— А где Бог? Что такое Бог?

— Мой Творец и твой, Он никогда не разрушит того, что создал. Я доверяюсь его всемогуществу и его доброте. Я считаю часы до той великой минуты, когда возвращусь к нему.

Есть книги, чьё очарование трудно понять. Прочитав их по кругу в двадцатый раз, смотря сквозь призму возраста и образования, конечно же, начинаешь замечать недостатки, неочевидные читателю-подростку. Поступки героя, выглядевшие героическими и прекрасными, становятся нелепыми, а то и жестокими, нестыковки сюжета, логики, образа, обстоятельств места и времени режут взгляд. Многословие ужасает, от картонных декораций и стандартных ходов сводит скулы. Сколько можно писать о несчастных золушках и их невоспитанных принцах? Шарль Перро уже все сказал! И всё же, и всё же…

— Благодарю вас, мистер Рочестер, за вашу великую доброту. Я почему-то рада этому возвращению к вам. Там, где вы, — мой дом, мой единственный дом.

История маленькой гувернантки подкупает необыкновенной правдивостью, подлинностью чувств и переживаний. Когда я тринадцатилетней девочкой впервые прочитала роман «Джен Эйр», то чуть не плакала над первыми главами: я узнавала себя, сидящей за занавеской в библиотеке, разглядывающей узор на тарелке, воображающей роскошные картины, которые непременно будут мной нарисованы, и уже рисующей их — царицу звезд в айсбергах, туманное чело, чеканный профиль милого друга. Ощущение сопричастности было настолько сильным, что я могу воспроизвести его и через тридцать без малого лет. И даже Библию в юности я начала читать, чтобы понять любимую героиню и любимого автора. И верить в божественную мудрость и провидение тоже научилась благодаря маленькой, скромной Джейн и гению Шарлотты Бронте.

Пересказывать биографию семейства, в равной степени одаренного талантами и бедствиями, вряд ли имеет смысл. Любой поклонник сестер Бронте знает и об их чудаковатом отце и о пьянице-брате, утопившем в вине незаурядный талант художника, и о четырех сестрах, в свой срок умерших от туберкулеза, — Эмили и Энн оставили яркий след в английской литературе, Мария и Элизабет скончались в юном возрасте.

Сама Шарлотта была отнюдь не таким тихим ангелочком-сироткой, какой она представляется романтичным читателем. Из всех детей старого Патрика Бронте она единственная проявила не только творческие способности, но и деловую сметку и хватку. Она помогла сестрам получить приличное образование и освоить французский язык в пансионе супругов Эгер (Поль Эгер, как известно, стал прототипом мистера Рочестера и самой большой любовью Шарлотты). Она разработала проект частной школы для девочек, и лишь тяжелая болезнь отца и сестер помешала его реализации. Она уговорила сестер выпустить сборник стихов под псевдонимом «братья Белл», она вела переговоры с издательствами по поводу выпуска их первых романов и также преуспела. Только за первое издание «Джен Эйр» ей заплатили 500 фунтов (годовое жалованье гувернантки в то время составляло 30 фунтов в год).

У Бронте были поклонники и друзья-мужчины. Король тогдашней популярной литературы Теккерей писал о ней: «Помню трепетное, хрупкое создание, маленькую ладонь, большие честные глаза. Пожалуй, главной чертой ее характера была пылкая честность». Он пригласил молодую писательницу в Лондон послушать лекции. Мисс Бронте ответила взаимностью на восторг коллеги, посвятив ему второе издание «Джен Эйр». Эпитеты, данные ей Теккерею, породили волну слухов, поговаривали даже о романтической связи. Это осталось лишь пересудами. Тем не менее, Шарлотта, невзирая на невысокий рост, худобу, бледность и бедность, четырежды получала предложение руки и сердца — не всякая девица в Англии имела счастья дождаться хотя бы одного.

Остается открытым вопрос о браке Шарлотты, ставшем косвенной причиной её гибели, — организм 38-летней женщины не справился с токсикозом, отягощенным застарелой простудой. Избранник немолодой уже мисс Артур Белл Николлс был священником, помощником Патрика Бронте. Он десять лет стойко ухаживал за Шарлоттой, отказываясь предпочесть упрямой гувернантке кого-то из её милых сестер или симпатичных соседских дочек. Невзирая на мнение многих биографов Бронте, необходимости вступать в брак у писательницы не было — «Джен Эйр» неоднократно допечатывали, второй роман, «Шерли», был встречен публикой благосклонно, «Городок» тоже приняли к публикации. К тому же у Шарлотты, скорее всего, оставались права на книги сестер — и «Грозовой перевал» Эмили и «Агнес Грей» Энн неплохо продавались. Богатства это не обещало, но на достойную жизнь одинокой леди вполне хватило бы. Видимо, преданный поклонник сумел добиться взаимности. Или Шарлотта устала от одиночества. Череда смертей, потеря близких, подступающая слепота отца сломили её, и в попытке выжить мисс Бронте ухватилась за соломинку. К сожалению — поздно.

