«Вычитать и умножать, малышей не обижать – учат в школе, учат в школе, учат в школе …» Предусмотрительные родители начинают искать школу для своего ребенка, когда он еще только учится произносить собственное имя, но никакой престижный лицей не гарантирует, что ваш ребенок будет учиться с удовольствием. Как вообще можно оценить, хорошая школа или плохая? Закончится ли когда-нибудь реформа образования? О нелегкой судьбе современных школьников мы беседуем с Сергеем Волковым, учителем школы №57, редактором журнала «Литература», членом Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ.

СВ— Сергей Владимирович, вы работаете в системе образования уже 21 год и имеете возможность наблюдать динамику отношения и учителей к преподаванию, и учеников к процессу. Если брать последние 10 лет, что меняется в школе, параллельно с государственной активностью по изменению стандартов образования и введением новых форм аттестации, таких, как ЕГЭ?

— Во-первых, система образования у нас очень разнообразная, и человек, который работает в каком-то одном ее сегменте, должен быть очень смелым, чтобы что-то обобщать. Я могу сказать только про то, что я вижу своими глазами, а это ученики одной школы, в которой я работаю. Наша школа специализированная, с математическим уклоном, я преподаю литературу в классах с углубленным изучением математики. Я могу судить о состоянии литературного образования также по своему опыту встреч с учителями литературы в разных городах, куда я приезжаю с открытыми уроками и семинарами.

Есть субъективное ощущение, что в системе образования все становится хуже, несмотря на то, что по отчетам – всё совсем наоборот. У учителей литературы складывается впечатление ощущение, общий культурный фон был лучше. Знание исторических событий, цитат, имен – то, что должно откладываться в памяти ребенка в процессе обучения, сейчас менее заметно в учениках, и иногда кажется, что ты произносишь фразы «в пустоту». Кажется, что раньше больше читали классическую литературу. Я говорю «кажется», потому что в реальности потом оказывается, что много противоположных историй, когда выясняются, что дети много читают, много знают, стремятся читать сложные и неожиданные произведения.

Реформа образования, которая в нашей стране продолжается уже много лет, в области преподавания литературы сыграла отрицательную роль. Прежде всего, литература перестала быть предметом, по которому сдается обязательный экзамен. Ученикам стало ясно, что по этому предмету можно «не напрягаться», и это резко ударило по мотивации чтения. Реформаторы нам говорят, что это была недостойная мотивация – читать потому, что потом нужно будет сдавать экзамен. Получается обучение «из-под палки», а вы так ученика замотивируйте, чтобы он сам, без «палки», читал. Вообще-то это довольно трудно сделать, не все учителя это умеют и на то есть объективные причины. Книги, которые мы изучаем в школе, писались не для подростков, а для взрослых людей, они написаны давно, их язык надо расшифровывать. Для чтения необходимо много времени, много сил и поддержки в обществе. Общий настрой, который транслируется через телевидение, прессу, радио – скорее, антикультурный, сиюминутный, потребительский. Ощущается дефицит культурно заряженных передач, которые рассчитаны и на подростков, и на взрослых людей. Современное телевидение – это враг гуманитарного образования.

Учителя сражаются с этой ситуацией одни и когда им говорят, что мы убрали «насильную» мотивацию для чтения, придумайте какую-то другую – это довольно сложно сделать. Чтение – это труд. Для того, чтобы состоялся урок физики, нужно, чтобы ученик пришел. Ему дадут решать какую-нибудь задачу, что-нибудь объяснят. А чтобы состоялся урок литературы, ученик должен прочесть текст. Полноценный урок по «Войне и миру» невозможен, если ученик не прочел «Войну и мир». Урок литературы состоится только тогда, когда ученик предварительно хорошо поработал. А ведь часто бывало так, что ученик берется делать что-то из-за внешней мотивации, например, предстоящего экзамена, и так проникается, что вдруг чувствует вкус к этому делу, втягивается в чтение. Нет ничего особенного или страшного в том, что встреча ученика и книги происходит по необходимости, сейчас же эта необходимость отпала. Уроки литературы в сегодняшних школах хоть и остались в программе, но потеряли свою значимость. В старших классах их часто заменяют русским языком, потому что впереди ЕГЭ по русскому и к нему надо готовиться.

