Читайте также: Над пропастью во лжи

Как ни странно, но, наверное, самым тяжелым в эмоциональном плане опытом для меня оказалась не борьба с органами опеки за право забрать малыша в семью, а последовавшие после подписания мной согласия на ребенка визиты в Дом ребенка.

Казалось, ну что тут уже такого: самое сложное позади, в настоящем – только ожидание оформления необходимого пакета документов по ребенку и ежедневные прогулки с малышом на территории «домика». Знакомьтесь с сынишкой, узнавайте друг друга, привыкайте друг к другу, играйте на уютных детских площадках, сплошь окруженных цветами и деревьями. Но те детали обстановки в Доме ребенка, повседневные моменты из жизни его маленьких обитателей, невольным очевидцем которых я стала, видятся мне сейчас столь же ярко и переживаются заново с той же душевной болью, что и тогда. Отчасти меня «накрыло» еще и потому, что сюда добавились мои волонтерские воспоминания.

Скажу сразу, чтобы не было какого-то недопонимания: Дом ребенка, где прожил первый год своей жизни наш сынишка, находится на хорошем счету, занимая вполне достойное место в «рейтинге» учреждений подобного профиля. «Наш» Дом ребенка рассчитан на сто сирот и состоит из десяти групп по десять детей каждая. В «нашей» группе с детьми одновременно работают две нянечки, то есть на каждую из них приходятся по пять деток – покормить их, одеть, подмыть, поменять подгузник и так далее. Про другие группы сказать ничего не могу – видела только деток из них на территории около «домика». На момент моего приезда одна из групп была закрыта по причине проводившегося ремонта – к основному зданию пристраивали бассейн.

Примерно треть маленьких обитателей имеют серьезнейшие проблемы со здоровьем, вызванные образом жизни их биологических родителей, и шансы этих деток попасть в семью близки к нулю. Я регулярно захожу на сайт опеки – те же знакомые детские личики с печатью тяжелых недугов, что и при самом первом визите на сайт, только немного повзрослевшие – если такое слово вообще применимо к малышастикам до трех лет – и со все более пронзительными взглядами, полными ничем не выразимой болью и тоской. Мамы нет, и она не придет никогда…

Эта скрытая боль до сих пор плещется на дне глаз моего ребенка, прорываясь по ночам горькими всхлипываниями во сне – проходит только когда погладишь по голове, пошепчешь на ушко «ты – наше солнышко, наш самый любимый в мире мальчик», поцелуешь – ребенок успокаивается. А все вокруг удивляются: какой же у малыша недетский и не по годам осознанно серьезный взгляд.

Дважды в день я приходила в «домик», забирала сынишку, одевала его потеплее, и мы шли гулять по территории. При этом, когда я приходила в его группу, меня никогда не пускали дальше своеобразного «предбанника», где вдоль стен выстроились шкафчики с детской одеждой. Я садилась на стоящий тут же диван и ждала, когда же мне вынесут мое сокровище. Когда в единственный раз по незнанию я попыталась зайти в саму группу, местные нянечки в весьма категоричной форме это пресекли: другие дети расстроятся и будут плакать, что это не к ним пришли. Плакать?

Скажу честно, неделю регулярно бывая в месте скопления маленьких детей, детский плач я не слышала ни разу (!). Представьте себе обычных «семейных» деток на игровой площадке, в гостях, в садике – время от времени от них обязательно услышишь плач: кто-то упал, у кого-то забрали игрушку, кто-то просто устал или проголодался, наконец. На территории «домика» царила почти абсолютная тишина. Дети молчали, заменяя плач в моменты горя монотонным раскачиванием, ударами головой и каким-то лихорадочным сосанием пальчиков на руках. Зачем кричать, плакать, расходовать свои силы, если все равно никто не подойдет и не пожалеет?

До сих пор с содроганием вспоминаю наши первые дни дома – малыш, еще не привыкший к новому месту, находящийся в стрессе из-за смены обстановки и в окружении пока еще малознакомых людей – плакал молча! Только открывался в немом рыдании рот, морщилось и краснело от натуги маленькое личико, – единственным звуком были ритмичные удары головы об стенки кроватки, об стены комнаты, об мебель, об самого себя. Пытались остановить, удержать – МОЛЧА вырывался и продолжал биться дальше, подсовывали руки или подушки – бился о них как рыбка, выброшенная на берег.

