Плетясь с работы поздним вечером домой, я размышляла над предложением редактора: написать, за что стоит уважать наших мужчин. Право же, задание оказалось не из легких. Я устала, голова болела, ноги отказывались держать бренное тело. А рядом стоял человек мужского пола в трениках, мятой толстовке, капюшон от которой был натянут поверх бейсболки. Дурное «тыц-тыц-тыц» от его наушников пробивало, мне кажется, все московское метро насквозь, а запах от бутылки пива, которую он держал в руке, вызывал во мне нечеловеколюбивое желание взять это пиво и вылить любителю «тыц-тыца» за шиворот. И где тут, скажите на милость, взять доброту? — страдала я, тащась по переходу с кольцевой на радиальную и готовясь писать о том, как никого я не хочу поздравлять с 23 февраля. И мужчин нет. И вообще, даешь феминизм. В натуре.

В вагон на своей радиальной линии я входила с уже готовым и продуманным планом разгрома наследников Адама. Плечо болело от тяжести сумки с ноутбуком. На другую сторону перекашивало пакетом с книгами и учебниками. Свободных мест в вагоне, конечно, не было, и хотелось уже сесть на корточки, как делают некоторые представители азиатских республик.

И в этот момент сидевший мужчина поднялся, предложил мне занять его место и указал недвусмысленно на сумку: мол, понимаю, что тяжелая. Бессильно рухнув на сиденье, я выдохнула. «Доброта есть!» — посылало мне сигнал мироздание, и продуманная статья начала вдруг стремительно стираться из памяти. Я не сдавалась, я цеплялась за слова, но мир решил, что нечего писать злобные пасквили. Праздник доброты начался.

На следующий день, спускаясь в метро, я обратила внимание, как молодой человек тащил коляску с ребенком вверх по ступенькам и весело говорил смущенной молодой маме: «Да вы только ребенка растите, а уж по ступенькам мужикам дайте тяжести таскать». Поднял коляску, улыбнулся, спустился назад в метро и побежал к поезду.

В тот же день мне надо было улететь в командировку. Как назло, именно у того пограничника, к которому я стояла в очереди, завис компьютер. Погруженная в свои мысли, я лишь минут через 20 спохватилась, что очередь не двигается. А посадка должна была уже идти полным ходом! Еще через пару минут пограничник вышел из кабинки и сказал, чтобы очередь расходилась по другим окошкам — система висит и не собирается «отвисать».

— Блин, а мне что делать? — бросила я в пространство. — Я же на рейс опоздаю!

И вдруг с двух сторон мне сказали: «Девушка, давайте, проходите передо мной. Давайте, давайте! Не переживайте, если что, самолет за хвост подержим!».

Надо ли говорить о том, что мне не пришлось просить попутчиков помочь закинуть ручную кладь на полку?

И уже сидя в самолете, я глубоко задумалась. Не о том, как бы разгромить мужчин, а совсем о другом: кто они такие? Кого я назову мужчинами?

Мы привыкли называть их сильным полом, и они в большинстве своем действительно не обделены физической силой. Но только ли в ней дело? Вспомнилось евангельское: «Мы, сильные, должны сносить немощи слабых, а не себе угождать».

Сносить немощи, вот оно что! Ведь в той же книге сказано, что женщина — сосуд немощнейший. И если мужчина — настоящий (неважно, верующий или нет), он возьмет на себя ее немощи, сможет справиться с ее слабостями. Попросту подставит плечо, когда надо. Уступит место в метро, даже если сам едет домой после того, как настоялся у операционного стола и думает не о том даже, чтобы сесть — лечь бы вот здесь и сейчас. Уступит просто потому, что он может понести не только свою усталость, но и чужую слабость.

Он первый скажет жене, уставшей от недосыпа с маленьким ребенком: давай я к нему ночью встану, сделаю смесь, а ты поспи. Или отпустит ее в выходные посидеть с подругами.

Он сможет в ответ на слезы обнять, прижать к себе и сказать: «Я тебя люблю, малыш».

Увидев на обочине машину со спущенным колесом и девушку, вытаскивающую из багажника запаску, он задержится на 10 минут и поможет ей. Не потому, что она неумеха и не для того, чтобы показать, какой он молодец. Просто потому что колесо тяжелое, на улице холодно, а помочь — всегда хорошо.

Мужчина… он ведь бывает разных возрастов и званий.

На святках сковали Подмосковье морозы, а мне надо было ехать в Москву. Чудо — машина заведена, ворота открыты, казалось бы — никаких препятствий. Не тут-то было! Машина ревет, пахнет резиной, и с места «лошадка» трогаться не желает. Толкаем. Обнаруживаем, что в снег вмерзло переднее колесо… Откапываем. А по дороге мимо идет мальчик лет 13, может, 14. Подходит и говорит: «Вам помочь? Подтолкнуть?». И толкает, и машина выезжает, и мальчик скромно отвечает: «Не за что, у меня вон у мамы машина вообще не завелась», и спокойно идет дальше. Сделал доброе дело — и пошел… Мальчик? Мужчина.

Аптека, время позднее, почти десять вечера. Работает одна касса, людей немного, но очередь. Мужчина передо мной поворачивается и говорит: проходите, вижу, вы устали совсем. Честно говоря, я чуть не заплакала. И правда устала. Но разве дело в этом?

Вот они, на каждом шагу берут на себя ответственность за то, чтобы другому было легче. Сносят немощи. Знакомых и незнакомых. Протягивают руку. Подставляют плечо. Уступают место. Толкают машину. Просто пропускают вперед. Улыбаются и преображаются в этой улыбке. И бегут по своим делам, помочь кому-то еще. Защитить: друга, жену, семью. Из которых, в конечном итоге, и состоит — отечество.

С праздником, дорогие наши мужчины! Спасибо вам!

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Кандидат филологических наук, переводчик-синхронист, преподаватель Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина

Другие статьи автора
4 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Правда ))))

Стоит разок убрать тоннельное мышление… и все встаёт на своё место.

Мне не нужно задание редактора, чтобы понять за что я уважаю мужчин: я всегда уважала и ценила их великодушие, мужество и выдержку (больше того, я немного привыкла этим пользоваться, но это уже другой вопрос). Но только причем тут 23 февраля? Это профессиональный праздник военных, среди которых немало и женщин (у мужа на работе самый толковый из военных специалистов как раз женщина -полковник, да и я получила свое звание прежде мужа). Все-таки, если мы объявим День Учителя женским днем, потому что большинство учителей в нашей стране — женщины, и всем им рано или поздно придется учить и воспитывать своих детей, всякий… Читать далее »

Migella

А я вообще против всех этих праздников. По-моему они только разделяют людей. И всегда оказывается кто-то, кого или не поздравили или забыли, или еще что. А великодушие может быть и женщинам, и детям, и даже гермафродитам свойственно.

Похожие статьи