Еще один вред от обязательного ЕГЭ по русскому языку – формат высказывания ученика. В ЕГЭ есть задание, где ученику необходимо написать свой текст по поводу данного ему фрагмента. Достаточно 150 слов – при том что раньше сочинения писали на 6 листов. Эта смена количественных ориентиров рождает ощущение, что все становится площе, примитивней. Там, где раньше мысль нужно было развернуть, доказать, подтвердить, усложнить, теперь достаточно сказать что-то одно и привести простой аргумент в подтверждение свой мысли. Весь мир спешит, и мы спешим вместе с ним.

Кроме количественного показателя страдает качество текста. Здесь царствует шаблон, образец. Фразы заучиваются заранее, и остается только добавить пару слов в зависимости от ситуации: «В предложенном тексте затронута проблема экологической обстановки/отношения отцов и детей/ нравственного выбора…» Дальше следует краткий пересказ текста в свете обозначенной проблемы: «Автор предложенного текста считает, что… Я согласен с автором в том, что…В качестве подтверждения моего мнения могу привести два аргумента». Аргументы нужно привести один из жизни и один из литературного произведения. Вот и все. Литература нам нужна в качестве одного аргумента в сочинении из 150 слов. Обычно хватает такого: «…вот и герой произведения Гончарова Обломов тоже лежал на диване, не хотел двигаться и развиваться, жизнь его кончилась печально, был он толстый и рано умер». Вроде бы и есть «литературный аргумент», но надо ли для этого читать Гончарова? Конечно, нет. С автором этого высказывания даже спорить не будешь, что Обломов гораздо сложнее, чем просто лежание на диване, что там целая философия жизни… Так использовать литературу – это все равно что разглядывать пейзаж в амбразуру танка.

shutterstock_5070670

Ощущение сужения горизонтов, снижения планки, упрощения мысли, требуемой от нас на выходе, проникает во всю школьную вертикаль. К ЕГЭ начинают готовиться с первого класса, пишут тесты, подгоняют под рамки формальных конструкций свои высказывания. Тексты к ЕГЭ довольно примитивные, дидактические, в них выпирает, как оглобля, какая-нибудь проблема, они «отполированы» до безобразия. Как вода из родника, в которой обязательно есть какие-то песчинки, иголки, которые и придают ей естественность и уникальность, так и текст имеет свои особенности, виньетки, которые его украшают. Если все это из текста убрать, если текст дистиллировать, то это будет даже не пресная вода – а мертвая. Ей только лекарства разводить для уколов…

Это я рассказывал, почему кажется, что в современной школе дела обстоят плохо. При этом есть ощущение, что дети, которые родились и выросли в современном динамичном мире – такие же, как и всегда. Они хотят многого: признания, «трибуны», любви. Они ироничны, не лезут в карман за словом. Они много общаются, много пишут –  в фэйсбуке, «Живом Журнале» или где-то еще, вступают в дискуссии, отстаивают свое мнение,  и в итоге погружены в разные тексты. В какой-то момент у них возникают вопросы о жизни, они догадываются, например, что когда-то умрут, им становится от этого очень грустно и непросто, и надо с кем-то об этом говорить. Ощущение тоски, обреченности они проявляют в том, как пишут и что декларируют окружающим. Этот подростковый комплекс был всегда –и слава Богу, что нынешние подростки такие же, как их сверстники в иные времена.

Многие дети, несмотря на все «кажется», хотят читать сложные тексты. Здесь возникает еще один аспект: наши школьные программы не подстроены под предпочтения ребенка, и часто его интерес области чтения проходит где-то в обход школьной программы. На уроке обсуждается совсем не то, что волнует ребенка, да еще и не в том ракурсе. К сожалению, наша методика преподавания литературы находится в пещерном состоянии и только убивает интерес к предмету. А уж новые требования вообще ни с чем несообразны. Родители должны знать, что сейчас происходит в школе. Например, приходят дети на урок по «Левше» Лескова. У меня есть текст, про который я знаю, что он интересный, он хорошо написан, важен для нашей культуры, и есть шестиклассники, которые еще про этот текст ничего не знают. Моя задача здесь – посредничество, я должен свести текст и детей и, желательно, оставить их.