Возвращаясь к легендарному роману «Джен Эйр», хочу отметить, что произведение до сих пор актуально. Волею судеб я регулярно рецензировала книги, в том числе современную английскую женскую литературу — десять с небольшим томиков. В трех из них я встретила прямые цитаты из «Джен Эйр», ещё в двух — косвенные. Остальные романы Шарлотты, хотя и более совершенные с литературной точки зрения (особенно «Городок»), подобной популярностью и близко не пользуются.

Сюжет книги построен по стандартной схеме дамских романов. ОНА встречает ЕГО, ОН сперва вызывает у НЕЕ отвращение, но затем просыпаются чувства, ОН и ОНА объясняются, дело идет к свадьбе, внезапное препятствие разъединяет героев, потом ОНИ встречаются и живут долго и счастливо. По счастью, схемой книга не ограничивается. Шарлотта — подлинный художник слова, она искусно воссоздает английские пейзажи, то мрачные и грозные, то полные неброского очарования — помните покрытые росой розы в саду Торнфилда? В памяти остаются мрачный бархат красной комнаты, вышивки, сделанные руками давно канувших в Лету дам, пухлые купидончики, вырезанные на мебели, «Жизнь английских птиц» Бьюика. Герои книги великолепно выписаны — и жестокая миссис Рид, и суетливая, но добрая Бетси, и пронзительная, трагичная и мужественная Элен Бернс — от первой встречи с ней Джейн до Rezurgam («Воскресну!») на скромной могильной плите.

1303125832_1303434

Мистер Рочестер — самый, пожалуй, нереалистичный персонаж романа. Его поступки нелогичны, выходки кажутся дикими — одна история с переодеванием в цыганку чего стоит! Его намерения по отношению к Джейн не выглядят ни честными, ни благородными — соблазнить девушку ложным замужеством, а потом признаться в фиктивности брака, зная, что опозоренной «жене» уже некуда деться — законы викторианского общества были весьма суровы. И, тем не менее, он поступает именно так, как хотелось бы закомплексованной, не уверенной в себе девушке, — восхищается картинами и понимает их важность для Джейн, ценит её успехи, обращается за поддержкой. При этом он честен с ней, ясно видит её недостатки, не льстит, не пытается подкупить или принудить, не навязывает себя. Джейн учится доверять, радоваться теплу, она раскрывается навстречу близкому человеку… Как, наверное, хотелось бы и самой Бронте. Но законы божеские для неё выше человеческих, она уходит от мистера Рочестера, чтобы избежать соблазна любой ценой. И финал отнюдь не выглядит хеппи-эндом — принц стал калекой и обеднел. Впрочем, его пылкая и, как справедливо полагала Джейн, недолговечная страсть переросла в подлинное чувство. Наверное, они были счастливы… Но книга не ограничивается простой любовной историей.

Если внимательно вчитаться в текст, он буквально пронизан цитатами из Библии, завуалированными или замаскированными советскими переводчиками — так же в своё время обошлись и с Андерсеном. В неутомимом поиске любви, описанном Бронте, в постоянном внутреннем диалоге, безупречности поступков и устранении от греховных соблазнов больше богоискательства, чем в иных священных книгах. Джен Эйр не ходит к каждой обедне, не вымеряет длину юбок или плотность головного платка, не выискивает в тарелке кусочек скоромной колбасы, не заявляет во всеуслышание о святости несокрушимой девственности. Но она постоянно молится, поддерживая связь со своим Создателем, полностью доверяет ему и неустанно благодарит за щедрость — даже засыпая на голом камне посреди торфяного болота. Она готова погибнуть, но не изменить себе, не отказаться от предназначения. Она искренне верит — и, пожалуй, что урок веры, заключенный в романе, ценнее любовных переживаний.

Рассуждать о любимой книге можно бесконечно — в стороне остались и место этого незаурядного произведения в английской литературе, и негласная конкуренция Бронте и Джейн Остин, и нелестные отзывы Диккенса, и пылкий восторг русской интеллигенции. Я перечитываю «Джен Эйр» каждый год, в часы сомнений или тоски. И эта удивительная книга всякий раз дает мне силы подняться.

Я говорю с вами сейчас, презрев обычаи и условности и даже отбросив все земное; это дух мой говорит с вашим духом, словно мы уже прошли через врата могилы и предстоим перед престолом божьим, равные друг другу, — как оно и есть на самом деле.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Поэт, писатель, журналист, рецензент, фотограф, дважды мама и четырежды кошковладелица. Выпустила четыре книги, напечатала полсотни рассказов и много-много стихов. Люблю жизнь, интересуюсь всем вокруг. Живу в Крыму.

Другие статьи автора
новые старые популярные
Татьяна

Почему-то эта книга прошла мимо меня, не в смысле "не всколыхнула" а в смысле "не читала"…После этой статьи очень захотелось прочесть! Спасибо.

