Число слов, используемых в Типиконе, по подсчету исследователей, составляет 12 000 слов.
Словарь молитвослова «Молитвенный щит на каждый день» из церковной лавки села Лесное-Дальнее составляет 300 слов.
Елена Андревна Левченко легко и свободно обходилась тридцатью.


Вот слова, фразы и междометия, придирчиво выбранные ею из всего великого, многословного и могучего церковно-славянского языка:
1. Простите.

2. Как благословите… (Выражает, в зависимости от обстоятельств, иронию, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удовлетворенность)

3. Последние времена! (Реакция на какую-нить странную новость)

4. Благодать! (По отношению ко всему. Например: «Была у Матроны, благодать-то какая!!!», «Благодатно» – после купания в источнике, «Благодать прямо чувствуется» – про посещения какого-либо святого места или знакомого старца, «Погода просто благодать» и т. д.)

5. Ангела-Хранителя. (Православный аналог светского «до свидания»)

6. Во славу Божью! Используется как православный аналог слова «пожалуйста».

-Батюшка, благословите!
-Бог благословит, спаси Господи!
-Во славу Божью, батюшка!

7. Старец. (По отношению ко всем «знакомым» лаврским батькам, имеющим окладистую седую бороду, независимо от возраста и различия сана)

8. Чаще исповедуйтесь и причащайтесь! (Совет на любую проблему)

9. Это искушение! ( Говорится при любой возникшей проблеме).

«Я забыла, это искушение!» – служит и для оправдания собственной немощи).

10. Почитайте святых отцов! (Говорится, когда нечего возразить оппоненту)

11. Бог простит.(Помолчи уж!)

12. Мне завтра на исповедь. (Говорится мужу, если таковой имеется.)

13. Помоги Господи! (Типичное пожелание успеха. Ничем «материальным», как правило, не подкрепляется)

14. Вы не понимаете законов духовной жизни!

15. Промыслительно. Обычно используется в адрес недруга, у которого произошла неприятность. Но также и для объяснения различных жизненных обстоятельств.

Также, помимо вышеперечисленного, используется набор: Панихидка, Радонеж, Святая водичка, Крещенская водичка, Царице моя Преблагая, просвира, Батюшка, На всенощную, Феофан Затворник.

Оставшиеся в крайне незначительном количестве слова служили передаточным звеном между Еленой Андревной и подобными ей прихожанками сельского храма.

Елена Андревна с шиком привезла из церкви освященные иконы. Мужа дома не было. Впрочем, он скоро явился, таща с собой портфель.

— Благодать! Муж пришел, — отчетливо сказала Елена Андреевна.
Все слова произносились ею отчетливо и выскакивали бойко, как горошины.

— Здравствуй, Леночка, а это что такое? Откуда иконки?
— Благодать!
— Нет, в самом деле?
— Промыслительно!
— Да. Иконы хорошие.
— Соф-рин-ски-е!
— Подарил кто-нибудь?
— Бог в помощь!
— Как?! Неужели ты купила? На какие же средства? Неужели на хозяйственные? Ведь я тебе тысячу раз говорил…
— Эрнестуля! Искушение!
— Ну как же так можно делать?! Ведь нам же есть нечего будет!
— Помоги Господи!..
— Но ведь это возмутительно! Ты живешь не по средствам!
— Бог в помощь, Господь не оставит!
— Да, да. Вы живете не по средствам…
— Чаще исповедуйся и причащайся!
— Нет, давай поговорим серьезно. Я получаю двести рублей…
— Благодать!
— Взяток не беру… Денег не краду и подделывать их не умею…
— Помоги Бог!..
Эрнест Павлович замолчал.
— Вот что, — сказал он наконец, — так жить нельзя.
— Искушение, — возразила Елена Андреевна, присаживаясь под иконы.
— Нам надо разойтись.
— Последние времана!
— Мы не сходимся характерами. Я…
— Бог простит.
— И откуда у тебя этот идиотский жаргон?!
— С Божьей помощью!
— О черт! — крикнул инженер.
— Почитай святых отцов.
— Давай разойдемся мирно.
— Искушение!
— Ты мне ничего не докажешь! Этот спор…
— Мне завтра на исповедь!
— Нет, это совершенно невыносимо. Твои доводы не могут меня удержать от того шага, который я вынужден сделать. Я сейчас же иду за ломовиком.
— Последние времена…
— Мебель мы делим поровну.
— Благодать!
— Ты будешь получать сто рублей в месяц. Даже сто двадцать. Комната останется у тебя. Живи, как тебе хочется, а я так не могу…
— Ты не понимаешь законов духовной жизни, — сказала Елена Андреевна презрительно.
— А я перееду к Ивану Алексеевичу.
— Ахтунг!Ангела-Хранителя!
— Он уехал на дачу и оставил мне на лето всю свою квартиру. Ключ у меня… Только мебели нет.
— Помоги Господи!