— И что происходит на самом деле?

— А по факту происходит вот что: современный учитель должен усвоить три главные буквы образования – УУД – универсальные учебные действия. Мы теперь должны не учить детей, а формировать у них УУД. Совершая каждое действие на уроке, я должен рефлексировать и понимать, какие УУД я формирую у учеников. Совершая свое действие, ученики должны понимать, какое УУД они у себя формируют. Например, раньше я приходил в класс и говорил: «Здравствуйте, дети». Что я делал? Здоровался с учениками. Теперь я должен знать и даже записать в конспекте, что я в этот момент формирую три УУД: умение контактировать со взрослым, настраиваю ученика на постижение нового материала и что-то еще, я не помню. И вот как выглядит фрагмент учительского конспекта по «Левше»: «На столе у учеников листы сбора информации по образу Левши, заготовки для кластеров и синквейнов». Ученик шестого класса должен составить «кластер по Левше». Чувствуете масштаб происходящего?

Если урок начинается с таких слов и считается современным, то тогда не происходит главного – встречи текста и ребенка, а вместо этого – игра взрослых людей в какие-то придуманные ими игрушки. Урок литературы проходит без текста, потому что читать некогда, нужно включать компьютеры, показывать презентации. Учителя рассказывают, что есть школы, где компьютерные презентации требуются на каждом уроке, и если их нет, урок считается несовременным.

— Может быть, я идеалистка, но мне не хочется верить, что Минобразования – это «империя зла», которая только и занимается тем, что портит учителям жизнь…

— Дело не в Минобразовании. Кстати, наш нынешний министр – нормальный и адекватный человек. Я вхожу в Общественный совет при министерстве образования, и когда мы встречаемся, то говорим нормальным языком на важные темы. Между министерством и учителями огромная прослойка чиновников от образования. Они занимаются бумажной работой, не умеют преподавать и не знают детей, зато мастерски умеют оперировать мертвой канцелярской терминологией. Их хлебом не корми, только дай разработать новые методики и начать в обязательном порядке навязывать их учителям.

Сейчас у нас большая проблема – понять, что такое хороший урок. Опять придумываются какие-то критерии, стандарты… Я для себя давно уже решил, что хороший урок – это тот, после которого ученик, уходя, думает примерно так: «Пожалуй, я хочу вернуться еще. Я хочу с этим человеком [учителем] еще поговорить, поспорить». Его притягивает это пространство, потому что в момент настоящего урока происходит нечто, что «похищает» подростка из его реального времени и возвращает назад только со звонком. Мне говорят: «Массовый урок так построить нельзя, это авторские штучки, Большой театр, а у нас –потоковая, бесконкурсная профессия». Может, это и правда, но всегда можно любого человека, даже того, который пришел в школу не по зову сердца, а по стечению обстоятельств, немного раскрепостить, дать ему хотя бы минимальную свободу действий. Наши учителя задавлены огромным количеством инструкций, пособий, отчетов, которые валятся на них со всех сторон. Учителя надо освободить, министерство делает шаги в этом направлении, но пока все стопорится на уровне региональных и местных «этажей» образования.

1314612706_student_thumb

Я выступал в одном городе и говорил с учителями о простых вещах: «Когда вы закрываете дверь кабинета, будьте собой, будьте свободными людьми. Даже если у вас в методичках написана какая-то глупость, ну забудьте вы о ней, если уж совсем надо – напишите в журнале, что вы это делали. Так всегда поступали в советское время – писали в журнале одно, а на уроке давали другое. Не говорите с детьми мертвым языком!» Одна из учительниц тянет руку и спрашивает: «Вы не могли бы сказать, в каком документе написано, что я могу быть свободной? У нас в программе записано, что все наши действия должны подкрепляться ссылками на определенный документ». Я подумал, что она надо мной издевается, но она взяла ручку, чтобы записать ответ. Знаете, когда у людей возникают такие вопросы, это свидетельствует о глубокой болезни учительства, общества в целом, потому что человек действительно ждет, что его «с пятницы назначат свободным». Плоды этой несвободы мы видим не только в уроках, которые идут «по методичке», но и, например, в ситуациях, когда учителей в день предполагаемого митинга против фальсификаций на выборах заставляют писать с учениками контрольные, как это было прошлой зимой в Москве.

