Многие люди испытывают сложности в ситуации, когда у кого-то из друзей или знакомых умер близкий: «Я не знаю, как себя вести, как его поддержать. Что сказать? Или лучше молчать?», «Меня считают бесчувственной, а у меня просто не получается передать свои чувства, чтобы утешить человека», «Сложно найти подходящие слова, просто в голову не приходит, что можно сказать в таких ситуациях». Возникали ли у вас похожие мысли?

Прежде чем ответить на вопрос «что делать?», важно разобраться, почему возникает та или иная сложность, с чем она связана.

Почему нам трудно выразить сочувствие и поддержку человеку, переживающего утрату близкого? Это может быть защитной реакцией психики на известие о чьей-то смерти. Ведь, сталкиваясь с чужой смертью, мы тем самым невольно вспоминаем о конечности собственной жизни и конечности жизней тех, кто нам дорог, встречаемся с человеческой хрупкостью и непредсказуемостью судеб. Но как бы мы ни защищались от нее, смерть все равно существует. Чтобы не отгораживаться от всего, что соприкасается с темой смерти, важно выработать собственное отношение к ней, а для этого нужно проанализировать собственные установки. Как относились к смерти в вашей семье? Говорил ли кто-то о ней — и что именно говорили, — или эта тема замалчивалась? Был ли опыт встречи со смертью в детстве — и какой? Важно прояснить свои чувства к смерти, понять, что для вас смерть, как вы ее понимаете, какой смысл она несет.

Кроме этого, нам может быть сложно встречаться с сильными эмоциями, испытываемыми другим человеком. То, как мы реагируем на них, очень зависит от способности каждого из нас справляться со своими тяжелыми переживаниями. Нередко человек избегает сильных переживаний, боится сильных чувств, не зная, как с ними обходиться, особенно с такими, как отчаянье, боль, страх, ярость. Тогда он реагирует на того, кто переживает утрату, отдалением: дистанцируется, избегает контакта. Избегающие тяжелых чувств люди не будут думать о том, как поддержать другого в его горе, — это слишком сложно, незнакомо, непереносимо, — они просто пропадут из поля зрения.

Некоторые неосознанно используют другой способ ухода от чувств — забалтывание: они начинают много говорить, перескакивая с темы на тему, или увлеченно рассказывают о чем-то, как бы пытаясь увести обоих из этой ситуации, пытаясь сместить фокус внимания на другие вещи, будто таким образом все смогут забыть о случившемся и о переживаемой боли («Ох, да что и говорить. Столько сейчас молодых умирает. Вот буквально на днях встретила знакомую, Евгению Ивановну, я с ней в 96 в лазарете вместе работала, так вот у нее…»).

Кто-то избегает встречаться с чувствами, уходя к рационализации («Ничего, еще молодая, выйдешь замуж через пару лет», «Вы молодые, еще родите»).

Еще один вариант реакции — уйти в роль эксперта: начать что-то советовать, на чем-то настаивать, заполнять пространство своим мнением и подавлять своим авторитетом («У тебя еще ребенок есть, живи ради него», «Перестань изводить себя, позже станет легче»).

Способов защиты от переживаний огромное множество, и каждый человек неосознанно выбирает тот, который больше подходит структуре его личности и складу характера. И в этом заключается главная проблема: пока мы защищаемся от переживаний другого, мы не способны его поддержать. Возможность поддержать другого рождается из способности сопереживать.

Сопереживать не значит пытаться понять чужую боль — ведь понять боль невозможно. Понять что-то мы можем только умом. Говоря иначе, не нужно искать ответ в голове — его там нет. Так же, как и слов поддержки… Нужные слова в таких ситуациях могут родиться только из сердца в ответ на переживания другого сердца. Именно сердца, а не ума. В этом и заключается сопереживание — быть рядом и разделять переживания другого. «Плачьте с плачущими».

Но как это сделать, как открыться навстречу другому, навстречу его переживаниям?

