Она удивительно красивая: высокая, стройная, большеглазая, черные вьющиеся волосы покрыты шелковым палантином. Четко очерченные губы выговаривают слова отчетливо  и аккуратно. «Как я, сорокалетняя тетка, могу рассказать священнику, что не справляюсь с гневом?! Что я ору на сына?! — яростно произносит она. — У меня не получается!».

«Никак, — хочу ответить я. — Потому что ты говоришь на исповеди не со священником, потому что цель исповеди — не посвящение чужого человека в секреты или раскапывание грязного белья своей семьи». Но молчу, ведь моя собеседница все это знает и сама, а ее сомнения лежат не в плоскости знаний, умений и навыков, а совсем в другой сфере.

Мне, конечно, знакомо ее смущение: приходской священник — молодой мужчина, семья у него внешне очень счастливая, трое детей исключительно послушны и радуют не только родителей, но и всех, кто их видит. Невольно закрадываются мысли: как такому человеку удастся понять чувства матери-одиночки, которая пашет на двух работах и пытается при этом одной рукой воспитывать подростка, другой — обихаживать живущую с ними старенькую маму, а третьей… делать все остальное. А если батюшка не поймет, то осудит, мы же с детства приучены к двум вещам: во-первых, не выносить сор из избы, а во-вторых, что осуждение (или, как минимум, обсуждение) обязательно последует за этим «сором» — и неважно, права ты или виновата.

Думаю, что, скорее всего, неловкость перед исповедью знакома многим. Она связана с чувством стыда, возникающего из-за собственного несовершенства, а также с выученным страхом перед авторитетными лицами, одним из которых, несомненно, является и священник. Есть и еще один важный момент, принятый в нашей культуре: запрет на сильные отрицательные чувства.

Сколько раз мы — с самого раннего детства — слышали: «Не плачь, стыдно. Не кричи, соседи услышат. Веди себя прилично хотя бы в школе» (в поликлинике, театре, подставить нужное). Что будет, если повести себя «неприлично»? Правильно, общественное порицание и запись в дневнике красной ручкой.

Однако вряд ли нам кто-то когда-либо пытался объяснить, почему гневаться, плакать, кричать и рычать нельзя. Стремясь быть удобными, мы подавляли эти чувства и их проявления, но рано или поздно «крышечку срывало», вот тогда-то чаще всего и происходило нечто греховное: гнев выплескивался в рукоприкладство, невыплаканная ревность — в измену. Примеров можно привести сотни. Так не разумнее ли сразу «выкричать» свой гнев? Сказать своему подростку: «Я сейчас так злюсь, что если не закричу, меня просто порвет на много маленьких мам» — и заорать. Это ведь лучше, чем кидаться в ребенка тапками, а потом мучиться смущением перед священником — да и перед самой собой. А уж перед ребенком-то как стыдно!

А батюшка… что ж, он, конечно, авторитетное лицо, и мнение его весомо, но в большинстве случаев ему так же, как и нам, знакомы сильные отрицательные чувства: и гнев, и ярость, и обиды. Да и осуждение — которое действительно является пороком, с которым надо бороться, в первую очередь, в своей душе. И человек — добрый, трезвомыслящий и разумный — вряд ли станет осуждать другого за отрицательные эмоции.

Что же касается моей приятельницы, то она просто пошла к другому священнику — более зрелому и, на ее взгляд, не столь «идеальному» (хотя что мы можем знать о чьей-то идеальности). Ему она смогла рассказать о своих духовных поражениях и ошибках и в его присутствии покаяться перед Богом, «чтобы больше не грешить». И это тоже неплохой выход из ситуации: наверное, проще пойти к человеку, который тебе внутренне (или внешне) кажется более близким.

И да, я знаю, что «более не грешить» — это тот идеал, к которому можно стремиться всю жизнь. Особенно если речь о гневе и криках на детей. Возможно, тут в помощь могут быть разные психологические техники управления гневом. Возможно, надо разобраться в себе — а где истинная причина моих гневных вспышек. Только ли праведное возмущение от того, что выросшее дитя снова натоптало грязной обувью по всей квартире? А может, за этим стоит нечто большее? Мое отношение к отцу этого ребенка? Мои воспоминания о том, как реагировала мама, когда в обуви я пробегала в комнату, забыв там сменку?

Все эти рефлексии, безусловно, полезны. И так часто хочется ограничиться именно ими — а не повторять одно и то же на исповеди «идеальному» батюшке. Но я знаю одно: то чувство, когда я выхожу из церкви (нередко — умывшись слезами), похоже на строчку из известного псалма: «Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся». Это каждый раз шанс — попробовать снова. Который я даю, в первую очередь, сама себе.

А это дорогого стоит.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Журналист, редактор, собачий волонтер. Люблю проводить время с пользой и осмысленно, поэтому сложно сказать, чего не люблю. Воспитываю себя, двоих детей и таксу.