— Могут ли родители как-то повлиять на образовательный процесс? Как помочь ребенку совладать с программой, не добавив ему стресса?

— Мне кажется, что самая креативная часть населения – это мамы, которые заботятся о своих детях и хотят, чтобы те получили хорошее образование. И им полезно знать, что по новому закону об образовании родитель получает существенно большие права в образовательном процессе, чем раньше. Не всегда это работает в плюс, потому что есть много родителей, которые думают, что они знают, «как лучше», и с ними иногда приходится спорить, но будем считать, что читательницы журнала Матроны.РУ – дамы понимающие и грамотные, будут способствовать только самому лучшему в школе, а негативные процессы пресекать. Также родителям важно понимать, что система образования в стране серьезно больна, возможно, неизлечимо. Можно, конечно, бороться с ветряными мельницами и работать на общее «освежение воздуха», но гораздо реальнее максимально грамотно организовать учебное пространство своего собственного ребенка, найти хорошую школу, посещать дополнительные курсы, интересоваться процессом.

Как учитель литературы могу сказать, что очень важно как можно дольше читать ребенку вслух. У Валентина Берестова есть такое стихотворение:

Как хорошо уметь читать!
Не надо к маме приставать,
Не надо бабушку трясти:
«Прочти, пожалуйста! Прочти!»
Не надо умолять сестрицу:
«Ну, почитай еще страницу!»
Не надо звать,
Не надо ждать,
А можно взять
И почитать.

Парадокс, но дети в раннем возрасте очень любят процесс чтения. Он организован особым образом: вечер, мама или папа, книжка, мы вместе читаем что-то, не замечая времени. Книга соединяет ребенка и родителя. Потом, когда ребенок научается читать, родители очень рады этому, потому что теперь «не надо к маме приставать». «Умеешь читать – вот тебе книжка и оставь меня в покое». Книжка оказывается поводом к разлучению с мамой. Нелюбовь к книге – это нелюбовь брошенного ребенка к одиночеству. Конечно, не всегда так происходит, есть те, кто в книгу погружается, но многие люди потеряли интерес к чтению именно из-за травматичных воспоминаний. Эта теория описана в книге Даниэля Пеннака «Как роман». Он много лет проработал учителем в школах, где обучались дети из трудных семей, с потерянным интересом к чтению, и очень интересно исследует эту проблему. На мой взгляд, книгу Пеннака должен прочесть каждый родитель.

x_baadf4ce

Самые интересные уроки литературы получаются тогда, когда мы читаем вместе с учениками. Дети с удовольствием слушают, они готовы обсуждать, реагировать. Но часов на литературу в школе очень мало. Поэтому я бы хотел посоветовать мамам, которые горят идеей помочь детям в образовании, не переставать читать им вслух.

Еще такая мысль для мам. Как это ни парадоксально, но надо меньше волноваться по поводу оценок. Нормальная система оценок не будет придумана никогда. Нагрузка на ребенка в школе колоссальная, учителя не соотносят между собой домашние задания, которые они дают детям. На ребенка валится такое количество необходимостей, что он не в состоянии с этим самостоятельно справиться. Хорошо бы, чтобы ребенок находил в родителе человека, который понимает, как ему сложно.

— Пока в кабинетах пишутся очередные стандарты, нормы поведения и требования к учителю – какой Вы видите школу сейчас? Какая школа в Вашем понимании может считаться «хорошей»?

