Впервые я увидел синяки на теле своей матери, когда мне было шесть лет. Наверное, они были и раньше, но моя детская психика их не воспринимала.

Еще через пару лет я уже все понимал. Помню, мама много плакала, я утешал ее, прижимаясь, мне хотелось схватить ее за руку и бежать, бежать, бежать. Но она никуда не бежала. Было очень страшно, я не понимал, как мне с этим страхом справиться. Я ненавидел своего отца. Пытался даже заступаться, но что мог сделать маленький мальчик? Так и жили: я защищал ее, а она защищала меня.

В подростковом возрасте я начал ненавидеть и ее. Почему не ушла? Почему терпит? Почему позволяет мне быть свидетелем этого кошмара? Разве это не ее обязанность как матери — позаботиться о своем ребенке? Тряпка! Все правильно делает отец… Хотя страшно и жалко все равно было. Очень. Я снова утешал и был рядом. Через силу, но был.

Меня отец не бил. Разве регулярные шлепки и подзатыльники считаются? Ну, бывало, унижал — но кто не унижает своих детей? А так-то он неплохой человек. И работа хорошая. На рыбалку меня с собой брал, всякие истории рассказывал. Помню, что в детстве читал мне книжки перед сном. Один раз точно читал.

Лет в семнадцать я поумнел, как мне тогда казалось. Увлекся популярной психологией. Она меня научила, что от каждого родителя нужно брать лучшее. Я и брал: отцовскую силу и материнское тепло. Моя ненависть к каждому из них прошла. По крайней мере, я так думаю. Я научился оправдывать отца, начал понимать маму — почему она не уходила. У меня остались хорошие отношения с обоими родителями.

В тот период я принял очень важное для себя решение. Пожалуй, первое полностью осознанное и взрослое решение. Я никогда в своей жизни не подниму руку на более слабого: ни на женщину, ни на ребенка, ни на котенка. На протяжении всего детства и подросткового возраста я не мог повлиять на ситуацию в семье, поэтому для меня это было важным озарением: теперь могу! Могу взять ответственность за свою уже взрослую жизнь! Могу что-то решать в этой жизни. И это решение — про добро, а не зло. Я очень гордился тем, что самостоятельно воспитал себя хорошим человеком, несмотря ни на что.

А несколько дней назад я толкнул свою девушку. Я всего лишь толкнул, но хотелось мне гораздо большего. Она меня разозлила, впрочем, как и я ее. Да и не важно чем, ерунда какая-то, обычный конфликт. Это полное фиаско, понимаешь? Мне снова страшно, как когда-то в детстве. И я опять не знаю, что со всем этим делать. Ведь я видел, каково это, когда один бьет другого! Я целенаправленно растил себя не таким! Ведь я принял то самое важное для меня решение. Почему не получается иначе? Почему не работает? Я много думал эти дни… Мне кажется, я просто не умею по-другому. Я знаю, как не надо. А как надо — меня никто не научил.

Эту историю рассказал мне молодой мужчина. Он пришел даже не за советом, а просто поделиться своими мыслями и чувствами. Но меня его рассказ не отпускает уже несколько лет.

Я-то считала, что дети-свидетели насилия в семье вырастают такими же именно потому, что для них это норма. Они не задумываются глубоко о том, как можно и нельзя, просто живут по привычке, усвоенной раньше. Если другим было можно, то можно и мне, ничего особенного здесь не происходит. Насилие для них — обычная повседневность.

Но вот он, тот самый мужчина, который живет осознанно. Который понимает про плохое и хорошее. Стремится стать выше и лучше себя вчерашнего. Он не ищет оправданий, а пытается решить проблему. Но даже для него становится непосильным трудом преодолеть тот паттерн поведения, который вкладывался в него с самого рождения. Он вживлен в него, как подкожный чип. И тогда я впервые задумалась, что насилие в семье проникает в наших детей гораздо глубже, чем мы думаем. Одно только осознание и желание не решает возникших проблем.

«Я знаю, как не надо. А как надо — меня никто не научил», — в этом мне видится основной корень проблемы этой судьбы. Его мать так и не убежала от абьюза за всю жизнь. В силу разных обстоятельств в детстве этот молодой мужчина мало бывал в других семьях, здоровых и счастливых. Весь его внутренний рост строился на книжках, статьях и случайном общении. Не было реального, энергетически заряженного действа, которое бы запечатлелось в подкорке так же, как запечатлелось насилие.

