Сотни женщин в рамках сетевого флешмоба #ЯНеБоюсьСказать публично признаются в совершенном над ними физическом насилии и сексуальных домогательствах. Иногда это истории о взрослых женщинах, чаще — о детях и подростках. Что дает обществу такое коллективное проговаривание травмы? Нет ли здесь опасности для самих пострадавших? Своей точкой зрения делится экзистенциальный психолог Ирина Белецкая.

«Недопустимо оставлять человека наедине с той раной, которую он в себе расковырял»Я воспринимаю этот флешмоб неоднозначно. Его польза в том, что отчасти получился эффект группового воздействия: женщины почувствовали солидарность, получили поддержку от общества, увидели, что они не одни, что их поддерживают и мужчины, и такие же женщины, как они. Проблема стала видимой. В этом плюс.

Но у меня вызывает сомнения форма проведения: то, что это проводится в интернете, где все в значительной мере обезличено, где человек дистанцирован от себя и где — это главное — у человека нет возможности обработать эти переживания. Не просто сделать их видимыми, а должным образом обработать, оценить, дать себе возможность пережить этот ужас и правильно расставить акценты. Невозможность сделать это может привести к ретравматизации — повторному переживанию травмы, не приводящему к исцелению от нее. Это первый минус флешмоба.

При этом когда человек выносит в публичное пространство свои самые глубокие интимные переживания, такие, которыми можно поделиться отнюдь не со всеми, а может, и вовсе ни с кем, потому что это слишком личное, — то у него стираются границы интимности. В этом второй большой минус. Кроме того, нарушаются отношения с собой: ведь выставляя такие интимнейшие вещи на всеобщее обозрение, я перестаю быть в контакте с собой, в этот момент я как бы смотрю на себя на стороны. Тогда кто я такой? Что я в связи с этим чувствую? Или я вообще ничего не чувствую, потому что мне так стыдно, что я вынужден заглушить все свои чувства, чтобы мочь вынести свои интимные переживания в публичное пространство? В этом смысле флешмоб вреден. Он оставляет непроясненными важные вопросы. Как человек будет жить дальше? На что он будет опираться? Будут ли у него отношения с самим собой? И это третий серьезный минус.

То, что человек смог об этом заговорить, его смелость — это позитивно. Теперь человек знает себя с этой стороны. Однако основное переживание человека, пережившего насилие: «Со мной что-то не так, я не такой», не изменяется. Оно заменяется на переживание: «Я по-прежнему не такой, но я могу об этом говорить». Чтобы прийти к чувству: «Я могу себя ценить и уважать, несмотря на мой травматический опыт», необходимо специальным образом обработать переживания в безопасной интимной среде, в терапевтической группе или в процессе индивидуальной психотерапии.

Безусловно, очень важно привлечь внимание общества к этой проблеме, показать, что насилие существует, и что женщинам, пережившим этот опыт, нужна поддержка, в том числе со стороны их мужчин. Но большой вопрос, получили ли мужчины, читавшие признания женщин, те необходимые знания и навыки, чтобы поддержать своих женщин? Смогли ли они в результате прочитанного выработать свое собственное отношение к проблеме и занять свою собственную позицию? О чем здесь для них идет речь, как они в этом участвуют? Или же это для них просто еще одна шокирующая новость, удовлетворяющий любопытство факт: сегодня услышал, а завтра забыл? А ведь это действительно очень важная проблема.

Здесь есть и важный воспитательный аспект. Интернетом пользуются все, эти тексты читают и дети, и подростки. Как это воздействует на них? Ведь акценты проблемы четко не расставлены. Кто виноват в сложившейся ситуации? Можно ли ее было предотвратить? Какие же выводы сделают те, кто это читает? Здесь больше вопросов, чем ответов.