— Для меня идеальная школа – это место, где работают свободные люди. Свободные не столько в политическом смысле, сколько внутренне. У меня есть образ, который хорошо к этому подходит – камертон. Это устройство, по которому настраивают музыкальные инструменты, его задача – издавать чистый тон, когда он звучит, ему в пространстве отвечают настроенные на этот же тон предметы. Они могли молчать до этого, но когда раздался звук – они срезонировали. Другие предметы не откликаются, потому что они не настроены на эту частоту. Откликнувшиеся предметы по закону физики увеличивают громкость самого камертона, происходит обмен энергией. Модель идеальной школы – когда каждый учитель издает максимально чисто и продолжительно свой тон. Он находит свой голос и ему важно, чтобы этот голос был исключительно его, а не звучал чужеродно и мертво. Поскольку школа – это большой организм, там много учителей, то ученику можно найти хотя бы одного учителя, с которым он срезонирует. И уже это будет счастьем…

Если родители видят, что в школе при всех проблемах и недоработках происходит какое-то дело, ребенок «резонирует» с кем-то из преподавателей, то это важно ценить. Если такого нет – остается только пожелать, чтобы у родителей была возможность искать такое место.

Беседовала Вероника Заец

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

новые старые популярные
La_gata
La_gata

Ну, раньше в школьных методиках были ЗУНы — "знания, умения, навыки" — они тоже расписывались для каждого урока. Другое дело, что ЗУНы были рассчитаны на людей — они предполагали какую-то комплексную человеческую реакцию, а УУД больше напоминают машинные манипуляции. Прям не урок для детей, а программка для компьютера.

Анна

Вот точно! Правильно! Кошмар какой-то.

Galkka

Ах, эти ЗУНы, УДДы и пр.!
Школьный учитель тонет в бюрократии.
Меня всегда удивляло, почему учитель должен писать поурочные планы.
Школы учатся по программам, поэтому все уроки проходят более-менее стандартно в рамках программы. Календарно-тематическое планирование уже разработано.
Зачем эта лишняя работа?
Оставьте бюрократию методистам и чиновникам, а учитель пусть учит.
Читала интервью одного учителя, который мечтал о времени, когда учитель будет заполнять только два документа — журнал и дневник. И я к нему присоединяюсь.

La_gata
La_gata

Ну, честно говоря, я никогда не понимала, как можно провести урок по чужому плану — кроме общей схемы, разумеется. Как, впрочем, и по своему подробно расписанному — дети же живые, вдруг в сторону уведут?
И требования учителей к той же "Литературе" печатать побольше готовых планов уроков всегда обижало и настораживало. Хотя, с другой стороны, расписывать всякий раз: Учитель сказал — ученики сказали — это тоже маразм.

Galkka

Это разные вещи и разные временные затраты — набросать план "для себя" (занимает полминуты) или оформить его как отчетность.

La_gata
La_gata

Я в курсе, я помню.) Не скажу, что написание планов учителем — занятие, имеющее глубокий смысл, но сейчас — уже после многих лет работы в вузе, я неожиданно благодарна завучу, которая как-то, не помню уже после какого конфликта, требовала от меня их, подробные и написанные, к каждому уроку недели две. При всей непонятной любви школьных методистов к разнообразным формам работы и ТСО (вот что хотите делайте со мной, но урок-экскурсия или урок презентация плохо воспринимается детками, если их заранее не надрессировали на такую форму работы, — отвлекаются на саму форму сильно), в этом планировании есть одно важное. Ты чётко понимаешь… Читать далее »

Galkka

Учить писать поурочные планы нужно обязательно. Возможно, нужно требовать их в первый год работы. А вот требовать их постоянно от всех и вся, считаю, не нужно.
Сейчас работаю в вузе, естественно, в записной книжке есть планы уроков. Но если мне кто-то скажет, что это нужно каждый раз красиво оформлять в поурочный план, я его съем.

La_gata
La_gata

Я буду участвовать (с).)

5julia68
5julia68

эта вся "бюрократическая беллетристика" была одной из причин, почему я так и не пошла работать в школу. имея 2 маленьких детей -это самоубийство

elleni7

Спасибо, насторожили. И в образовании всё упирается в личность человека, который преподаёт. Повезло с учителем- будет ребёнку в школе интересно, и предмет будет знать на уровне, который ему доступен. А не повезёт — все старания родителей привить интерес к учёбе пойдут насмарку. Тут уж читай вслух, или не читай… Мы, кстати, читаем. С взаимным удовольствием. Хотя сын и сам читает бегло. "Как роман" прочту, заинтересовало.

