Каким образом мужчина, который красиво ухаживал, превращается в тирана и деспота? Могут ли измениться агрессоры? Как быть, если муж постоянно унижает при детях? Психолог Татьяна Орлова рассказала о том, что делать, если отношения отравлены насилием.

Татьяна Орлова — психолог (системная семейная терапия, гештальт-терапия, стратегическая терапия, эмоционально-фокусированная терапия), стаж работы — 20 лет. В последние годы углубленно занимается темой домашнего насилия, поскольку сама пережила и преодолела его в своей жизни, а также в течение нескольких лет руководила психологической службой ГБУ «Кризисный центр помощи женщинам и детям». Сейчас работает в центре Екатерины Бурмистровой «Становление», сотрудничает с центром «Насилию.нет», автор и ведущая марафона «Рада свободе».

Татьяна Орлова

Существует обывательское мнение: есть садисты и мазохисты. Они завязывают отношения друг с другом, а нам, «нормальным людям», ничего не грозит. Оно оправданно?

Я не считаю, что есть такие врожденные типы характера — «садисты» и «мазохисты». В практике я вижу, что есть люди, которые получили травматичный опыт, чаще всего в детстве, когда родители применяли насилие к ним или друг к другу. Вероятность оказаться в абьюзивных отношениях у этих людей выше. Но вообще-то произойти это может с любым, равно как и психологическую травму можно получить во взрослом возрасте.

Почему предыдущие травмы влияют? В своем прошлом люди научились определенным образом справляться с обращенной к ним агрессией и с ситуациями беспомощности. Те, кто становятся агрессорами, когда-то начали обращать свой гнев на тех, кто слабее, а те, кто оказываются жертвами — наоборот, не защищаются, берут вину на себя и замирают, когда на них нападают. Потом этот сценарий повторяется в новых отношениях.

Правда ли, что агрессоры всегда красиво ухаживают?

Нет, первый маркер абьюза — не красивые ухаживания, а проламывание психологических границ. Будущий агрессор навязчиво ухаживает. Так, что ты чувствуешь очень много внимания.

Он звонит по многу раз в день.

Он объясняет, как сильно вас любит и требует ответной реакции.

Он поджидает около подъезда с букетом, даже если вы просили этого не делать.

Человек, у которого были холодные, отвергающие родители, у которого очень сильна потребность в любви и заботе, воспримет это с восторгом: «Наконец-то настоящая любовь! Меня оценили по достоинству!». Агрессоры в начале отношений стараются вызвать у жертвы ощущение, что она совершенно уникальна, ни на кого не похожа, лучше всех. На самом деле, агрессор манипулирует вашей самооценкой: сперва он возносит вас до небес, затем неожиданно рушит пьедестал, на котором вы стоите. Когда вам говорят, что вы лучше всех — это приятно, но должно насторожить. Особенно если ваш партнер обо всех остальных говорит как о «ничтожных по сравнению с вами». Когда он добьется вашего расположения, вы тоже попадете в эту категорию. Внезапно вы окажетесь «такой же стервой», «обычной», «тварью». От этого вы испытаете шок и захотите вернуть его расположение.

Еще один тревожный звоночек: отсутствие диалога, возможности рассматривать и принимать разные точки зрения. Агрессор будет или во всем соглашаться или предлагать неоспоримые истины — «ни одного вегетарианца в нашей семье!», «у нас дома никогда не будет телевизора», «моя женщина не будет работать».

Но женщина ведь может и осадить? Сказать: «С какой стати?!»

Осадить можно на какое-то время, но если отношения развиваются, то даже твердая позиция ни к чему не приводит. Все равно начинаются конфликты, и хочется их избежать, согласиться, подстроиться, возникает психологическая зависимость: ты выражаешь не свое мнение, а мнение, которое позволит избежать ссоры. А в какой-то момент (обычно это беременность) женщина становится зависимой уже и материально. И тогда агрессор использует это положение.

Агрессор просто не может допустить мысли, что рядом с ним — равный партнер. Другой человек всегда считается недостаточно самостоятельным, недостаточно умным. Он не имеет права на собственные решения, на то, чтобы определять свой образ жизни, на то, чтобы определять свои ценности, принципы. Поэтому агрессор начинает делать это за него.

Проявляться это может по-разному. Кто-то настаивает, чтобы вы вели здоровый образ жизни (ради вашего же блага!), питались определенными продуктами, соблюдали определенный режим дня. Кто-то пытается воздействовать на ваш способ мыслить. Вам надо развиваться духовно, ваши друзья слишком глупые, а увлечения неинтересные или не так важны, как его. Вы или слишком мало учитесь, или учитесь не тому.

Постепенно такие отношения начинают ограничивать вашу свободу, ставить под сомнение вашу самостоятельность и снижать самооценку. Партнер видит ошибки в ваших действиях и уверен, что вы не способны принимать правильные решения. Он критикует ваш выбор, даже удачный. Например: «Ты предложила ехать в дом отдыха! Вот к чему приводят твои решения — стоим в пробке уже час! А я говорил!». И после этого все выходные будут испорчены.

