В последнее время в среде верующих много говорят об усыновлении.  Дело-то благое, но и в нем можно наломать приличное количество дров, и тому подтверждение статистика: из года в год растет число возврата детей обратно в детские дома. В России количество возвращаемых детей исчисляется тысячами.

Если в советское время усыновление было уделом женщин, у которых не получилось устроить личную жизнь, то сейчас, пожалуй, преобладают семейные пары, и среди них велика доля тех, у которых есть собственные родные дети. К большому сожалению, к этому крайне ответственному вопросу некоторые подходят не с позиции рассудительности, а под воздействием нахлынувших эмоций. В результате – возврат сирот в детские дом в некоторых регионах может достигать 70%.

Страшно наделать ошибок в этом деле, потому что речь идет о судьбе человека, ребенка с неокрепшей психикой, уже пережившего одно предательство. Страшно оказаться по одну сторону с теми, кто когда-то уже оставил его. Принимать решение об усыновлении необходимо на трезвую голову, не вдруг, тщательно всё обдумав и взвесив.

Какие усыновители имеют больше шансов потерпеть неудачу?

Молодые, недавно родившие женщины, находящиеся в состоянии «играй, гормон», на приливе материнских чувств готовы усыновить всех детей планеты. Они смотрят на своего младенца, копошащегося в коляске, и с ужасом думают о том, что где-то (!) рядом (!!) есть дети (!!!), которых некому пожалеть!!!!! И, вскочив с утра пораньше, хватают мужа и тянут в органы опеки – возьмем! Одного! Нет, двух! Трех!!! Не думаю, что решение, принятое на таком эмоционально-гормональном подъеме, будет правильным. Со временем гормоны успокоятся, а ребенок останется. И что дальше?

Волна желающих усыновить наблюдается всякий раз после того, как по телевидению покажут фильм о каком-нибудь детском доме. Жалко. Надо сделать счастливым хотя бы одного. И бегом в опеку. Точно так же из жалости могут усыновить осиротевшего ребенка своих родственников или сотрудников. Но жалость – коварный советчик. Моя хорошая знакомая долгое время работала в школе-интернате. Ее поразило количество усыновленных детей, находящихся в этом учреждении. Это нормальные дети из нормальных семей. Просто их когда-то усыновили вот так на почве жалости, поддавшись чувствам, а потом, не справившись, спихнули в интернат. Отдавать в детдом стыдно, а жить под одной крышей с ребенком, который раздражает, невозможно.

Еще более тревожно, когда решают усыновить, исходя из того, что сейчас все так делают, что это по-православному, что это правильно и спасительно. Настораживает тенденция превращения усыновления в некую моду среди православных. Усыновить – по-православному. Так надо. А надо ли? Нельзя так механически подходить к этому вопросу, ведь решается жизнь человека. Как ребенок, усыновленный из соображений соответствовать православности, будет чувствовать себя? Что будет с ним? Я знакома с одной семьей. У них трое своих детей, и исходя из соображений душеспасительности, жена решила усыновить сироту, а муж особо не противился. Усыновление состоялось, поначалу это была эйфория, восторг в глазах, какое-то парение, все разговоры сводились к новому члену семьи, как его все полюбили и к тому, как это люди боятся усыновлять детей, это же так здорово!

Но прошло полгода, и ситуация вышла из-под контроля. Усыновителей было не узнать, особенно жену. У ребенка была серьезная ломка: ему уже шел третий год, когда из привычной детдомовской обстановки он попал в домашнюю, которой никогда не знал. Он был еще слишком мал, чтобы понять  суть происходящего, не знал, как вести себя, делал ошибки. А приемная мама, устающая со всеми четырьмя, срывалась и кричала на него. При этом она понимала, что не права, что так нельзя, но ничего не могла с собой поделать. Она жаловалась на себя, рассказывала о своих мучениях, но за всем этим читался вопрос к самой себе: «Зачем я это сделала?» Чем все закончилось, я не знаю — семья внезапно исчезла из поля зрения.