Елена

Не сказала бы… придет возраст или момент, и деть "откроет", что можно взять книгу и там рассказанно больше и лучше чем учитель и учебник за всю школу… и ему учитель не будет нужен… Главное, чтобы умел читать и понимать текст…и шанс хорошо выучится будет у него всегда.

Daria_Lar

Ох уж эти планы. Что за стремление подогнать под одну гребенку все предметы на свете? Не знаю, у меня самые яркие впечатления остались именно от авторских подходов учителей. Грустно, если с этим будут всё больше бороться. Уже сейчас получается, что на уроке учитель обязан рассказать по плану то-то, но можно сделать факультатив для желающих… и здесь много всяких "но": младшие классы туда могут не пойти, нагрузка, все такое… да и заинтересовать-то ребенка придется все равно на уроке — а там рамки. А уж отчетность в менторском тоне после каждого урока — вообще ужас… напоминает прям Домострой, только Школьнострой некий: то,… Читать далее »

Yui

Ну, не скажите, хороший урок физики не получится, если ученик просто придёт) Понимание учеником предмета и интересная подача со стороны преподавателя всё равно должны быть. И всё равно, даже с учётом того, что в школе проходят только самые-самые основы физики, 80% учеников даже законы Ньютона не могут (или не хотят?) понять. У меня было две учительницы литературы. Первая — прекрасный педагог, всех оценивала одинаково, всегда принимала наше мнение, если мы его аргументировали. Даже если это мнение не совпадало с общепринятым толкованием произведения. А вторая учительница отбила у меня любовь к литературе как к предмету первым же сочинением. На тему "Является… Читать далее »

00009999

Кстати напишите, интересны аргументы. Почему — не является?

Гоблинище

Наша литераторша как-то была очень несогласна со мной, когда я сказала, что Онегин не любил Татьяну, а дурил просто. Правда, двойку не поставила, четверку вроде. Но я злопамятная, лет 12 тому, а я помню )))))

Анна1982

Я с Вами согласна! Не любил! У моей кумы тоже была такая история, когда она написала в сочинении, что Катерина не луч света в темном царстве и очень глупа, и обосновала это. Поставили 4 вместо 5.

Josefina

А мне понравилось вот это — " Книга соединяет ребенка и родителя". Это действительно так. Мы много читали нашей дочке, пока она сама не научилась. Теперь даже скучаю по тем временам.

zosya72

Можно продолжать читать и взрослому ребенку.
Недавно была на встрече с Анной Тихомировой. Она психолог,руководит очень интересным проектом "Бампер", это такой книжный магазин-читальня внутри автобуса. Так вот Анна считает, что чуть ли не главным условием сохранения доверительных и близких отношений с подростком — это чтение ему вслух.

гость

У нас в Украине такие же проблемы! Сплошные бумаги, ненужные отчеты, таблицы с одинаковой информацией, но в разных комбинациях. Дети действительно настраиваются только на результат контрольных, срезов, ДПА. Непродуманная программа, большие нагрузки. А еще разные эксперименты от Облоно! Кто-то работает над дисером, а простой учитель страдает.Плюс сумасшедшая ответственность за любой шаг ребенка. Если твой ученик травмируется в выходной, то ты обязана в тот же момент сообщить завучу, а в понедельник написать объяснительную! Затем у тебя проверят всю документацию. Беседы по здоровью и травматизму занимают уйму страниц в журнале. Т.е. времени и сил на творчество уже просто не остается.

Ксания

Плюсую 1000 раз!!! Как раз хлотела написать о своем опыте работы в системе образования в Украине, но Вы опередили. Проблема "маршальских внуков" просто убивает! Если кому-то из высокопоставленных чиновников (или их детей) нужно защитить докторскую, делается это элементарно. Не надо идти учителем в школу, не надо годами собиать матеиал, не надо даже объезжать школы для личных бесед с учителями и наблюдений. Достаточно просто договориться с представителями РайОНО (в идеале, ОблОНО), учителей заставят в приказном порядке использовать написанный Вами учебник, разработанную Вами программу (даже если Вы ни дня не работали в школе, в программа — полный бред). В приказном поядке введут… Читать далее »