Ваше мнение не будет считаться авторитетным. У вас постоянно будут требовать доказательства: «А что говорят ученые? А ты уверена, что это правильно?».

Следующий «пункт программы» — это ограничение контактов. Агрессор объяснит вам, что ваши близкие люди по какой-либо причине нежелательны. Часто это ультиматум: или я, или твоя мама (в перспективе — весь мир). Никаких друзей в нашем доме! Агрессор будет читать вашу личную переписку и обижаться. В дальнейшем ситуация может обернуться полным контролем передвижений и контактов.

Кстати, я говорю «он», но агрессором может выступать и женщина.

Человек осознанно создает эти ограничения? У него есть коварный план?

У него очень много тревоги и беспомощности, замаскированной контролем и самовозвеличиванием.

В глубине души он испытывает страх, что его могут бросить, он недостаточно хорош. Возможно, его действительно бросали в детстве или он переживал унижение. Например, мама отдала на воспитание жесткой бабушке и не интересовалась его судьбой.

Теперь агрессору кажется, что весь мир против него. Друзья настраивают вас против него, мир жесток и беспощаден. Он выстраивает ситуацию так, чтобы не пережить вновь те болезненные детские чувства. И в результате его защитная стратегия становится вашей тюрьмой.

При этом он может обвинить вас в том, что чувствует сам: «Я же говорил тебе, не зли меня! Ты специально делаешь так, чтобы я на тебя орал».

В вашей практике были случаи, когда агрессор «исправился»?

Да, конечно. Для этого нужна психотерапия. Но в парной терапии можно работать лишь с теми парами, где оба готовы признать свой вклад в отношения. Если меняться хочет только жертва — все усилия бесполезны. Тогда у нее только один реальный рычаг для изменений — сказать: «Все, хватит, у меня больше нет сил это терпеть. Давай или расходиться, или…». Иногда после этого у агрессора тоже появляется понимание, что надо что-то менять, начинается семейная и индивидуальная психотерапия. И за год-полтора могут произойти серьезные перемены.

Некоторые агрессоры сами приходят в терапию, так как видят параллели между тем, что происходит в их жизни, и тем, что было в родительской семье. Ужасаются и хотят по-другому.

Не все женщины осознают, что находятся в ситуации насилия. Например, жена не хочет секса, а муж говорит про «супружеский долг» и заставляет. Пусть не физически, но уговорами, словами «значит ты меня не любишь». Это насилие?

Насилие — это любой секс, которого человек не хочет, а партнер настаивает. Такой секс разрушает доверие в паре, из отношений исчезает желание близости. Каждый следующий сексуальный контакт вновь становится насилием.

Да, в браке бывают изнасилования, но это очень сложно доказать и сложно защититься от этого. Поскольку в России в принципе нет наказания за насилие в близких отношениях, ты можешь бить и насиловать свою жену, и тебе, в общем, ничего не будет.

Агрессоры редко отпускают жертву спокойно, если она решила уйти. Грозятся убить ее или себя. Стоит ли вести в таких ситуациях диалог?

На практике это бесполезно. Надо обращаться за помощью. Хочет убить себя — вызывайте психиатрическую бригаду, угрожает вам — звоните в полицию. Есть проекты и организации (например, центр «Насилию.нет»), телефоны доверия и группы поддержки, которые помогают в этих ситуациях.

Почему именно к физическому насилию чаще склонны мужчины?

Вполне вероятно, что это связано не с гендерной принадлежностью, а с большей физической силой.

Кроме того, мальчики часто в своем поведении следуют за отцом. Если отец унижал или бил мать, это не пройдет бесследно для ребенка. Ребенок вначале будет защищать мать, а потом, как ни печально, присоединится к сильному — это механизм выживания. Если он достаточно силен физически, то он может отыгрывать свой гнев на родителей на одноклассниках.

Девочки же чаще присоединяются к жертве, в ситуации агрессии они замирают. Такой ребенок может стать жертвой буллинга в школе. Он закрывается в ответ на агрессию одноклассников, ему некому пожаловаться на происходящее, так как родителям не до него. Поэтому он терпит и пытается не обращать внимания.

Так возникает устойчивая стратегия агрессора или жертвы.

Как помочь человеку выбраться из ситуации домашнего насилия?

Важно помочь увидеть ситуацию со стороны и развеять иллюзии. Основное, что удерживает человека, — это вера в то, что все наладится и исправится. А также ощущение, что именно он виноват в происходящем (а следовательно, ложная вера в то, что если он изменится, станет лучше, то и отношения улучшатся). Можно дать почитать статьи о домашнем насилии, где описываются его механизмы. Также человеку нужен кто-то, кто без осуждения и без требования сделать что-то немедленно, например, «уйти от этого монстра!» (потому что для такого решительного шага может потребоваться не один год), будет относиться к нему с уважением, с кем можно эту ситуацию обсуждать и кто придерживается мнения, что так с ним обращаться нельзя. Основная трудность этого процесса в том, что страдающий от насилия человек то очень хочет бежать, то очень хочет остаться. К этому надо относиться спокойно и не требовать немедленных решений, но при этом не соглашаться с насилием и таким отношением.

