В моей духовной, да, в общем-то, и в материальной жизни есть два верстовых столба, два ориентира, два знака «не заплывать за буйки». Это подруга Наташа и подруга Оля.

В конце школы, когда мы познакомились, Оля была знатной арбатской хиппи: длинные распущенные волосы, прихваченные «хайратником», цыганская юбка с оборками, «фенечки» на руках и блок-флейта в рюкзаке. Потом, где-то по дороге автостопом в Крым, Оля нашла себе великого гуру, который научил ее медитации, позам йоги и рецептам индийской вегетарианской кухни.

Позже, работая переводчицей с английского, Оля познакомилась с американским баптистским проповедником, приняла «водное крещение» в бассейне Дворца Спорта и стала яростной протестантской миссионеркой. «Вы читали Библию? А хотите поговорить о Боге?» — спрашивала Оля у прохожих на Чистопрудном бульваре, раздавая листовки с приглашениями на лекцию своего духовного наставника.

Далее однажды какими-то судьбами Оля поехала в Оптину, откуда ее изгнали с позором, популярно объяснив, что протестантизм — это страшная и погибельная ересь, а после прежних увлечений йогой, то есть прямого общения с бесами, ей одна дорога — на отчитку. Оля отправилась на чин изгнания злых духов к одному известному старцу, и ей во время отчитки сделалось так плохо, что потом она полгода пролежала дома у одной знакомой старушки, а потом потихоньку пришла в себя и начала помогать ей по хозяйству. После выздоровления Оля стала очень православной и даже мечтала уйти в монастырь в Дивеево, но в обратном поезде из Арзамаса встретила ехавшего на боковой полке семинариста и вышла за него замуж. Правда, священником он так и не стал, а через три года они развелись, и тогда Оля стала «либеральной христианкой». Она увлеклась делами милосердия, вместе с католическими сестрами помогала умственно отсталым детям и кормила бездомных. Там же, в экуменической компании молодежи, она встретила своего второго мужа, человека совершенно нецерковного, но весьма интересного, начитанного и доброго. После замужества и рождения ребенка у Оли начался новый этап духовных исканий — теперь она ненавидит экуменизм, читает молитву Иисусову и мечтает найти наставника-исихаста.

Несмотря на все различия религиозных взглядов Оли на разных этапах ее жизненного пути, у нее всегда оставалась одна общая и неизменная черта — презрение к быту и желание «странного». Сколько ее помню, она всегда сидела в какой-нибудь съемной комнате с ободранными обоями, грела на ржавой электрической комфорке чайник, покрытый слоем копоти снизу и слоем жира сверху и рассуждала о бесконечной цепочке перерождений или об умно-сердечной молитве. Забытый в ходе беседы чайник опять выкипал и копоти на нем прибавлялось, а Оля не обращала на это внимания. «Путь! Мне же нужен Путь! Другие люди могут просто жить, а я ищу смыслы», — повторяла она.

Как пришла в Церковь Наташа, я не помню. Первое, что вспоминается с самого начала нашей дружбы — это совместная молитва о поиске жениха. Замужество было ее важнейшей жизненной целью, а все остальное — молитва, поездки, молодежные встречи — скорее, средством.

Каждое воскресенье я встречаю Наташу с мужем и детьми в церкви на литургии, но не помню, чтобы мы когда-то говорили о духовном. Только дом, дети, машина, покупки, здоровье. Наташа — очень хорошая хозяйка и обладательница отличной житейской смекалки. Унаследованную от бабушки двухкомнатную квартиру она очень удачно поменяла на трехкомнатную, сделала там ремонт. Старшая дочка у нее поступила в хорошую гимназию, младшие дети готовятся. Наташа следит за здоровьем всех членов семьи, никогда не забудет одному вовремя дать витамины, а другому — травяной чай. Техосмотр вовремя пройден, продукты закуплены на неделю, лучшего качества и по минимальным ценам, зимние вещи вовремя убраны на антресоли, на лето заранее снят домик на море.

К религии у Наташи такой же практический подход, как и к жизни в целом. Читаем всей семьей акафист этому святому — чтобы найти хороший вариант обмена квартиры. Молимся о том, кто заболел, и помазываем его освященным маслицем из монастыря. В воскресенье загружаем детей в машину и везем к Причастию. Ко дню памяти Сорока мучеников Севастийских печем с детьми жаворонки. Купаемся в источнике. Меняем белую скатерть на темно-синюю, потому что Великий Пост. Освящаем вербочки, красим яйца, храним домашние святыньки на все случаи жизни в Красном углу.