«Это не попытка привлечь к себе внимание. Это эрзац внимания взрослых – попытка утишить внутреннюю боль болью физической…

Они не могут посоветоваться, рассказать, прийти за утешением, они сами не осознают, что их мучает. Только боль, которая уменьшается от диких ударов головой об стену. Даже у самых умных это есть. Но чем меньше развит интеллект и речь, тем ребенку тяжелее, потому что он тем более не может выразить, что его мучает» (Вера Дробинская. «Ты как будто хочешь выучить меня наизусть»//Родные люди, № 2 (20), 2013, стр. 16).

В один из дней мы как обычно гуляли по территории, прилегающей к «домику». Немного распогодилось, и из-за серых облаков, ставших уже привычной и неотъемлемой частью пейзажа, вдруг выглянуло солнце. На прогулку вышли воспитательницы из разных групп вместе со своими подопечными. Основная масса деток играла на детской площадке – горки, качели, лесенки, небольшая песочница.

Этот мальчик привлек мое внимание не столько своим внешним видом – ребенок-инвалид, причем видно, что инвалид тяжелый, – сколько непривычно бунтарским для этого тихого местечка поведением. Все детки послушно выполняли распоряжения воспитательниц – играли в песочнице, по команде садились на качели, по команде слазили с них, никто никуда не убегал – все вертелись на одном «пятачке». Однако этот малыш проявлял самостоятельность – пытался уйти с площадки в каком-то более интересном ему направлении.

Воспитательница несколько раз возвращала его на площадку, все более и более раздраженно окликая: «Куда пошел, вернись сейчас же – я кому сказала!». Наконец, устав делать замечания, крепко взяла мальчугана за руку: «Раз ты меня не слушаешься, вообще больше никуда не пойдешь, ну-ка стой рядом!». Мальчик продолжал тянуть ее в сторону, показывал ручкой, крутил головой, издавал какие-то звуки, пытаясь всеми доступными ему способами выразить свое желание – просто уйти с площадки куда-то еще: возможно, на другую площадку, или к будке собаки, или немного походить по территории.

То, что произошло через мгновение – я не забуду никогда. Наверное, забыть было бы легче и проще, но не могу…

Взбешенная – другого слова и не подберешь – воспитательница со всей силой толкнула малыша под летящие качели, на которых сидела девочка из его же группы. Доска сиденья и ноги девочки ударили по голове ребенка…

Я помню эти детские глаза, этот взгляд беззащитного больного ребенка, режущий сердце. И снова этот страшный беззвучный плач.

И это не менее страшное чувство – полной своей беспомощности, беспомощности взрослого, невозможности что-то изменить, чем-то помочь… Сейчас вот пишу и плачу – от стыда, от чувства вины. Прости, маленький, что в своем малодушии и эгоизме не смогла забрать тебя с твоими тяжелыми и неизлечимыми диагнозами. Пошла легким путем, взяв в семью ребенка более сохранного и с более благоприятными прогнозами по состоянию здоровья.

Да, формально я сделала все от меня зависящее – сообщила главному врачу Дома ребенка (а то она и сама не знает), подала официальное заявление по факту увиденного жестокого обращения с ребенком, написала на сайтах и в тематических сообществах. Не сделала для этого мальчика только самого главного – того единственного, что реально нужно каждому такому вот малышу, находящемуся в системе сиротских учреждений России…

Классик писал об одной единственной слезе ребенка, перевешивающей  все земные богатства. А здесь и слез-то нет, только беззвучный, неслышный плач детей-сирот. Большие трагедии маленьких людей – с одной стороны; повседневные, рядовые моменты функционирования сиротских учреждений, «рабочие» будни, так сказать – с другой. Две стороны одной медали. Две чаши весов, из которых почему-то перевешивает совсем не та, где находятся детские судьбы.

image16711140_906e35ff419bac35ee5aee58d00c488d

P.S. Скажу честно: в самом начале истории главной своей целью видела забрать в семью конкретного ребенка, восстановить по возможности его здоровье, окружить заботой и любовью, отогреть теплом семейного очага – чтобы маленький человечек наконец-то почувствовал себя нужным кому-то, любимым и, Бог даст, счастливым. Забрав ребенка, я изначально планировала постараться забыть всю ту историю, о которой рассказывала в предыдущих статьях. Забыть как страшный сон – словно и не было ничего такого. Да и вообще хотела изначально, чтобы как можно меньше народа знали о том, как именно появился у нас сынишка.

Когда редактор сайта Матроны.РУ предложила мне рассказать о моем опыте усыновления, то первым порывом было отказаться – не ворошить прошлое, снова не переживать однажды уже испытанную боль. Так бы и поступила, если бы не история, о которой я рассказала в этой статье.