Для начала нужно разрешить этой ситуации извне на нас воздействовать (нежелание чувственно соприкасаться с ситуацией можно заметить, когда люди отводят взгляд, торопятся побыстрее уйти), затем прислушаться к себе, к своим телесным ощущениям и потом уже ответить себе на вопрос: какое чувство стоит за этим телесным проявлением? Поэтому, получив плохое известие, не стоит торопиться тут же отвечать. Возьмите паузу, проделайте все то, что описано выше, и уже после этого говорите те слова, которые придут на сердце.

Когда мы соприкасаемся с чувствами, то из этого состояния рождается какой-то импульс: возникают слова, которые хочется сказать, или желание сделать какое-то действие, например, обнять. Но в то же время возникающие импульсы и чувства могут друг другу противоречить. Например, хочется обнять, но при этом страшно выглядеть глупо. Такие страхи (страх нарушить чужое пространство, выглядеть глупо, быть неуместным, навредить) характерны для тех, кому выражать чувства непривычно. С другой стороны, некоторая доля страха в ситуации, где другой человек в сильных чувствах и уязвим, полезна, ведь благодаря этому мы можем быть более внимательными и аккуратными. Плохо лишь тогда, когда страх совсем блокирует действие.

Когда не знаешь, как поддержать, лучше спросить об этом: «Знаешь, я очень хочу тебя поддержать, но даже не знаю, что будет для тебя поддержкой. Как я могу это сделать, как для тебя лучше?».

Иногда, когда слова не приходят, лучше молчать, но при этом оставаясь рядом. И это как раз важнее всего для горюющего: чтобы рядом с ним был человек, готовый просто быть с ним, не пугаться, не сбегать. Это может дать переживающему потерю ощущение заботы и поддержки в то время, пока он учится жить дальше, невзирая на боль.

Если человек захочет высказаться, поделиться с вами чем-то, важно не переводить разговор на другую тему, не задавать не относящихся к его теме вопросов. Так, если человек рассказывает о последних днях общения с умершим, не нужно спрашивать о том, как с ним общались другие близкие, успели ли они попрощаться. Лучше спросить: «А как он реагировал, когда ты…», «Как ты ощущал(а) себя тогда рядом с ним?» — что-то, что будет помогать человеку развивать тему, рассказывать дальше.

Или можно просто слушать его, позволять ему делать паузы в его речи, иногда умолкать. Чтобы помочь человеку чувствовать вашу поддержку, важно избегать оценок его личности, его чувств, решений, реакций («Лучше тебе было бы сделать тогда …», «А почему ты не …», «Мне кажется, нужно было…»). Важно сосредоточиться на истории собеседника, а не на собственной точке зрения или опыте, и давать советы только в том случае, когда их просят.

И, конечно, ни в коем случае не нужно обесценивать переживания горюющего человека («Что сделаешь, такова жизнь», «А во время войны столько детей гибло», «Ничего, все будем там»).

И напоследок хочу сказать о еще одном важном моменте, возможно, даже более важном, чем все остальное: невозможно суметь позаботиться о ком-то, не умея заботиться о себе. Под заботой о себе я имею в виду способность следить за переносимостью для себя ситуации. Надо осознавать себя, сохранять чувствительность, понимать свои импульсы и при этом не терять из вида другого. Так, нужно вовремя почувствовать, когда силы будут на исходе, и дать себе перерыв, переключиться на что-то другое, отойти в сторону. А затем, отдохнув и восстановившись, можно возвращаться и продолжать оказывать поддержку горюющему. Здесь ключевым становится навык трезвой оценки своих возможностей и умение видеть ценность даже маленькой поддержки. Сочувствуя и сопереживая другим, нужно не терять контакт с собой, ведь чем лучше мы понимаем себя и умеем о себе позаботиться, тем более чуткими мы становимся к другим.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Практикующий психолог, гештальт-терапевт

Другие статьи автора
5 Comment threads
6 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Это так. Написано умно и хорошо.

Berry

Хорошая статья.