Я считаю, что темой поддержки жертв насилия надо заниматься, об этом надо говорить. Но вопрос, стоит ли женщинам делать такие признания публично? Или более безопасным и исцеляющим вариантом для жертв насилия будет взаимодействие с психологом или психотерапевтом или прохождение групповой терапии, где можно также получить поддержку группы?  Я за то, чтобы человек, нуждающийся в психологической помощи, мог ее получить. И стандарты такой работы не предусматривают публичных признаний.

Важно не просто «распаковать» все сложные чувства и сделать их видимыми, но и «обработать» и «собрать» их заново, чтобы у человека появилось новое чувство в отношении самого себя. Недопустимо оставлять человека наедине с той раной, которую он в себе расковырял. Когда эта тема бесконечно теребится, но человек не может ее переработать, прийти к новому чувству себя, наладить свою жизнь в новом ключе, — это наносит ему вред.

Какой может быть профилактика насилия? Этот вопрос требует серьезного внимания и специальных мер. Детей — как мальчиков, так и девочек — должны обучать, что нужно делать в таких ситуациях. Как распознать нечистые намерения? Как реагировать? Самое первое, что ребенок может сделать, когда чувствует к себе нездоровый интерес, — по возможности сразу найти других людей. Бежать туда, где есть другие люди, и просить о помощи.

Нужно объяснить ребенку, что это не шутки, что это действительно очень серьезно. Но делать это стоит аккуратно, чтобы это не стало травмой, чтобы не нарушить естественный контакт между полами. Не надо запугивать: дети не должны испытывать ужас перед противоположным полом, а просто понимать, что такое бывает. У ребенка должна быть зрелая позиция: да, такое может быть, это неприятно, это плата за то, что мы живем в таком обществе и в таком мире, и это надо просто иметь в виду. И знать, как себя вести.

Если есть возможность встречать ребенка после каких-то его занятий, то нужно использовать ее. Но я бы не советовала устанавливать тотальный контроль за жизнью детей. Во-первых, невозможно контролировать ребенка полностью. Во-вторых, тем самым вы лишаете его права на границы интимности, на то, чтобы у него была часть жизни, куда он может не хотеть вас пускать. Может быть, он не хочет быть все время с вами? Готовы ли вы дать ему право жить своей жизнью, совершать свои ошибки и получать опыт, в том числе, возможно, травматический? Здесь нет однозначного ответа: кто-то готов, а кто-то не готов. Это вопрос родительского мужества, и каждый родитель принимает решение сам.

Важно знать, что мы, как родители, имеем право на свои чувства, в том числе и на страх за здоровье и благополучие собственных детей. Иногда мы с этими чувствами не справляемся и начинаем тотально контролировать своих детей. Я считаю, что важно сказать ребенку о своей неготовности предоставлять ему большую свободу, чтобы ребенок понимал, что речь идет не о том, что ему не доверяют, а о том, что у родителей есть свои сложные чувства по этому поводу, которые они пока не могут переработать. Да, родитель не может не испытывать страх. Этот страх так силен, что у родителя есть только один способ с ним справиться — тотальный контроль. Это нездоровая форма, но если родитель по-другому не может, то важно в этом быть открытым и честным с ребенком, поговорить с ним об этом. И ребенок тогда сможет лучше понять родителя в его попытках тотального контроля, сможет воспринять угрозу насилия всерьез и даже поддержать и успокоить родителя, сказать, что он знает правила безопасности и будет стараться им следовать. Тогда это будет зрелый персональный диалог. Это гораздо лучше давления. Открытое обсуждение чувств и переживаний родителя, на мой взгляд, принесет больше пользы, чем тотальный контроль.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

7 Comment threads
2 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные
Maria_Francesca
Maria_Francesca

Плюсую. Поосторжнее надо с такими вещами, чтобы хуже не стало.

Кэтти

Мало кто из женщин сможет читать эти истории. Ну, по крайней мере я не смогла. И рассказывать самой тяжело и больно.
А потенциальные насильники могут от этих рассказов не раскаиваться, а "начесывать гондурас".
Сложно. Не знаю, как отнестись. Может, все и правильно.