Другие статьи автора
2 Comment threads
14 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Вроде все правильно, и копить гнев в себе не надо, не полезно и вообще, но позволять себе чуть что орать и всячески выплескивать гнев — еще хуже. Это превращается в дурную привычку, и вот уже человек при каждом случае, когда его чуть задели или не согласились с ним, кричит и швыряется предметами. А что, хорошо, чего в себе копить? но и на других выливать — не дело. Пойди в лес, поори там, попинай дерево. трухлявый пень даже лучше, а то ногу отобьешь. Побей грушу. Поори в чистом поле. Детей правильно учат не орать и на голове не ходить в общественных… Читать далее »

О да…исповедуемся Господу… А священник все слышит. А потом эта информация будет использоваться против тебя. Взять и сказать жениху дочери «ты эту девушку не бери, у нее мама вот такая»… И еще есть кое-какие выводы, что ему это было выгодно… Как страшно жить…как надо быть осторожным…

NinaK

За нарушение тайны исповеди священник лишается сана. Если то, что вы рассказываете, реальный случай, то долг прихожан сообщить о таком священнике епископу.

Этот священник развелся с женой и открыто сожительствует с другой женщиной. И двоих сыновей у матери забрал. Он еще будучи женат, отправлял любовнице фото в Телеграм, сделанные в алтаре. И остается в сане. Знает не только епископ, знает митрополит.

NinaK

Тогда вопрос к прихожанам: зачем ходить к такому священнику? Поменять храм или, если он единственный, раз в месяц/в год ездить в другой город, но не искушаться таким священником разве нельзя?

NinaK

Но вообще в этом конкретном случае девушке повезло. Если жених прислушивается к ТАКОМУ священнику, и его не смущает, что этот священник не только живет в прелюбодеянии и блуде, но при этом нарушает тайну исповеди и порочит собственных прихожан, то тогда, жених — очень незрелый, если даже не психически нездоровый молодой человек, и он вряд ли сможет быть надежным мужем. Вся ситуация кажется фантасмагорией: прихожане знают, что священник — совершенно безнравственный человек, но при этом не только не уходят от него, но продолжают исповедоваться и даже советоваться по личным вопросам, которые вообще никак не касаются священника! Слишком похоже на тоталитарную секту,… Читать далее »

Вот да, полностью согласна с Ниной — в таком случае это огромное счастье, что жених отвалился. Он такой же, как его духовный наставник

Хотела спросить, каким же авторитетом в таком случае может пользоваться такой священник, и вспомнила, что в нашем случае, хоть и не так все ужасно, но тоже не вполне однозначно…

А как реагировать на то, что священник после исповеди кричит на весь храм в спину только что отошедшей от него исповедницы: это все твоя гордыня!! — ?? или, еще круче, вслед другой, обращаясь к остальным: вот единственная нормальная исповедь! а откуда остальные знают, какая она, эта единственная нормальная, чтобы на нее ориентироватся?

NinaK

Определенно не ходить к такому священнику на исповедь, а лучше, если есть возможность, вообще поменять приход. По-моему, это очевидное решение. Если твой глаз искушает тебя, вырви его — а что может быть искусительнее священника, порочащего образ служителя Божия?

Нина, ну вот я и не хожу к нему на исповедь, и настоятелю пожаловалась. А поменять приход никак, он у нас один поблизости, а с мелкими это важно. Кроме того, настоятель как раз один из немногих очень адекватных священников

NinaK

Goblin_chan, в вашей ситуации это совершенно разумное решение. Когда священников несколько, естественно исповедоваться у адекватных. Я имела в виду ситуацию, если священник в приходе только один. Тогда, если есть возможность, стоило бы поменять приход, а если это невозможно, то просто не исповедоваться у него (в конце концов, если такой священник не допускает без исповеди до Причастия, то можно, как сами писали, исповедоваться «максимально кратко и абстрактно. Чтобы никто ничего не мог против использовать»). А при потребности в серьезной исповеди (что, к счастью, для воцерковленных людей все-таки случается нечасто) придется ездить к священнику, порядочности и адекватности которого вы можете доверять. Но… Читать далее »

Это да, полностью согласна

Да, поэтому исповедуемся максимально кратко и абстрактно. Чтобы никто ничего не мог против использовать.

Mariya_Ya

И я стараюсь рассказывать о грехах кратко. Имен не называю, подробности не разглашаю. Хотя священники вроде бы нормальные, понимают, что я не готова открывать душу, и не лезут туда. Но доверие все равно как будто отбито… и не пастыри в этом виноваты, так сложилось. Хотя и грубоватых пастырей встречала, точнее, одного — не так уж много.

А исповедь и не подразумевает уточнение подробностей и тем более называние имен. Ну, насколько я знаю. Некоторые опасения всегда есть, просто потому, что все мы люди, а жизнь сложная вещь… поэтому только грехи, только кратко, а если советоваться, то тоже только по сути

Похожие статьи