Честно говоря, они обе меня пугают — и неотмирная Оля с томиком Паламы, чей малыш ползает по ободранному линолеуму в каком-то очередном съемном углу, и приземленная Наташа, которую вообще не интересует все то, что нельзя съесть, надеть, приложить к больному месту. Но я знаю, что обе они бесконечно важны и дороги у Господа, эти современные Марфа и Мария. Впрочем, наверное, не совсем Марфа и не совсем Мария — из моих подруг обычно духовная Оля суетится, стараясь объять тысячу необходимых общественных дел, а Наташа неспеша живет по своему плану, занимаясь только своей семьей и своей работой.

И я нисколько не хотела бы быть ни на одну из них похожей, но обеих очень люблю.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

21 Comment threads
3 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные
Maria Annushkina

Очень понравился рассказ!!!

Хорошие, яркие образы. Так и видишь их перед собой. Если честно, мне милее Оля, с ее тягой к небу 🙂 Но царский путь — где-то посередине. То есть чтобы и путь, и искание воли Божией, и молитвы — но чтобы этим пронизывалось и покупка продуктов, и мытье полов и выпечка жаворонков. Мне почему-то кажется, что ребенок Оли скорее всего вырастет верующим, несмотря на мамины закидоны, а дети Наташи — атеистами, т. к. в жизни семьи присутствует только горизонтальное измерение, и вертикального.

Вера Шарапова
Вера Шарапова

Мне тоже Оля милее. Она вообще прекрасна, замечательно проводит время и не скучает!:))

ВРяд ли мне могла понравиться Наташа — я слишком другая.

Очень понравилась статья. Хожу, думаю- что ближе, понятней мне Ваша подруга Оля. Но, боюсь, с течением времени я станавлюсь все больше похожа на Наташу…

filologos
filologos

Меня зовут Наташа, мою сестру — Оля. Я все время всех кормлю, беспокоюсь и нянчу детей друзей и знакомых, пока нет своих.

Оля — художник и творческая личность. У нас один приход и много общих друзей.

И я мало с кем буду говорить о духовном. Скорее слушать. Выскажусь только с самыми-самыми близкими. С Олей. А так- спрошу, какой чай от кашля посоветуют или где подешевле купить детский комбинезон в подарок крестнице.

образы ясные, и вообще замечательно написано, очень понравилось. Но мне не мил никто)))) Оля — это моя крайность, поэтому противно… а Наташино вообще не мое, поэтому еще непонятней….но ведь так и должно быть! они — буйки, а не примеры для подражания. Но Наташу я бы душевней написала, ведь она — та, у которой лично мне стОит учиться, ведь я больше "Оля"))) хотелось бы узнать, а кто сама автор больше — "Оля" или "Наташа"?))))…. Мне показалось (подчеркиваю -МНЕ показалось), что автор более милосердна к Оле, а к Наташе почти беспощадна. Но это от моего субъективного, я очень люблю Наташ, они мои… Читать далее »

Марина

Рассказ чудный, Анечка, как и все Ваши рассказы. Но, может быть, поэтому Вы и любите Ваших подруг, потому что они другие. Мы все разными путями идём к одной цели, у кого-то путь апостолов, а у кого-то сотника. Я бы Ваше последнее предложение укоротила до слов:"Я их люблю". И всё. Точка. Не надо сравнивать. Мне кажется, Вы очень славный человек.

С такой любовью о подругах написать может только самая преданная подруга. Вы молодец!

Olgina27

По отношению к быту я больше похожа на свою тёзку Ольгу. А хотела бы быть похожей на Наталью, по-моему цельный, упорядоченный человек, о её духовности не нам судить.

До замужества я была больше похожа на Олю. А после замужества меня со страшной силой тянет к Наташе. Я раскрываюсь как женщина в простом быту: вдруг хочется красивую вещь в дом, себе, мужу. А том Андрея Десницкого "Поэтика библейского параллелизма" спокойно лежит себе на дальней полочке…:)

gerry

Обе героини, конечно, по-своему симпатичны — кажется, и автор так считает. Правда, мне не совсем понятно — возможно, из-за того, что на озерах плыву сколько хочу и рассчитывая на свои силы, не глядя на буйки — а почему надо оценивать их бытие с прицелом "делать бы жизнь с кого"? Или НЕ делать? Каждая из них живет так, как устроена своя природа, психика, исходя из своих представлений о быте. Почему надо вообще это обсуждать? Почему просто не жить в свою очередь так, как хочется, как можется? Оля — это Оля, Наташа — это Наташа, автор — это автор, я — это… Читать далее »

Похожие статьи