Наконец, мое глубокое убеждение: нельзя усыновлять тем людям, которые не занимаются воспитанием собственных детей. Был у меня перед глазами вопиющий пример такой родительницы: четверо детей. Один ребенок — у первой свекрови, второй ребенок — у второй свекрови, третий с нянькой, четвертый в саду круглосуточного пребывания. А мамочка живет активной общественной жизнью: борется то с абортами, то с ИНН, то с ювенальщиками, то на конференции, то на симпозиуме, то на стоянии, то на пикете. От ее рассказов я приходила в тихий ужас, и представьте, в один день она изъявила желание взять ребенка из детского дома. Разве можно таким людям усыновлять детей? Ребенок формально будет усыновлен, но по факту останется сиротой. К счастью, она увлеклась очередной акцией и забыла об усыновлении.

Отдельная история – пары (или просто матери), потерявшие собственного ребенка. Можно понять их порыв, зачастую продиктованный неосознанным желанием возместить утрату. Но ведь усыновленный ребенок – это не тот, покинувший их. Это другой человек с другим развитием и характером, он не может быть копией «того» ребенка. Он может не оправдать надежд новых родителей. Следствие — жестокое разочарование и обоюдная драма. Каково это для ребенка чувствовать и понимать, что он мешает, что им тяготятся? И еще схожий вариант: со своими детьми не сложилось, выросли «не такими», как мечталось. Усыновлю чужого и воспитаю, как надо. Но и это ошибка: людям в единичных случаях удается изменить свои методы воспитания, все предыдущие ошибки будут повторены и с усыновленным ребенком.

Существуют два распространенных заблуждения среди усыновителей: «надо сделать хотя бы одного ребенка счастливым» и «он должен быть нам благодарен за то, что мы дали ему семью». Однако жизнь показывает, что наличие даже родных папы-мамы далеко не всегда делает ребенка счастливым. Что до благодарности — та моя знакомая, что работала в интернате, как-то рассказала: у нее в классе учится девочка, мать которой когда-то покончила с собой. Из чувства жалости (ох, уж эта жалось!) ее удочерила сотрудница матери. Ну а потом началось. Женщина рассчитывала, что приемная дочь из чувства благодарности за то, что ее «не бросили, как котенка», будет расти идеальной. Но девочка хорошо помнила маму (когда ее не стало, ребенку было 8 лет), боль от потери соединилась с болью от завышенных требований со стороны усыновительницы. В итоге «не сошлись характерами», и приемная мать отправила «невыносимого ребенка» в интернат.

Училась девочка плохо, и преподавательнице пришлось позвонить усыновительнице. На слова, что ребенок не хочет учиться, усыновительница на повышенных тонах начала выкладывать список претензий к девочке: она не хочет помогать по дому, она не хочет развиваться, она не хочет слушаться и так далее. «Это все гены, — кричала она, — ее мать была такой же несобранной!» «Простите, — прервала ее преподаватель, — моя дочь, живущая с родными родителями и обеспеченная всем, точно так же не хочет ни слушаться, ни мыть полы, ни учиться. Только мне свалить не на кого, потому что она моя и мужа, и гены, соответственно, наши».

«Неизвестно какие гены» — это большой соблазн для усыновителей оправдать свои ошибки, свою несостоятельность как воспитателей. Когда растишь своих, то тут, понятное дело, ты приперт к стенке: кровь от крови твоей, плоть от плоти твоей. Своего ребенка ты примешь любым: непослушным, ленивым, больным, капризным, причем не только примешь, но и оправдаешь и будешь защищать, и вину возьмешь на себя: я не так воспитала, моя ошибка. А вот если усыновленный ведет себя не так как подобает, то это, конечно, гены виноваты, а я все делаю правильно.

Многие говорят, что даже при  несложившихся отношениях наличие своей семьи все равно лучше, чем ее отсутствие. Да, наверное, это так. Все равно это какая-то база для будущего: жилье, возможность получить хорошее образование. В конце концов, своих детей мы рожаем, как правило, без особых терзаний, а трудности воспринимаем как «так все и должно быть». Со временем, когда приемный ребенок повзрослеет, он может пересмотреть свои отношения с усыновителями, все может наладиться. Ведь и среди родных детей немало тех, кто обижен на родителей, а понимание сути происходящего приходит через годы, иногда десятки лет. Но в сам период воспитания, особенно в подростковом возрасте, все видится иначе, и именно в этот период совершается наибольшее количество роковых действий, самое страшное из которых — возвращение ребенка в детский дом.