Эрнест Павлович через пять минут вернулся с дворником.
— Ну, иконостас твой я не возьму, он тебе нужнее, а вот письменный стол, уж будь так добра… И один этот стул возьмите, дворник. Я возьму один из этих двух стульев. Я думаю, что имею на это право?..
Эрнест Павлович связал свои вещи в большой узел, завернул сапоги в газету и повернулся к дверям.
— Ангела Хранителя, — сказала Елен Андревна граммофонным голосом.
— До свиданья, Елена.
Он ждал, что жена хоть в этом случае воздержится от обычных металлических словечек. Елен Андревна также почувствовала всю важность минуты. Она напряглась и стала искать подходящие для разлуки слова. Они быстро нашлись.
— Почитай святых отцов! Это искушение!
Инженер лавиной скатился по лестнице.

Вечер Елен Андревна провела с Фимой Собак. Они обсуждали необычайно важное событие, грозившее опрокинуть Русскую Православную Церковь.
— Кажется, действительно настали последние времена, — говорила Фима, по-куриному окуная голову в плечи. Патриарх в Нотр-Даме молился!
— Искушение!
И Елен Андревна с уважением посмотрела на Фиму Собак. Мадмуазель Собак слыла культурной девушкой — в ее словаре было около ста восьмидесяти слов.
При этом ей было известно одно такое слово, которое Эллочке даже не могло присниться. Это было богатое слово — ЭКУМЕНИЗМ.
Фима Собак, несомненно, была культурной девушкой.

(текст, честно скажу, сочинен не мной. 🙂 )

Запостила здесь, так как с ужасом узнала в этой дамочке свои словечки…

Теги:  

Помочь порталу
Поделиться

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

ПОМОЧЬ МАТРОНАМ
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.

Об авторе

Православная христианка. Живу в г. Саратове. Незамужем. По образованию - биолог. Преподавала танцы. Сейчас - получаю второе высшее образование. Люблю рукоделие и забытые ремесла. Учусь церковной вышивке.

Другие статьи автора

Отправить ответ

Сортировать:   новые | старые | популярные
gerry

Мрак. Зло, но узнаваемо. Неужели диагноз Эллочки и Елен Андревны одинаков?

5julia68
5julia68

а вот "Ангела-хранителя" хочется оставить. я его очень люблю. оставить не в смысле "мое вам почтение", а как пожелание кому-то .

nina

Это такое тонкое издевательство над лексиконом верующих. Если бы замысел был добрый, зарисовка не была бы такой издевательской.

Это что же — я уже искушение, благодать не могу и своими именами назвать?? Стесняться должна этих слов? Я поняла. Вместо "искушение" нужно теперь говорить: "вот засада!" Вместо "благодать": "кайф!" И так далее.

