Накануне 190-летнего юбилея Льва Толстого в российский кинопрокат вышел фильм Авдотьи Смирновой «История одного назначения». В его основе — реальная история из жизни Льва Толстого, описанная у литературоведа Павла Басинского в книге «Святой против Льва». Писатель заступился за подсудимого — писаря Шабунина, которому грозила смертная казнь за то, что он ударил по лицу своего ротного командира. О деле писаря Толстой узнал от одного из офицеров военной части, в которой служил приговоренный к расстрелу, — Григория Колокольцева. Это он предложил выступить в защиту солдата Льва Николаевича. Но фильм — не о Толстом. И не о его подзащитном. Можно было бы сказать, что он о поручике Колокольцеве, чей голос становится решающим в вынесении приговора солдату, но, в сущности, фильм получился — о каждом из нас.   

В первые полчаса картины создается впечатление, будто у режиссера не было ни желания, ни задачи вовлекать в происходящее в киноленте зрителя. Жизнь на экране будто проходит мимо, течет гдето там, как если бы смотреть на нее издалека. Впрочем, не так ли мы порой воспринимаем свое собственное существование? Все течет своим чередом, один день сменяет другой, жизнь на автомате, человек может быть не сосредоточен и даже не вовлечен в нее.

Так и тут: Толстой (Евгений Харитонов) покупает черных свиней в Японии, гдето неподалеку терпит побои и пьет горькую писарь Шабунин (Филипп Гуревич), персонаж Алексея Смирнова — Гриша Колокольцев, изрядно набравшись, до смерти напаивает слона в цирке, а потом размышляет о благородстве в вагоне поезда; Софья Андреевна любит мужа, злится на мужа, в конце концов, она, в исполнении Ирины Горбачевой — интересная молодая женщина, которая вызывает симпатию. Жизнь идет в Ясной Поляне, жизнь идет за ее пределами. Яркие и значительные события не происходят в ней непрестанно, они словно вынашиваются гдето глубоко в ее утробе — под малозаметными, кажущимися порой бесцветными ежедневными заботами и делами… а потом, в какой-то момент, кто-то вдруг включает эту жизнь как будто изнутри, чтобы проверить — а что мы вообще из себя представляем? Кто мы такие есть, что мы за люди? Так в жизни происходит поворотный момент. Так случаются истории.

В одном из писем к своему биографу Толстой однажды напишет об этом эпизоде:

«…случай этот имел на всю мою жизнь гораздо более влияния, чем все кажущиеся более важными события жизни: потеря или поправление состояния, успехи или неуспехи в литературе, даже потеря близких людей».

Символичным кажется то, что именно через фигуру Толстого в грудную клетку картины подается тот самый разряд, который в определенный момент и оживляет ее. Тогда-то все пазлы киноленты, тогда-то все встает по своим местам и, наконец, целиком поглощает. Защитная речь Толстого на суде, от начала до конца написанная авторами картины, изнутри включает «Историю» таким образом, что в ней объемно, один за другим, начинают проявляться не только лица героев, а лица целых типажей и прототипов — их характеры, высокое и низкое в них. Наши характеры, высокое и низкое в нас. И в этот момент окончательно убеждаешься: фильм совсем не о Толстом, а о том, что Толстого, безусловно, волновало и над чем, в частности, он работал всю свою жизнь: сквозь оживающие персонажи фильм начинает прорастать вечными смыслами и вечными же вопросами:

Где граница между милосердием и законом? Почему подчас, казалось бы, простой человеческий выбор становится для нас испытанием? Как понять, что наш выбор верный, если в мире многое относительно, и у каждого своя правда? С чем сверяться, на что по-настоящему ориентироваться, если в итоге самыми честными нередко оказываются те, кто не кричит об идеалах и не стремится перевернуть мир (как спивающийся в картине прапорщик Стасюлевич)? (Далее можете добавлять свои вопросы, их в достаточной мере возникает в процессе картины, всем хватит).

«История одного назначения», на мой взгляд, это абсолютно евангельская кинолента о сложности выбора, который ежечасно происходит с нами, кажется, с самого сотворения мира. А главное — о том, что любое правило, становясь абсолютным и единственно верным для всех и каждого, способно погубить и жизнь человека, и его душу.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Журналист и телерадиоведущая

Другие статьи автора
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Захотелось посмотреть

Трейлер не понравился, и все же решила посмотреть этот фильм с 15-летним сыном. Потому что Толстой и все такое. Блин. Мне было реально стыдно, что я его на этот фильм привела. Ложь, ложь, ложь. Не грубили младшие офицеры старшим, даже имея крутого папу. Не ударил бы этот писарь командира в жизни — не та порода. Не лобызаются священники с приговоренными к расстрелу. Не произносят полковые врачи вердиктов «Смерть наступила мгновенно». Не устраивают сентиментальные пейзане эффектных панихид по расстрелянным, с сотней свечей и до утра. Думаю, в реальности все было гораздо проще и грубее. Кто-то мучился совестью, конечно. Но совесть и… Читать далее »

Похожие статьи