Поэтому, прежде чем пойти в органы опеки, следует самым тщательным образом взвесить свое решение, отсечь эмоции, выдохнуть, сделать паузу, пообщаться с другими усыновителями, чтобы понять, какие подводные камни могут вас ожидать, и еще раз оценить правильность вашего решения.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Год рождения 1970. Воспитываю троих сыновей. Пишу художественные рассказы. Победитель конкурса рассказов форума ЭКСМО 2010 (группа не издающиеся), 3 место в конкурсе новогодних рассказов форума ЭКСМО 2010 г, 1 место в 1 туре, 4 место во 2 туре и приз зрительских симпатий в конкурсе детективного рассказа форума ЭКСМО 2011 г, 1 место в конкурсе рассказов "Кто мой ближний" 2011 г. на Православном Творческом Портале. Номинировалась на национальную премию "Писатель года" 2011 г.

Другие статьи автора
новые старые популярные
Ольга П.

Со всем согласна. О том же пишет Александр Гезалов (его статьи есть на "Правмире") — сам бывший детдомовец: усыновлять нужно, руководствуясь РАЗУМОМ, а не эмоциями… А усыновлять ради соответствия "православности" или благодарности — только гордыню тешить, по-моему.

Екатерина Николаева
Екатерина Николаева

Я уже здесь это говорила и еще раз хочу сказать: кто боится "неизвестно каких генов", тому лучше не усыновлять детей вообще — отравит всю жизнь и себе, и ребенку.

Шениа

Замечательная, отрезвляющая статья. Мы с мужем именно на эмоциональных порывах пару раз "пытались" начать усыновление. В эти 2 раза я беременнела и попытка откладывалась. Сейчас муж совсем по другому оценивает наши силы и возможности. Мысль об усыновлении нас пока не оставила, но страшно именно не выдержать и ЗАХОТЕТЬ вернуть ребенка обратно.

5julia68
5julia68

эмоции служат дурную службу во многих аспектах жизни.

Оля

Если всего бояться, никогда ни на что не решишься. Решать надо не только одним разумом и не одним только сердцем, а разумом и сердцем вместе. А предусмотреть ВСЕГО нельзя. Приемным родителям и их деткам необходима психологическая поддержка со стороны социальных служб, при чем в любой момент и на любой период времени (если на то есть причины, естественно). В тех семьях, где усыновили детей младенцами. практически нет проблем (разве только со здоровьем). Проблем больше там, где детей взяли в возрасте 2-3 года и старше.

Джена

обе дочери взяты младенцами, проблем со второй действительно мало, а с первой … одни проблемы и соматика совсем не основная

Натали

Статья хорошая конечно, и правильная. Только читая ее, создается впечатление, что усыновлять нельзя никому. Перебраны почти все жизненные ситуации и типы усыновителей. И всем им брать ребенка нельзя. А кому же можно? Не отмечены только те, у кого вообще нет детей и не может быть. Наверно, им все-таки усыновить можно…Но тоже можно возразить, что они не могут воспитывать детей, поскольку никогда не имели с ними дела и не знаю, как с ними обращаться. Возражения могут найтись на все и на всех, было бы желание.

Катерина

вы знаете, действительно, стать замещающей семьёй для ребёнка — это очень ответственный шаг. и правда, на все типы найдутся возражения, у каждого есть риски. мы все не идеальны и не совершенны. но у каждой семьи есть и свои ресурсы, которыми эти риски можно компенсировать. главное, чтобы принимающие родители и риски, и ресурсы очень хорошо оценивали, а не смотрели на детей и на себя через розовые очки, и понимали, что им предстоит огромная работа по восстановлению травмированного ребёнка, по его "оттаиванию".