Иногда даже убежать от насилия бывает мало, мало защитить от него детей. Все равно нужен живой пример здоровых отношений. Если не от отца к сыну, то от деда к внуку, от тренера к ученику. Даже от случайного человека на улице, от поступка, который запомнится на всю жизнь. Необходимо собирать эти моменты жизни взрослых сильных людей, как драгоценности, и бережно хранить в семейной копилке.

Хочу вспомнить еще один пример. Женщина, назовем ее Надя, попала в непростую ситуацию с токсичными отношениями. После развода она не просто ушла в никуда, а переехала в другой город, где жил родной брат. Пришла к этому решению интуитивно, чувствуя, что одна не справится: детям нужна опора не только на травмированную мать, но и на других близких людей. Они часто ходили в гости к дяде Коле, где уважение друг к другу было настоящей ценностью, а забота о близких — само собой разумеющимся явлением.

— Мама, а дяде Коле по-настоящему интересно мнение Саши? Разве так бывает? — спросили Надю однажды дети про своего двоюродного брата.

В ответ Надя заплакала — и от грусти, и от радости. Это была та самая сила здоровой любви, которая начала переворачивать сознание членов ее семьи в сторону безопасности и счастья.

Наше общество не всегда готово научить детей подобному, но каждый из нас в отдельности способен искать добрые и здоровые отношения. И не просто обращать внимание детей на них, а быть как можно ближе к таким людям, впитывать ощущение безопасности, принятия и уважения. Чем богаче будет мир наших детей правильными и хорошими примерами, тем проще им будет справиться с проявлениями насилия в своей жизни.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Психолог по образованию. Мать четверых замечательных детей, обучающихся дома. Автор статей, фрилансер.

Другие статьи автора
2 Comment threads
5 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Это, по сути, тот же механизм, что и с воспитанием детей. Если на ребенка орали родители, или говорили обидные замечания, он вырос с убеждением, что так нельзя и он так делать никогда не будет — но ловит себя на том же самом в отношениях со своими детьми. То есть родительские модели взаимоотношений становятся автоматическими. И если не хочешь их повторять, надо очень много осознанности и самоконтроля

Ольга Алексеева

Да, иногда так не хватает примера.

solohinama

А почему, когда мужчина бьёт женщину, всегда обвиняют мужчину? Бывает, что женщина первая начинает. Бывали случаи, когда женщина убивала мужчину ножом, или сковородкой. Есть тип женщин, которые вынуждают мужчину их ударить, а потом используют его чувство вины в своих целях. А ещё есть женщины, которым нравится быть несчастными, у них в голове установка «несчастный значит хороший» и они неосознанно потакают насилию.

Потому, уважаемый Тролль, что необходимая мера обороны не должна быть превышена. Вынуждает тебя женщина ее ударить? Так вынуждай ее ударить тебя! Потакает женщина насилию, стремясь быть несчастной? Попробуй сделать то же самое — потакай на здоровье! Бить-то зачем? Если ты навредил больше, чем навредили тебе — это не есть хорошо. Упомянутых женщин-убийц ведь судят, не так ли?

solohinama

Я не тролль, просто смотрю на проблему с другой стороны. просто по опыту знаю, что хоть мужчины и сильнее физически, но они менее устойчивы к стрессам, потому их проще вывести из себя. Короче, в словесном поединке женщина всегда победит. А если нет, то первая начнёт драться, и что тогда делать? Прав был автор домостроя сказавший что жену надо бить вожами, ими не убьешь и не поколечишь.

А вы уверены, что читали внимательно Добротолюбие? Например, вот такую цитату можно привести оттуда же:
«Будь и праведен, и справедлив, и живи в смирении, (…) в бедах будь терпелив, со всяким будь обходителен, щедр и милостив, (…) будь кроток, тих, молчалив, (…) будь неспесив; (…) не осуждай никого, защитник обездоленных, нелицемерен, — чадо евангелия, сына воскресения, наследник вечной жизни во Христе Иисусе, Господе нашем, ему же слава во веки».

Mary Nightingale

Главное — честно ответьте себе на вопрос, не обеляете ли вы сейчас какого-то конкретного мужчину и не оправдываете ли абьюз в свой адрес. Жертвам насилия, увы, это свойственно.

Похожие статьи