом собравшиеся рассказали мне, как они недавно ездили в церковь и как им там понравилось. Как священник рассказал про Рай, где все могут наконец делать то, чего не могли при жизни. Исполнить все свои мечты…

— Здесь мы с ограниченными возможностями, — сказала одна дама с иссохшими руками, — а там у всех возможности неограниченные! Хотя я и сейчас рисую, но кисточку приходится держать в зубах. Руками, конечно, будет удобнее. И помощник не нужен, чтобы холст на подрамник натянуть…

Я сразу вспомнила про свои мечты что-то нарисовать, оставленные после первых неудачных попыток. Я ещё тогда с обидой сказала сама себе, что, мол, руки у тебя из задницы, дура, а поэтому и нефиг…

— Зато вместе работать веселее, — сказал безногий мужчина. -–А я тут придумал, как из спичек настоящий замок собрать. Вчера начал… Думаю до выставки успеть…

0_8a66c_aae3c08b_XL

— А у нашего трио аккордеонистов через неделю опять гастроли, — сказала слепая. – Вы , девочки-мальчики, кулачки за нас подержите… кто может, конечно!

— Я ногами подержу, — сказала безрукая художница, и вся компания дружно расхохоталась.

Кроме меня.

Я сидела и… завидовала. Завидовала, как, пожалуй, не завидовала ещё никогда. И пыталась понять: почему я, здоровая, не могу радоваться так, как они. Почему они живут полной жизнью, а я мучаюсь, почему?!

Почему они могут мечтать и воплощать свои мечты, и никто не говорит им, что это плохо или хотя бы недостаточно хорошо, почему им можно ходить в брюках даже в церковь (*примечание: это были 90-е годы) и вообще, ходить туда, когда захочется, а не как на работу…

Им вообще всё можно. И они делают всё, что могут, а некоторые пытаются делать даже то, что НЕ могут. И в конце концов у них получается…

И кто тут из нас «лицо с ограниченными возможностями»?

ПризнАюсь честно: слушая их рассказы, читая их стенгазету, я испытывала страстное желание тоже стать инвалидом. Тогда я была достаточно молода и прекрасна, чтобы иметь право быть глупой и не объяснить себе: мне хочется не на костыли и не в инвалидную коляску, мне хочется перестать быть одинокой.

Зря некоторые думают, будто причина одиночества – эгоизм. Что вы, настоящий эгоист никогда не бывает одиноким… Причина одиночества – страх. Я с детства жила среди тех, кто постоянно чего-то боялся. Боялся что-то потерять или – что почти то же самое – не найти. Весь наш приход держался на страхе, потому что нас таких – большинство. Даже когда бояться нечего, мы боимся как бы «про запас». Мы боимся, что, если мы перестанем бояться, то вот тут-то оно и случится. Что? – да кто ж его знает…

И вот, теперь я увидела людей, которые, похоже, не боялись ничего, потому что они уже потеряли если не всё, то очень много. Либо никогда и не имели. И бояться им больше было нечего. А значит, можно было наконец начать жить и радоваться, хотя со стороны это кажется невозможным.

Делая что-то заведомо невозможное, вы не можете бояться неудачи. Неудачи очень любят, когда их боятся, и обижаются, когда о них даже и не думают. Наверно, поэтому моим новым знакомым удавалось и удаётся то, что не удаётся иной раз здоровым. Когда делающие невозможное собираются вместе, между ними нет зависти, но они зажигаются друг от друга, как свечи и горят любовью.

f335bdb619bb14b0f4de13d9b6577c29

Среди них больше нет одиноких.

Хотя я уже не так молода и прекрасна, как в те годы (впрочем, с этим можно было бы и поспорить), зато почти так же глупа, но кое-какие выводы, сделанные после той встречи, я всё-таки пытаюсь воплотить в жизнь. И в последнее время мне очень помогает ссылка внизу этой страницы: Неинвалид.ру

Там каждый день рассказывают о том, как кто-то совершил невозможное. Раз могут они, значит, смогу и я. Смогу я – сможет кто-то ещё. И мы больше никогда не будем одиноки.

Как научиться делать невозможное?

Очень просто: перестать бояться.

Как перестать бояться?

Просто – перестать.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Писатель, художник по куклам, дирижёр, оперная певица и педагог по всему, что хорошо умеет сама (то есть, кроме писательства). Повести «Дождь», «Эльфрин», «Первая заповедь блаженства» и кое-что по мелочи были изданы или переиздаются в «Никее» и ИД «Димитрий и Евдокия». А ещё я крестиком могу вышивать, и на машинке.

Другие статьи автора
20 Comment threads
57 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные
Анна

Низкий Вам поклон!

Элла Рэйн
Элла Рэйн

Как научиться делать невозможное?
Очень просто: перестать бояться.
Как перестать бояться?
Просто – перестать.
Браво, спасибо Людмила!!! С Праздником!)))

Olha

ахахаха))))))))))) давно так не смеялась, читая первую половину статьи))) во второй половине было уже не так смешно… потому что я тоже живу как инвалид, хотя и не инвалид
P.S. спасибо за то что разукрашиваете мои пятницы

з1з1з1

Это примерно о том, что "блаженны нищие духом". Тем, кто ощущает себя нищим, обещано же блаженство?
Поскольку в том или ином отношении, "инвалиды" — все, то у каждого есть шанс через осознание этого, прийти и к большей свободе. Сила Божия в немощи совершается…

MaryAnn

Перестать — совсем не просто…
Мы все с детства живем среди тех, кто боится. Страна у нас такая. Здесь всё пропитано страхом,с самой колыбели мы в этом варимся.
Для меня перестать бояться — это всё равно, что совершить самоубийство…страшно…

morwenlight

да в принципе, можно бояться и всё равно делать. А переставать бояться — по ходу дела.