бабочка

Ой да ладно. Несть числа людей и ситуаций, и во многих из них усыновить ребенка можно и нужно. А в вышеупомянутых — правда не стоит.
Ни вместо "нетаких" и умерших деток, ни в жажде стать идеальной мамой с картинки, ни — обратная ситуация- не желая напрягаться, типа, у меня же все равно лучше, чем в детдоме! Если вы вдруг себя узнали- не торопитесь с этим шагом, как минимум. Нужна серьезная учеба и работа над собой, прежде чем стать такими родителями.

Натали

Ну да, правильно все!! И возвращать ребенка обратно — последнее дело, и усыновлять тем, кто там перечислен, нельзя, таким нужно сто раз подумать! Все там абсолютно верно, подпишусь под каждым словом. Но почему каждый раз при прочтении возникает ощущение, что статья однобокая?? Не хватает там чего-то, причем главного…

<из года в год растет число возврата детей обратно в детские дома> — а вы проверяли эти сведения? Много возвратов было в 2009-м году, когда много детей усыновили и взяли под опеку. С тех пор с каждым годом и берут меньше, и возвращают соответственно тоже меньше. Всегда большая часть возвратов — с родственной опеки.
Подробная статистика, российская и иностранная: http://semya-dla-detey.livejournal.com/27024.html

Лилия Малахова
Лилия Малахова

Я больше доверяю не блогам отдельных лиц, а словам сотрудников опеки и детских домов.

Эта статистика как раз не отдельных лиц, а всех органов опеки РФ, которую они отправляют в Минобразования.
Так и пишите тогда в статье — что "по слухам".

Лилия Малахова
Лилия Малахова

Я прошла по ссылке. Она не дает полной картины. Это статистика отмены усыновления или опеки, а не возврата в детские дома — разные вещи. Большинство случаев, учтенных в приведенной Вами статистике, до 62% относятся к отмене усыновления мачехами и отчимами, а я говорю только о тех эпизодах, когда ребенка взяли из детского дома, а потом вернули. Вот данные возврата в дд на 2011 год: 6136 детей в 2007 году, 7834 ребёнка в 2008 году, 8474 ребёнка в 2009 году. Статистикой за последующие годы я не располагаю.

<Большинство случаев, учтенных в приведенной Вами статистике, до 62% относятся к отмене усыновления мачехами и отчимами>

Да бросьте придумывать на ходу. Усыновление отчимами и мачехами перестали вообще учитывать в статистике с 2005-го года, эти дети живут в семье со вторым родителей, а не в детдомах, опека их устройством не занимается.

Иулия

я психолог. работаю с детскими домами и сведения подтверждаю, возвратов очень много

татьяна

"Если в советское время усыновление было уделом женщин, у которых не получилось устроить личную жизнь" — наши бабушки во дворе примерно так рассуждают))
Ну и про 70% возвратов тоже мощно. Людям стоит писать о том, о чем они имеют хотя бы отдаленное представление.

Лилия Малахова
Лилия Малахова

Татьяна, представьте себе, это достоверные сведения. От людей, которые тесно связаны с комитетами по опеке. Не упускайте окончание фразы: в отдельных регионах.

Данка

Когда приводите такую статистику, то отделяйте котлеты от мух…. 70% возвратов.. допустим так.. в эти 70% входят и опека и усыновление, в эти же 70% входит отказ от опеки, когда люди опекаемого малыша усыновляют. а когда речь идет о младенце, то его как правило берут в опеку, потому что его биологическая мать не лишена родительских прав, а потом еще полгода его нельзя усыновить, потому что ей дают полгода на восстановление в родительских правах. Это конечно статистика.. даже один возврат, это психологическое убийство малыша, и подходить к этому надо серьезно . Но когда вы пишите 7 из 10 возвращаются обратно.. люди… Читать далее »

Лилия Малахова
Лилия Малахова

70% это ВСЕ случаи возврата, и по усыновлению, и по опеке, и по патронату и т.д. И я, по-моему, черным по белому написала "возврат", а не переход на иную форму замещающей семьи.