Продолжение следует…

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

новые старые популярные
Гоблинище

Даа… Поэтому страшнее всего оставить сироту. Вдруг — мало ли что? Хорошо, когда есть родственники, друзья. Пусть не родные родители растят ребенка, если почему-то не получилось, пусть даже не по своей охоте они его взяли — разные бывают ситуации. Но только не в детдом!

лина

приношу извинения, не ту кнопочку нажала, полностью с Вами согласна.

Лиля

Как же больно жить понимая, что малыши страдают(((((

Анна1982

Да! Часто еще иду по улице и вижу, как мамочка криком кричит на своего маленького (совсем маленького, еще только ходить научился) ребенка, и такие ужасные слова произносит, что меня, взрослого человека, в дрожь бросает. Так и хочется сказать: ну, он же маленький еще совсем, он по определению не в состоянии сделать что-либо, что заслуживало бы такого крика!

Liebe

До слёз. Как же всё это страшно и как же много нужно честности и мужества…

Елена

Качели же запрещены на территории детский учреждений?!?! Ни в одном саду рядом их нет по этой самой причине… Как они там оказались?

Автор

Елена, а можно ссылку на официальное постановление, по которому это запрещено??? впервые об этом слышу. И я сама катала сынишку там — играли в "кач-кач"… и на территории других домов ребенка тоже видела качели.

если Вы та Елена, которая юрист, то как считаете — имеет смысл вдогонку писать заявление? и как обозвать — о нарушении техники безопасности на территории дома ребенка?

Елена

могу поискать… но у вас 3 года прошло? вы уже вне досигаемости для опеки? вы уверены?

Автор

Елена, поищите, пожалуйста!

Jasmine

"Взбешенная – другого слова и не подберешь – воспитательница со всей силой толкнула малыша под летящие качели, на которых сидела девочка из его же группы. Доска сиденья и ноги девочки ударили по голове ребенка…" — это уже напоминает какой-то концлагерь.

"если Вы та Елена, которая юрист, то как считаете — имеет смысл вдогонку писать заявление?" — а как Вы теперь докажите. Нужно же снимки делать. Нужны свидетели. Заявление все равно считаю вполне можно написать.

Автор

Jasmine, а про что тогда написать заявление, что качелей не должно быть по технике безопасности? Про воспитательницу я написала еще тогда. Насчет концлагеря — Вы в чем-то и правы, используя такой термин: безнаказанность подобных действий и приводит к их повторению в разных формах и видах. Знаю историю про девочку, которую в наказание за какой-то мелкий проступок, остригли налысо — у девочки были красивые волосы и подростковый возраст. Горшок, надетый на голову малышу, страдающего недержанием. Это не общая практика, слава Богу — я знаю массу примеров обратных, когда и директор и персонал "домиков" душой болеет за каждого ребенка, выкладывается по полной,… Читать далее »

Мара

Да историй унижений полно и в обычных дет.садах. Только домашним детям можно пойти пожаловаться родителям. Я сама видела,как неплохой,в общем-то воспитатель хулигана четырех лет его же рюкзачком отлупила,зато что он с девочками дерется. Не больно,конечно,но мне бы не хотелось,чтобы ТАК воздействовали на не своего ребенка.
А чтобы на прогулках не было травматизма,детям просто запрещают подходить к качелям,горкам,песочницам и лесенкам. Причем запрещают таким ором, каким не каждый родитель на своего ребенка орать будет.
Казарма,она везде казарма. Но здесь хоть родители есть.

Мария Мышкина
Мария Мышкина

Могу Вас утешить, не все воспитатели так воздействуют на ребенка. Я тоже воспитатель. У нас со сменщицей самые страшные наказания — посадить на 1-2 минуты на стул и отвести в ясли (в крайнем случае). К высокой горке подойти не разрешаем, на низкую горку и качели отпускаем. Тем более к песочнице:) Но детский сад — это казарма, мы бываем суровы, иначе не получается.

Мара

Да я знаю,что это система виновата. ЗП маленькая, смены нет…Старых воспитателей не осталось. Знаю,что есть хорошие садики,где детей уважают,но там и условия должны быть .Но у нас в группе 49 человек детей на стандартное советское помещение и шкафчики,рассчитанные на 20 человек. И те же два воспитателя посменно и нянечка. И они совершенно справедливо говорят,что не выдерживают,что невозможно работать,невозможно присмотреть за ними на площадке…

Мария Мышкина
Мария Мышкина

49 человек??? О ужас… Где это у вас так? Вот-вот, тут бы уж хоть физически все целы были.