Ангела Хранителя желать не надо. Обойдутся все. "Пока" — и всё. Хватит с них всех."Простите" говорить нельзя. Теперь нужно отвечать "сам дурак". А "во славу Божью" уж если говорить нельзя, так делать во славу Божью — совсем глупо! Лучше по-умному делать всё — для своей корысти..

Не соглашусь. Это эссе появилось лет так 10 назад и весьма тонко подмечает грань, когда все эти слова, молитвенные пожелания и понятия становятся попросту отмазкой, опошляются и профанируются. Утрировать не надо. Это явление имеет место быть. Например, сталкивалась, что если с тобой не согласны, а приличия не позволяют высказать это несогласие открыто, то тебе сквозь зубы цедят: "Помоги Господи". Или когда этими же словами попросту заменяют выражение "Ты полная дура и мне плевать на тебя".

Ирина
Ирина

утрировано, конечно, но есть доля правды. Такие люди раздражают не тем, что употребляют эти слова везде и всюду, а вот именно металлом в тоне. Они их не чувствуют, это как слово-паразит — пристало в силу принадлежности к религиозной общине и говорится везде. Вот если бы они и вправду всей душой желали Ангела-Хранителя и спасения от Бога, не было бы слов слаще для уха, а то как застрявшая пластинка, иногда даже противно бывает услышать такое…

gerry

Подумала еще. Мне кажется, эту заметку надо даже не как обличение кого-то воспринимать, хотя бывают раздражающие разговоры в духе Елен Андревны, а прежде всего как предупреждение для себя — это, наверное, иллюстрирует 3 заповедь? Ведь слова сами по себе всем дороги и святы. Опасаться поверхностного и бессмысленного их употребления — или вообще замены ими совсем других реплик — вот к чему, похоже, хочет подвигнуть читателей автор. Не похоже, чтобы это было издевательством…

Mary
Понятно, что статья не была написана с целью издевательства, а целью предупреждения, чтобы люди не впадали в крайность и не переусердствовали. Но боюсь, что всё же основным результатом прочтения будет не задуманная осторожность в словах, а выработка иммунитета к церковной лексике. Многие верующие люди и так воспринимают приведенные здесь слова и выражения как прзинак отсталости, упертости, фанатизма и т.п., думаю эта статья ещё больше укрепит многих в этом восприятии. К примеру, про слово "искушение" уже очень много критических откликов доводилось читать и у абсолютного большинства православной публики это слово сейчас воспринимается или как насмешка или как фанатизм, а ведь в… Читать далее »
Mary
Понятно, что статья не была написана с целью издевательства, а с целью предупреждения, чтобы люди не впадали в крайность и не переусердствовали. Но боюсь, что всё же основным результатом прочтения будет не задуманная осторожность в словах, а выработка иммунитета к церковной лексике. Многие верующие люди и так воспринимают приведенные здесь слова и выражения как прзинак отсталости, упертости, фанатизма и т.п.; думаю, эта статья ещё больше укрепит многих в этом восприятии. К примеру, про слово “искушение” уже очень много критических откликов доводилось читать и у абсолютного большинства православной публики это слово сейчас воспринимается или как насмешка или как фанатизм, а ведь… Читать далее »
arina

А мне статья понравилась, это то , о чем я часто думала, но боялась высказать. Зачастую бывает не очень комфортно беседовать. с людьми, считающими себя "истинно воцерквленными", поделишься чем- то наболевшим, а тебе в ответ всего два слова " молиться надо" и говорится это поджатыми губами и потупленным взором и я хоть и стараюсь в храм почаще ходить, но пытаюсь избегать общения с большей частью прихожан, ощущаю неловкость и неумение употреблять такие выражения.

Din

Чудесная переработка текста классиков! Блестящий замысел и исполнение. А причина новых страданий Эрнеста Павловича в том, что Православие для огромного числа людей как-то незаметно превратилось в своеобразный шаманизм с заклинаниями, механически заимствованными из святоотеческих историй и богослужебных книг.

wpDiscuz

Похожие статьи