Данка

Приведите источник Вашей статистики. И потом, Вы не до конца видимо понимаете суть.. опека это изначально временный вариант устройства детей. Скажем родители в тюрьме, ребенка можно взять под опеку, когда родители выходят из тюрьмы, опека прекращается, ребенок возвращается к родителям. Говорить о зле "возвратов" можно лишь в случае усыновления, все остальное изначально временные формы устройства ребенка, и это надо понимать. А не мешать все в одну кучу.

Engy13

У меня сейчас одни друзья усыновили мальчика. Уверена, что они будут очень хорошими родителями — они чудесные люди. Но вот с их слов, усыновить сейчас очень сложно, очередь на деток, особенно до 5 лет. Старших уже не очень хотят усыновлять. А вообще, сейчас знаю много семейных пар, которые взяли детей на усыновление. Во времена моего детства не знала только 3 человек — две одинокие женщины и одна семейная пара, у которых долго не было детей, после усыновления они родили и своего ребенка, старшего забросили, он наркоманом стал. А сейчас — просто массово. По-моему, бесплодие стало эпидемией уже. Только в моем… Читать далее »

Причем тут бесплодие. Сейчас половина приемных родителей уже имеют самодельных детей. Тайну усыновления сейчас хранят на порядок реже, в СМИ об усыновлении стали писать чаще, хоть и безграмотно. Поэтому и стало все это заметнее, чем раньше.

Engy13

При том, что все те пары, которые в моем окружении усыновили детей — все бесплодны и пришли к этому решению после многих лет хождения по врачам, некоторые даже ЭКО перенесли и не одно. Может в больших городах и усыновляют пары со своими детьми — в маленьком типа моего — я такую семью одну знаю, и то, там детей потом забрали за плохое к ним отношение. Все это — приводит к выводу, что в нашем обществе есть серьезная проблема с репродуктивной сферой множества молодых и внешне здоровых людей. Конечно, в этой статье это несколько офф-топ, просто пришлось к слову. На счет… Читать далее »

Лилия Малахова
Лилия Малахова

Я думаю, что это зависит от конкретного региона. У нас, например, не чинят препятствий усыновителям, и маленьких детей отдают. Знакомые недавно взяли младенчика. И еще из других регионов знаю людей, которые брали сразу по двое-трое детей беспрепятственно, и тоже до года. А есть регионы, где проблемно, люди жалуются. Недавно знакомая рассказывала, что в опеке начали отговаривать, а потом и вовсе кричать на них, когда они пришли оформлять очередных детей.

Гостиха

Полностью согласна с автором! Стописят раз надо было подумать, тем более мне одинокой женщине в возрасте :-(( правда рассчитывала на поддержку и обещания людей, принимавших непосредственное участие в судьбе детей до появления в их жизни меня. Но как всегда в этой жизни бывает, не получила не только поддержки, но еще помоев целую бочку пришлось вынести от них. Утерлась, пошла дальше этот воз тащить. Дети сами по себе обычные дети, были по началу проблемы, теперь вобщем то обычно: ну не слушаются, ну балуются, ну обманывают, даже подворовывают иногда (но это на стадии искоренения). Но самая главная проблема: не люблю, раздражают. И… Читать далее »

Лилия Малахова
Лилия Малахова

Сочувствую Вам. Это очень тяжелая ситуация. Я знала семью, где мать , у которой дочь к 35 годам не вышла замуж, настояла на том, чтобы взять девочку из ДД. Что потом было — это тихий ужас. Дочь начала ревновать приемного ребенка, била ее, унижала, причиняла боль. Она сама по себе была очень избалована своей матерью все всегда было для нее, лучший кусок для нее, а тут все внимание этому ребенку. Сейчас девочка уже взрослая, отношения с усыновительницами очень и очень натянутые.

Анна

Потому что мать не для дочери настояла, а для себя — захотелось с внучонком потешиться.

Лилия Малахова
Лилия Малахова

Вполне возможно. Дочь взрослая, помыкать некем, решила еще одного ребенка под свое крылышко загнать. Сначала дочь избаловала до безобразия, а потом с дочери полностью переключилась на внучку, а дочь задвинула. Вот и началось это все.

Похожие статьи