Мара

У нас в свое время кучу садиков перевели в частную собственность,во времена перестройки, теперь возвращают,но все равно дефицит. А детей много,так как по стране у нас в области самая высокая рождаемость. А частные детсады кому дорого, а кому далеко, или просто считается, что государственные лучше. А государство обязано всех детей устраивать, у кого очередь подошла.
Мы- бывшая КазССР.

Екатерина

Конечно не все, даже у меня в группе одна воспитательница была добрая, а другая злая, как сейчас помню:) Я зареванная пришла в детский сад как-то раз из-за того, что забыла дома любимую мягкую игрушку (а возвращаться времени не было, папа по пути так и не смог успокоить). Так она взяла за ручку меня, отвела в спальню, где в шкафах стояли красивые куклы, которых никому не давали, и предложила взять любую. Я не взяла, но сразу успокоилась:)) А вторую воспитательницу вспоминаю с содроганием, но дальше словесных угроз и оскорблений она не заходила ни разу. Но ведь и в детских домах не… Читать далее »

Мария

Да, я вспоминаю свои обычные ясли. Куда деток моего возраста отдавали в год- когда маме надо было выходить на работу, работать на благо народа. Длинный стол , все сидят, перед всеми тарелки с кашей, всем по очереди в рот суют ложку. Всех рвёт, в свою же тарелку. И воспитательница ругает- А, есть-кашу не хочешь? Сейчас язык отрежу, на сковородке пожарю—его- то ты есть будешь! Продолжают кормить дальше, уже рвотой. Мне повезло. Мама снова в декрет ушла, меня забрала, с истощением. В полтора года я восемь кг весила, говорит это мало. Потом в сад отдала только в пять лет- нас с… Читать далее »

Екатерина

У меня мужа (он 92 года рождения как и я) в возрасте, наверное, лет 4х стошнило кашей в тарелку, в детском саду, и с тех пор его там кашу есть не заставляли — не хочешь не надо. Не думала, что где-то была вот ТАКАЯ жесть.

Анна1982

Это какая должна быть каша, чтобы ей стошнило! Просто наша племяшка спокойно кашку ест — и овсяночку, и гречневую, и другие кашки — и все в порядке.

Елена

Мария,у вас просто феноменальная какая-то память.меня тоже в год отдали,но я практически и не помню ясли,1,2 фрагмента может только.Но родители говорили,что воспитательница хорошая была в яслях.

мария

А нам в садике в супер клали котлеты, если не съел, потом туда же компот. Это были 80ые годы, Москва, ведомственный садик

Екатерина

Это ужасно, но не удивительно. Если даже в детских садах такие истории совсем не редкость — где дети приходят вечером к своим родным, по идее, могут нажаловаться… У меня подругу в наказание заперли на три часа в туалете в детском саду. Конечно, это далеко не самое страшное, что в садах делают с детьми. А здесь речь о детях, которым жаловаться совсем, совсем некому…

Елена

http://files.stroyinf.ru/Data1/41/41665/#i371470 Приложение 1 (в приложении 2 они есть, но там для дошкольников (здоровых естественно)) http://zakon.edu.ru/catalog.asp?ob_no=13041 п2.1.11 http://dskvp2183.mskzapad.ru/conditions/safety/ar

Елена

Счас позвонила своей приятельнице, он в дс работает: у них СЭС заставили срыть все качели ещ 3-4 года назад. Она не директор, аргументацию СЭС не знает…

Но: все войны хороши, когда у вас прошли 3 года и вы хоть одного ребенка выведете из-под удара.

Автор

Елена, спасибо Вам огромное! если бы знала насчет качелей — сразу бы написала все по горячим следам.

По поводу войн — я поговорю с преподавателями нашей школы приемных родителей, обсужу — и риски в том числе.

Еще раз спасибо Вам!

Nata.

На счет детских домов сказать не могу, но по крайней мере в Москве я не видела ни одного детского сада, где были бы качели на территории. Полагаю, что это как раз в связи с техникой безопасности.

Liebe

И я очень надеюсь, что автор расскажет о том, как малыш наконец приехал домой. Наверное,на соответствующих форумах много можно почитать, но мы ( ведь, наверное, не только я хочу услышать продолжение здесь? ) так сопереживпем Вашей истории…

Автор

Liebe, я обязательно напишу — рассказываю все в хронологической последовательности =)

MaryNightingale

Ужас какой, так по отношению к ней какие-нибудь меры принимались??