Ксания

Учителя захлебываются под валом экспериментов, школы не получают необходимого финансирования на ежегодную смену учебников (родителям приходится тратить свои деньги), директора школ "ходят под статьей", как это они сами называют. С одной стороны, ты не имеешь права требовать деньги у родителей на покупку очередных "рабочих тетрадей", "тестовых пособий" или чего-то еще, с другой стороны, твой начальник обязывает тебя это делать, с "третьей" стороны, тот же начальник в телеинтервью рассказывает, что все "поборы" — это незаконно, и призывает родителей обращаться к нему с жалобами. Получается, человек в устной форме требует от тебя нарушить закон, и тот же человек держит в папке кучу… Читать далее »

Катя

Вот уж не знаю про "чтение вслух".. Не соглашусь. Мне мама читала книги, и мне было все равно. Лучше уж вместе пироги печь. Потом я научилась читать, мы еще вдвоем по очереди читали и детские книги, и посложнее.. Демона Лермонтова мы читали друг другу, когда мне было лет 10. От этих чтений в моей голове ничего не осталось, только воспоминания о невероятном напряжении. А потом стала сама читать с увлечением, оказалось — у нас просто вкусы очень разные. И того же Лермонтова мама моя не понимает и не любит, а я, когда читала вслух, внутрь не допускала.

zosya72

Часто родители выбирают для чтения ребенку "полезное", исходя из собственного понимания пользы, не учитывая интереса ребенка. От такого времяпровождения, конечно, обоим может тошно стать. Родителю обязательно должна быть самому интересна книга. Я вот в силу эгоизма не читаю детям многое из "золотого фонта" детской литературы. Терпеть не могу Буратино, Чипполино, Мери Поппинс, Незнайку, всего Успенского, Остера, Усачева. Не люблю и не читаю. Хотя прочитала как-то у Иоанна Охлобыстина о том, что ему какой-то психиатр дал совет, что для психического здоровья ребенку перед сном нужно обязательно что-нибудь почитать, при чем все равно что, хоть инструкцию к стиральной машинке. Мой муж впечатлился… Читать далее »

Екатерина

Я согласна, что чтение очень полезно просто в смысле отношений межличностных, оно сближает очень. При чем от возраста не зависит. Мы вот с мужем читаем Евангелие друг другу. Не как часть молитвенного правила, а просто как книгу (я платок набрасываю, про себя прочитываю молитву перед началом чтения, но мы читаем сидя и столько, сколько удобно в этот момент). И это правда сближает, это как-то отрезвляет, поддерживает… Какие-то проблемы, кризис какой-то, и кто-то предлагает: "почитаем Евангелие?", и все сразу на свои места становится… Мама мне перестала читать в какой-то момент, потому что я полюбила читать сама. Но мы брали книги с… Читать далее »

zosya72

У меня со старшей дочерью был похожий опыт. Правда рассматривали не художественные альбомы, а книги о животных с красивыми и интересными фотографиями фауны разных континентов и климатических зон. Дочь всегда была неравнодушна к зверушкам.
P.S. Как это прекрасно, когда с мужем такое духовное единение.

Ольга

Екатерина, какие вы с мужем молодцы, что читаете Евангелие. Как это прекрасно! Представляю, как это чтение помогает вам в вашей семейной жизни.

linka_malinka

Присоединяюсь к мыслям автора статьи. К счастью, я работаю в люберецкой школе и нам презентации на каждом уроке не нужны, но это УУД…вроде, все логично, вроде, все правильно, честно целый год старалась не муштровать (а предмет у меня английский), ну, ерунда получается, и работа в группе, и проекты…дети очень быстро учатся делать это все для галочки, и знаний у них от подобного подхода не прибавляется вообще. В итоге мой вывод — в начале надо заставлять учиться, а интерес к предмету со временем, может быть, появится. А чтобы учились, имхо, нужны экзамены (по билетам) по всем предметам в школе. Вот это… Читать далее »

Елена

счас общий тренд "не напрягаться", ни в чем и никогда… а вы учиться, трудиться… еще скажите, чтобы выучить язык надо слова учить, по 5-10 шт в день, с переводом… 🙂

В общем, бедные дети, их все как бы жалеют и мягко стелят, а спать им придется жестко, тк к жизни то их не приготовят, знаний не впихнут.

Похожие статьи