Гоблинище

Да, чудесная книга. Я прочитала этот роман впервые на первом курсе уже, в 18 лет, и наверное поэтому сразу уловила помимо сюжетной линии и вот эту глубину тоже. И хорошо его перечитывать. А иллюстрации к статье — это из фильма? Если да, то подскажите, пожалуйста, из какого. Я смотрела только с Тимоти Далтоном в главной роли

kiriniya

Верхняя иллюстрация, наверное, из последнего фильма, с Васиковски — пока не посмотрела его. А та, где Джейн с Адель — из экранизации Дзеффирелли — моя любимая.

Гоблинище

Спасибо большое!

Гоблинище

Спасибо!! надо будет посмотреть 🙂

Мышка

Мне понравилась экранизация с Васиковски, рекомендую к просмотру! Довольно легкий фильм, в то же время не упущены ключевые моменты, и Джейн очень понравилась:)

kiriniya

Да, надо наконец посмотреть.

olgayeriomenko

Мне этот роман всегда казался эталоном взвешенности мирского и духовного. Никогда не видела в нем ни крупицы "романтического бреда". То, чего не могла понять Анна Каренина, поняла Джейн Эйр: любить могут только два свободных человека, когда один зависит от другого, любовь быстро гаснет. Именно Джейн учит принимать мужчину со всеми недостатками не демонизируя и не идеализируя. Джейн любит мистера Рочестера, но спокойно рассуждает, что если бы уступила ему и стала жить во грехе, во всем завися от него, отринутая обществом, то быстро надоела бы ему — люди не любят тех, кто пожертвовал ради них всем. Перед свадьбой Джейн угнетает материальное… Читать далее »

Соня

верно. Но Анну Каренину сочинил мужчина. А Джейн Эйр знает женскую душу изнутри. И это при том, что Джейн старше Анны лет на пятьдесят по крайней мере, но её самоощущение куда нам ближе, правда?

olgayeriomenko

Толстой тоже знал женскую душу, и знал то, о чем знала Джейн 🙂 Анна не знала, как многие женщины.

Гоблинище

А мне, кажется, ближе Анна…. не, под поезд прыгать не буду. Не хочу. Но в целом

Мария

Ника, спасибо Вам большое! Меня так же потряс этот роман. Но читала я его впервые где-то в 24 года, когда была в состоянии читать этот шедевр на языке оригинала. Вы очень точно подметили, что весь роман пронизан живым христианством, которое не в покрое юбки. Меня поначалу очень удивляло, что Джейн молится утром и вечером, даже не столько сам факт, сколько то, что она об этом говорит как об абсолютно естественном процессе. Вы прекрасно отметили: «Она постоянно молится, поддерживая связь со своим Создателем, полностью доверяет ему и неустанно благодарит за щедрость — даже засыпая на голом камне посреди торфяного болота». Особенно… Читать далее »

Тэсс

Удивительно, как на разных людей книга производит одно и то же впечатление. Читала и узнавала свои чувства, мысли и эмоции. Перечитаю пожалуй, и даже в оригинале. И английский заодно под тяну.

kiriniya

А правда, отчего никто не напишет про "Шерли"? Роман ничуть не уступает "Джейн Эйр", прочитав, сразу влюбилась в героинь.

Гоблинище

Пойду читать

kiriniya

Не пожалеете.

Гоблинище

Прочитала и "Городок", и "Шерли". Пришла к выводу, что у Шарлотты Бротне один роман, и это "Джен Эйр". "Городок" вообще жесть, а "Шерли" — миленько, но и только. Это разумеется только мое мнение. "Грозовой перевал" я вообще считаю чушь дикая, а многим нравится

Eugenia

Я почему-то в Шерли не увидела той глубины и естественности, что ли, которые понравились в Джейн Эйр. Мне этот роман показался просто сладкой сказкой о любви, порой до приторности. Но это имхо

Соня

Спасибо за эту статью. У меня этот роман тоже среди самых любимых и перечитываемых. На мой вкус это лучшая любовная история в литературе) Там есть ещё одна важная сюжетная линия, особенно если судить мерками того времени женского неравноправия, когда социализацию женщине мог дать только брак: Когда Джейн покинула мистера Рочестера, она переживала за него и скучала о нём. Но стала его разыскивать и вернулась только когда сама крепко встала на ноги: не только профессионально утвердилась в качестве учительницы, но и наследство приличное получила, стала независимой. Писательнице даже потребовалось сделать героя беспомощным калекой — слепым и одноруким. Чтобы он не смел… Читать далее »

Кате

Мне кажется, то что Рочестер потерял руку и глаз, это тоже из Евагелия.
Он хотел получить желаемое неправедным путем.

Спасибо за статью.

Гоблинище

Никогда мне это даже в голову не приходило, а ведь и правда

Maria_Francesca
Maria_Francesca

Мне всегда казалось, что Джейн немного… того. Прочем, я тоже всегда числилась девочкой с приветом. Так что мы были почти родственные души.

Елена

Я зачитала наш домашний том с Джен Эир до дыр… меня завораживало чувство собственного достоинства и самоуважение героини… и еще ее неизлечимый оптимизм-вера.

Похожие статьи