Лилия Малахова
Лилия Малахова

Скорей всего, нет. Вспомните историю с отказничками, которым в родильном доме медсестры заклеивали ротики лейкопластырем, чтобы они не беспокоили их своим плачем. Не то что не наказали — было заявлено, что никакого криминала в действиях персонала нет.

MaryNightingale

Наверное, для мирянина в наши дни это один из самых высоких подвигов — взять вот такого ребеночка, как тот мальчик, и сделать для него все что можно…Но на такое способны единицы(((.

Елена

В этом году на Рождественской елке в Кремле об этом хорошо сказал:
"Иногда нас останавливает еще и то, что ребенок, которого можно усыновить, как бы не подходит — хотелось бы куклёнка такого красивенького, здоровенького. Вот тут самый главный вопрос: для чего мы усыновляем детей? Себе на потеху, на удовольствие? Или для того чтобы отдать самого себя другим? Если на потеху и на удовольствие — не надо брать. Воспитание детей — это не потеха, это всегда огромный труд. Но если берем того, у кого какой-то недостаток врожденный или приобретенный, некая болезнь, — мы делаем великое и святое дело.

MaryNightingale

Авва Дорофей "Но чего Он хочет? Хочет, чтобы мы желали воли Его благой, бывающей, как я сказал, по благоволению, то есть всего того, что делается по Его заповеди: чтобы любить друг друга, быть сострадательными, творить милостыню и тому подобное — вот воля Божия благая. Что же значит и благоугодная? Не всякий делающий что-либо благое делает его благоугодно Богу. И скажу вам, как это бывает. Случается, что кто-нибудь находит сироту убогую и красивую собою; она нравится ему по красоте своей, и он берет её и воспитывает, как сироту убогую, но вместе как и красивую собою. Вот это и воля Божия, благая,… Читать далее »

Nata.

Получается, что красивая сирота виновата в том, что она красивая, за это ее не надо брать и воспитывать, пускай и дальше страдает?

Анна1982

Если когда-нибудь у меня появится возможность усыновить ребенка (правда, я давно, глубоко и прочно не замужем и никогда там не была), то буду молить Бога, чтобы послал ребеночка такого, который мне по силам. Просто — по силам. Не знаю, сколько у меня сил, но только чтобы я смогла его любить и дать ему то, что ему нужно.

Елена

Продолжение: Я уже неоднократно упоминал замечательный пример, как один из наших владык, который несет свое послушание за границей, в тяжелое время после распада Советского Союза усыновил мальчика. Этот мальчик был жертвой Чернобыля, ему было совсем немного — три или четыре года. Его как раз привезли в микроавтобусе из Ровно, когда я был там, где живет этот владыка. И вот мы вместе с ним пошли принимать этого мальчика. Он не мог ходить, его ручки и ножки были искривлены, позвоночник согнут. Врачи сказали, что ребенку нужно больше 30 сложнейших операций, чтобы он смог ходить и жить среди здоровых детей. Тогда владыка сказал:… Читать далее »

Елена

Продолжение: Я уже неоднократно упоминал замечательный пример, как один из наших владык, который несет свое послушание за границей, в тяжелое время после распада Советского Союза усыновил мальчика. Этот мальчик был жертвой Чернобыля, ему было совсем немного — три или четыре года. Его как раз привезли в микроавтобусе из Ровно, когда я был там, где живет этот владыка. И вот мы вместе с ним пошли принимать этого мальчика. Он не мог ходить, его ручки и ножки были искривлены, позвоночник согнут. Врачи сказали, что ребенку нужно больше 30 сложнейших операций, чтобы он смог ходить и жить среди здоровых детей. Тогда владыка сказал:… Читать далее »

Мара

Действительно,единицы. Это очень хорошо понимаешь,когда видишь,как люди со своими вполне здоровыми детьми не управляются. И не потому,что плохие, а потому,что не ресурсные.
А тут взять ребенка в семью,даже здорового,вернее- не самого больного-это очень,очень много надо сил.Слава Богу,что есть такие люди,которые в себе их сознают и берут детей. У кого побольше сил — берут еще и не самых легких.
Так что сил вам всем, и спасибо от тех,кто так,как вы, не может!

MaryNightingale

Где-то было в сети видео про семью, усыновившую несколько малышей с синдромом Дауна.

Елена

Просто кошмар!!!

NaTaLi

Мы живем в другой стране, мое Солнышко, было в другом "домике", а сценарий один к одному((( так прискорбно… сердце ноет до сих пор

olgayeriomenko

А какой у него диагноз?

Автор

точных формулировок не знаю, психоневрология, органическое поражение ЦНС

Похожие статьи