Агрессору неплохо увидеть эту ситуацию со стороны, но взывать к его совести бесполезно. Агрессия для этого человека — метод самоутверждения и компенсации.

Если насилие началось, просвета ждать не стоит, или может стать лучше?

В основном динамика отрицательная. В лучшем случае все замирает на какой-то стадии, например, на стадии унижений, и держится так годами. Если человек угрожает физической расправой — надо уходить. Прекращать эти отношения. Сидеть и ждать, что все наладится — неправильный совет, который может стоить жизни. И стоил уже многим.

Беседовала Анна Уткина

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Журналист, окончила филологический факультет МПГУ, публикуюсь на Pravmir.ru и Matrony.ru, пишу стихи и картины. Замужем, мама двоих детей.

Другие статьи автора
2 Comment threads
7 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные
NikaNika

Спасибо за статью. Я некоторое время назад узнала, что у меня такой брак. Многолетний, двое детей. Самое сложное — понять что происходит. Особенно когда самые близкие ничего не хотят замечать и даже не верят, что такое может быть, а ты живешь годами с чувством вины. Замирание — год психотерапии понадобился, чтобы от него избавиться. Такие статьи очень нужны постоянно.

Evge

NikaNika, здравствуйте. Хотелось спросить, а почему Вы говорите «некоторое время назад узнала, что у меня такой брак»? Мне всегда казалось, что такие вещи не бывают незаметными.

Korolek

Вы просто не были в этой ситуации, не знаете ее изнутри. Абьюзер изначально «привязывает» к себе жертву. Мы влюбляемся в добрых, чутких, ласковых партнеров. Уделяющих нам много внимания. Причем эту маску человек может носить долго, пока не убедится, что жертва зависима. А потом начинает свои эксперименты. И то не сразу, а постепенно. Приучая жертву к своим выходкам, и вызывая навязчивое чувство вины. Я вырвалась из этого ада 15 лет назад. У меня прекрасная крепкая семья, любящий муж и дети. Но до сих пор мне требуется помощь, когда «накатывает». И я благодарна мужу, что он поддерживает меня и просто любит.

Для меня тоже стало откровением, что жертве в абьюзивных отношениях совсем не очевидно, что вообще происходит. Но у меня был — очень мимолетный и очень смазанный — опыт подобного, я танцевала в паре с человеком-абьюзером, и увидела и осознала, что он начинает практиковаться на мне, когда увидела видеозапись какого-то совместного выступления. И была в легком шоке, потому что я вот вообще ни разу не жертва ни по каким параметрам, скорее уж сама ближе к абьюзерам %) с тех пор я понимаю, что от насилия не застрахован никто, и его реально очень долго можно не осознавать

Ольга Алексеева

Ольга, не очевидно. Если родители были холодными и строгими до жестокости, то человек принимает с детства подобное отношение к себе за норму. Это не понять Вам (и слава Богу!). Это вообще не понять тому, кто не был в такой обойме.

Так я как раз и написала — совсем не очевидно. И даже для меня, выросшей с совсем не строгими и холодными родителями, и то оказалось не очевидно. А хорошие девочки из строгих семей на моих глазах в такое вляпались по самое не горюй, и дошло до них, мягко скажем, очень не сразу. И даже я понимаю, на самом деле, почему. С трудом, но понимаю

NikaNika

Evge, добрый день. Мы все хотим что-то сделать для своих любимых, для отношений, уступить, подстроиться, извиняемся, если неправы. Это норма. Зависимые отношения развиваются постепенно, ты сначала делала все вышеуказанные вещи как все нормальные люди, но по чуть-чуть ты сдвигалась в сторону от нормы, за твои косяки на тебя обижаются все сильнее и чаще, и когда граница перейдена, ты уже только и извиняешься, и уступаешь, и когда на тебя орут матом, тебе не кажется это несправедливым, потому что ты обучилась, что ты всегда неправа, довела человека, а он просто эмоционально не сдержался, вырвалось у него, если бы не твои вечные косяки… Читать далее »

Когда вам говорят, что вы лучше всех — это приятно, но должно насторожить. Особенно если ваш партнер обо всех остальных говорит как о «ничтожных по сравнению с вами».—- Сегодня день космонавтики, расскажу космическую историю. Моя мама работала в какой-то лаборатории, её домогался коллега, сын какого-то генерала. Он рассказывал много историй, которые не попадали в газеты, о том как Комарова доставали, о том как Терешкову. Про Терешкову рассказывал излишне натуралистично и с презрением, и маме моей постоянно подчеркивал — а ты вот не такая, ты бы справилась. В общем, когда этот сын генерала сделал ей предложение, она ему отказала. Не скажу… Читать далее »

Когда говорят, что вы лучше всех, это даже без уничижения других настораживает. Как по мне

Похожие статьи