Наталья

Согласна, что одного флешмоба мало. Но это все равно, что сказать: только промыть рану от грязи мало.
Важна именно массовость — вина не на мне, вина на насильнике. Важна поддержка — посмотрите, сколько сочувствия. Обезличенность — несправедливо. Публикуется все это не анонимно, и видно близким друзьям.

Soul

#ярешительнопротивфлешмоба #янебоюсьсказать с позволения сказать, помогающего всем якобы хорошеньким девочкам, преодолеть свои негативные эмоции и внутренний конфликт посредством чего…выплескивания этого самого негатива в виртуальную реальность. Почему я везде пишу "якобы", потому что как можно поверить в то, что маленьких девочек 10-13 лет преследует насилие в семье, например, и никто ничего не видит и не делает…в России не любят педофилов, а по рассказам милых подростков лет 15-17( большинству именно столько лет ) …их только и делали что насиловали в детстве. И как они только выжили…? И вот казус… А на страницах в ВК у этих девочек, те же "50 оттенков серого"… Читать далее »

zvereva2010

Не знаю, будет ли польза от этого флэшмоба.. Но я бы не стала вспоминать то, что давным-давно пережито и упокоено в глубинах подсознания. Смысла лично для себя не вижу. Опять же и комментаторы бывают мягко говоря циничные и не понимающие. Так что, лично я считаю для себя этот флэшмоб не нужным и даже вредным. И читать не буду, тем более, комментарии к признаниям женщин.

idealist

По-моему, все угодили в капакан, который расставили на слабую и наиболее эмоциональную часть общества — детей и женщин. Сразу, как почитала пару историй, как журналист поняла, что это типичный вброс, нацеленный на ухудшение самочувствия нашего общества и пошла к психологу по образованию. Поговорила с ней и убедилась, что это не профессия сделала меня циничной, а вся эта ситуация — действительно вброс, осуществленный, в основном, феменистками и представителями лгбт-сообществ. Искренне жаль людей, которые перемалывали свои настоящие воспоминания и выбросили их в публичное пространство, надеясь, что это им как-то поможет. А на деле стали участниками информационной войны на стороне противника…Почитала эту разумную… Читать далее »

елена к

У меня тоже неоднозначное впечатление от флешмоба. Автор статьи сформулировала как раз то, что я сама чувствовала. Но и совсем ужасного тут не вижу и не считаю френдов из фб "участниками информационной войны на стороне противника". Какая разница лгбт-сообщество или кто ещё запустил флешмоб, мы же не гей-браки продвигали.

idealist

если прямым текстом не сказано, что сообщение продвигает, это не значит, что продвижения чего-то там нет. Увы, здесь все так. Рассичтано на создание напряжения между полами. Мужчины — плохие, мужчины-агрессоры. Они страшны и ужасны, а девочки хорошие. И начинается тяга вместо мужчин к женщинам. Вообще очень многие люди, пережившие насилие противоположного пола уходят потом в лгбт, так сказать — почитайте. Это все записывается на подкорку. Этим и страшно и опасно. Вообще информация — это серьезное оружие, не стоит так легкомысленно воспринимать подобные вещи. Подумайте, если бы Ваша дочь лет в 9-12 прочитала такие истории? какой бы отпечаток они оставили у… Читать далее »

Ксения

Возмущена статьей, иначе сказать не могу.
То требуют от флэшмоба научить мужчин, то называют свидетельство женщин расчесыванием ран… Что значит:"исцеление не допускает публичных заявлений?" Оно допускает все, что сам человек считает правильным.
Какой силой обладает малая капля правды? Нет, женщины не подумают, что с ними что-то не так, как раз это каждой твердили поодиночке. Напротив, женщины наконец увидели, сколько нас, что всех это коснулось,что мы не виноваты, что нам не кажется, когда мы замечаем зло под личиной "просто шутки."

Похожие статьи