Ksaniya

Упущена еще одна очень важная причина, по которой человек часто не знает, как выразить Яподдержку: разница в мировозрениях. Так фраза: «Я помолюсь за вас» — для верующего человека прозвучит утешением, для неверующего (или верующего «по большим праздникам»)- как насмешка. «Отмучился» — вызовет понимание у человека, сопровождавшего родственника во время длительной и тяжелой болезни, особенно, если скажет это человек, сам переживший подобное. И это же слово может вызвать вспышку гнева у человека, который с больным беседовал раз в неделю по телефону, а потом «вдруг» получил известие о смерти… В наше время свободы совести, иногда даже в рамках одной семьи сталкиваются люди… Читать далее »

Ksaniya

Еще один момент, слова, вызвавшие в момент горя отрицательную реакцию, могут оказатсья правильными. Моя родственница потеряла единственного ребенка (несчастный случай на работе, взрослый парень), когда ей было 38 лет. Ей говорили многие: «Ты еще успеешь родить. Не «чтобы заменить» первого ребенка, а просто, чтобы был еще один…». Тогда она восприниняла это негативно. А сейчас сокрушается: «Вот если бы я тогда решилась родить…». Когда родилась моя дочь, я была на полтора года старше, чем она тогда. А моя приятельница, поздно вышедшая замуж, родила в 41 год. И моя родственница видит, что 39 лет — это еще не поздно (хотя, уже почти… Читать далее »

В тот момент, когда мать теряет ребенка, ей не до того, чтобы планировать следующего. Это нормально. Так что вряд ли такой совет можно назвать правильным, даже если она сама спустя годы считает, что тогда надо было. Она тогда и она теперь — разные люди. Теперь она смогла бы то, что не могла тогда

Ksaniya

В какой-то степени — да. Но ей же не прямо на похронах это советовали. Были долгие разговоры, задавались вопросы типа: «Для чего теперь это все?! Для кого жить?!». И большинству родственников виделся логичным ответ, что потеря — страшная, но в 38 лет еще можно и нужно жить дальше.
И, как я уже писала, сейчас она жалеет, что под влиянием эмоций поставила на себе крест.

Ezhik

Я вот совершенно честно говорю,что утешать терпеть не могу,по ряду причин. Ну какие-то в статье описаны,наверное. Насчет «ты скажи,как утешить»-тоже спорно. Насчет «слушайте,оставаясь рядом»-тут тоже есть предел,и слушать много человека,завязшего в своем горе (причем вот лично меня злит,когда у меня что-то такое было в жизни похожее,в общем это понимаю,но бесконечно этому пережевыванию кивать)-вполне себе удовольствие. Вот это » для чего жить,как жить»-а все предложенные варианты не то,не так-сколько есть терпения этому внимать? Вот это «конечно,не у тебя»-самая естественная реакция (которую тоже придется подавлять)-развернуться и уйти.Ну если это какая-то ситуация,связанная с финансами-конечно,помощь оказать нелишне. Причем самой мне не нужны ни слушатели,ни… Читать далее »

Ezhik

А понравилась мне Мурашова,вот тоже интересная… к ней приходит как раз мать ребенка,умершего от онкологии. Она как-то справилась,усыновила ребенка,причем инвалида-вроде колясочника. Через некоторое время бац-у него подозревают онкологию. Она-как мне жить,где мне второй раз взять на это силы? И психолог ей посоветовала-раздайте близким «конфетки»-люди любят помогать,когда это что-то конкретное. Одна подруга должна раз в неделю сводить тебя на выставку фарфора. Другая раз в неделю приехать к тебе на полчаса и выслушать твои жалобы. Третья раз в неделю гуляет с тобой пешком отсюда до туда. Родственница присылает раз в неделю свое любимое блюдо и т.д. У тебя сложиться мешочек конфет,и с… Читать далее »

Berry

Если раздражают горюющий человек, то хотя бы просто ничего не говорить и не находиться рядом

Ezhik

Касаемо близких-так не получится. От отстранения им будет еще хуже,так что так или иначе утешать придется.

Delete

Вообще, «ничего» — самое страшное и глупое слово в такой ситуации. Хочется в ответ отрубить: «Да, не сомневаюсь, что тебе «ничего». Не у тебя же…».

Похожие статьи