Katherina

Большое спасибо за статью!
Как делать невозможное — я бы сказала, просто делать. Перестать бояться не всегда получается.
"В итоге, Толкиена я таки читала, но тайком даже от себя" — чудесно)
Еще раз спасибо за откровенность.

Manypenny

Спасибо! с праздником!

kiriniya

О отважная сестра! В Средиземье хочется, даже несмотря на Нирнаэт Арноэдиад и истории Ниэнор, Финдуилас и Аредэль, да? Меня давно интересует, а Морвен в Вашем нике — это не та ли, которая Эледвен? Про ограниченные возможности… ППКС.

morwenlight

Несмотря!
Морвен — это когда я таки припёрлась на эльфятник в Нескучном (с мечом из плинтуса), меня спросили, что я такое (эльф, орк, гном, тролль, другое) и как меня зовут. Я сказала, что я, разумеется, эльф, а зовут меня… допустим, Морвен — Чёрная Дева (ибо я была, как обычно в те годы, вся в чёрном), но несмотря на цвет, я наисветлейшая из светлых — ваниар. Вот с тех пор этот ник и таскаю в разных вариациях.

5julia68
5julia68

Людмила, а желающих быть орками много бывает? они ведь такие гадкие

morwenlight

Тем не менее, желающие есть))) На Хеннет-Аннун был даже фанклуб предводителя урукхаев из фильма.

5julia68
5julia68

смотрю сейчас нового Хоббита. не представляю, как можно хотеть быть орком или троллем. это для них выход агрессии. что ли? мотив какой?

morwenlight

ой, не знаю. Я приличная эльфийская девушка, с оркофилами не общаюсь))))

5julia68
5julia68

понятно.у всех своя тусовка

kiriniya

Хорошо быть из племени ваниаров. Они поумнее нолдоров оказались, не повелись на дешевый развод.

А у нас в Казани самые крутые тусовки — это гномы под предводительством Баллина, ну и безбашенные нолдоры, король у которых на моей памяти менялся несколько раз. Еххх, где мои 17 лет…Зиланткон…Хишка и прочие игрища)))

morwenlight

А чё где мои 17? Мы ж бессмертные, какая нам разница 😉

morwenlight

Морвен Эледвен была человеком)))
А чё, сестра, давай вместе как-нить рванём в Средиземье! К Леголасу с Фарамиром… А тебе кто больше нравится?

kiriniya

Морвен ушла непобежденной, это да… Одна из самых потрясающих. Ой, ну кто только мне не нравится… Берен, Барахир, Хурин, само собой, Финрод, Белег, Фарамир, Сэм… Халет, Лютиэн… короче, проще всю сагу пересказать. Рванем!!!

kiriniya

А тебе, сестра, кто больше всех мил? Кто самый "наш"? 🙂

morwenlight

Да вот, я ж говорю: Леголас с Фарамиром.

kiriniya

Да, Фарамир — идеальный мужчина. И брутальный, и умный, и… ой, щас спою.

morwenlight

брутальный, умный, и без кандибоббера типа "я крутооой! гони Кольцо!"
В общем, наш кадр. За это и опрокинем.

5julia68
5julia68

а я люблю Бильбо)

morwenlight

И за Бильбо тоже!

kiriniya

И опрокинем, и сладко всплакнем :). Хотя он в надежных руках!

Anne_Kima

Спасибо, вдохновляет! Если не на подвиги, то как минимум на пару часов "не бояться")))

morwenlight

Так за пару часов таких подвигов можно наворопятить…

Anne_Kima

Не, ну наворопятить я не хочу))) Я хочу как минимум насовершать)))))))

Mariana1978
Mariana1978

Благодарю, Людмила! Честно говоря прочтя анонс статьи, уже приготовилась Вас ругать, вот думаю сейчас начнется рассуждение на тему, что гуманнее было бы инвалидов отправлять на казнь.
Но когда прочла саму статью убедилась, что Вы написали правду. Как колясочница могу ее подтвердить. Объективности ради надо сказать, что сплоченность среди инвалидов, как и среди обычных людей встречается отнюдь не на каждом шагу. И инвалидность, как и все прочее — не всегда повод для единства.
Но одна мысль точно верна — если человеку нечего терять, он перестает бояться. При этом совершенно не важно есть у него розовая справка или нет.

morwenlight

Мариана, я, конечно, не говорю, что инвалидность или здоровье сами по себе пропуск к счастью. Просто тогда меня конкретно… не знаю, как по-русски лучше сказать… торкнуло. У меня-то проблемы были большей частью выдуманные. А у людей — реальные. С тех пор стало проще различать. И жить.

Елена 12

для morwenlight Вот, кстати, да: я тоже всё чаще стала подумывать о том, что "мои проблемы большей частью выдуманные". Когда читаю Ваши статьи, ловлю себя на мысли, что при всей нашей непохожести, Вас беспокоит то же, что и меня. На днях наткнулась на Вашу статью о детях и поразилась, что очень похоже воспринимаю детей…Мне казалось, что я чуть ли не одна такая, а стала читать — батюшки! мои мысли… И остроты Ваши тоже порой на мои похожи. Всё равно этот юмор, по моим ощущениям, от внутреннего душевного дискомфорта, как средство защиты, может даже, от самой себя…Вот особенно эти фразочки вызвали… Читать далее »

Елена 12

для Mariana1978
Спасибо Вам за комментарий. Храни Вас Господь!

Похожие статьи