Недавно на русском языке была опубликована замечательная книжка «Взрослые дети эмоционально незрелых родителей: как научиться ценить себя и наладить отношения с родителями» (автор — Линдси К. Гибсон, перевод и издание — Елена Терещенкова, Нижний Новгород, 2018). Когда я читала ее, чуть шею себе не вывихнула, так интенсивно кивала. И бегала каждые пять минут к мужу с воплями «послушай, послушай, это же все про нас!!».

Как жаль, что этой книги не было лет пятнадцать назад. Мне бы она сэкономила просто бездну душевных сил, потраченных на (бесплодные) попытки наладить, выстроить, как-то улучшить отношения с теми людьми, которые в принципе были и есть к этим отношениям не способны.

Автор пишет о проблемах выросших «маленьких взрослых»: очень самостоятельных, беспроблемных детей, перегруженных непосильной и незаконной ответственностью за своих родителей. О тех, кто с раннего детства вынужден был заботиться не только о себе, но и душевном комфорте взрослых, о том, чтобы мама была счастлива, чтобы папа был доволен. Тех, кто не может просить о помощи (потому что другим нужнее), кто всегда взваливает на плечо тяжелый конец бревна, кто приучен в первую очередь думать о других, а о себе — никогда, потому что это «эгоизм» и неприлично. Кому запретили плакать.

Очень-очень подробно, по шагам, буквально дословно, психолог Линдси К. Гибсон разворачивает перед нами дорожную карту, используя которую мы можем выбраться из мрачной пещеры душевного одиночества, переполненной переживаниями горя, отверженности, неприятия. Причем, в отличие от полных драматизма работ Элис Миллер («Драма одаренного ребенка») или Каролин Эльячефф («Дочки-матери: 3-й лишний?»), это именно дорожная карта.

Книга построена как классический учебник по овладению каким-то новым навыком: вот определения («эмоционально зрелый/незрелый человек», «типы незрелых родителей», «ложное Я/истинное Я»), вот упражнения на закрепление материала («оценка уровня эмоциональной зрелости»), вот тесты для проверки себя, вот творческие задания. Самое главное, что отличает этот учебник от других, — то, что вам в руки дается инструмент, с помощью которого вы СМОЖЕТЕ наконец выстроить связь с родителями. На правильной дистанции, с предупредительными знаками, указателями, съездами с главной дороги и закусочными для подкрепления сил.

Не отношения, нет. Линдси на этот счет высказывается весьма определенно:

«Если ваша цель предполагает проявление эмпатии или изменение отношения вашего родителя, сейчас же остановитесь и придумайте другую цель — конкретную и достижимую. Помните: вы не можете ожидать, что незрелые, боящиеся эмоций люди вдруг изменятся. Однако вы можете поставить перед собой другую цель для взаимодействия с ними».

Эта невозможность изменений и есть главный камень преткновения на пути к независимости и полноценной сепарации от родителей: у парентифицированных (то есть, вынужденных играть взрослую роль в отношениях с эмоционально незрелым родителем) детей есть фантазия, что если они еще немного напрягутся, постараются, будут вести себя еще лучше, то родитель повернется к ним лицом и станет, наконец, той надежной гаванью тепла, любви и принятия, в которую мы все стремимся. Нет, пишет Гибсон, не станет. Не потому, что мы мало или не в ту сторону стараемся, а потому, что нечему там становиться. Внутри холодной/слишком эмоциональной/пассивной или навязчивой матери прячется очень маленький, травмированный, неуверенный в себе ребенок.

И, добавлю я от себя, вы никогда не сможете вырастить из нее достаточно хорошую мать для себя, даже если будете о ней очень хорошо заботиться. Потому что вы — не ее (или его, там много историй об отцах тоже) родитель.

Каждая глава книги наполнена живыми примерами, голосами и эмоциями реальных людей. В предисловии автор пишет, что переживания детей, выросших рядом с эмоционально незрелыми родителями, универсальны и не зависят от культуры или страны.

Все дети нуждаются в тепле, принятии и поддержке. Но когда родитель отказывает ребенку в эмоциональной близости, ребенок делает единственно доступный ему вывод: он недостаточно хорош, и поэтому его отвергают. И дальше он тратит просто мегатонны энергии, чтобы стать идеальным, вместо того чтобы пустить ее на рост, развитие, реализацию собственных жизненных целей.

Вы найдете в этой книжке пошаговую инструкцию, как выбраться из этой ловушки. Для меня, например, стало открытием, что можно поддерживать ПРОСТО связь. Не пытаться год за годом выстроить теплые и доверительные отношения, раз за разом натыкаясь на глухую стену использования, а просто быть в контакте. Решать какие-то задачи, но не рассчитывать на искреннее участие. Иметь право отстраняться на комфортную дистанцию. С другой стороны, получив крупицы интереса и внимания, не кидаться снова открывать объятия, а оставаться в наблюдательской позиции.

Это очень ценная книга. Вполне вероятно, что по прочтении вам захочется оплакать свои несбывшиеся мечты, разбитые надежды. Если есть, с кем разделить эти переживания, — лучше плакать в чье-то плечо, конечно. Если нет — не стесняйтесь обратиться за профессиональной помощью. Потому что, как пишет Линда Гибсон, интернализаторы (так она называет людей, которые с детства усвоили привычку полагаться только на себя, в любой проблеме искать свою ответственность, не просить о помощи) чаще всего избегают претендовать на чьи-то ресурсы, ведь, как я уже написала выше, другим нужнее. Но вы тоже ценность! Вы важны не меньше, чем кто бы то ни было другой. Поэтому сделайте, наконец, шаг в правильном направлении, позаботьтесь о себе.

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Психолог-консультант, специалист по детской психологии

Другие статьи автора
3 Comment threads
10 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

«Эмоционально незрелые родители» — интересный термин. Расплывчатый. Как я поняла, сюда относятся все, кто не дал своему ребенку нужного уровня поддержки и чувства безопасности. А не дал — ровно потому, что сам не имел. Острый дефицит состоятельности и любви (ибо любовь может взяться только из чувства собственной состоятельности), переходящий от поколения к поколению…
Нужная книга, конечно. Эти скелеты из своих шкафов трудно выносить в одиночку. А понять — не все окружающие поймут: сытый голодного не разумеет.

Не разумеет, точно. я так поняла, что эмоционально незрелые родители — это те, кто возлагал на детей ответственность за отношения с самого раннего возраста. Поддержка и нужный ее уровень варьируются, безопасности может объективно не быть; это еще не делает родителей эмоционально незрелыми. А вот перекладывание родительской роли на ребенка — делает. Но, думаю, это не всегда и не столько отсутствие поддержки, сколько именно перенос ответственности, типа не будешь таким-то и таким-то — мама любить не будет, папа уважать, у бабушки случится инфаркт, а водитель маршрутки высадит тебя — и это систематически

Ольга Алексеева

От этого сложно отойти, если ты вырос в этой системе воспитания. Другого стереотипа поведения нет. Мне муж и так говорит, что я к сыну отношусь как США к России: чуть что не так — санкции. Меня так растили. Но в то же время на наше поколение можно положиться, среди нас есть те, кто ратует за общее дело, слышит и понимает других людей. Индивидуальность легко переходит в индивидуализм и эгоизм, когда тебе все должны, а ты никому ничего не должен, что характерно для поколения next.

Ольга, не сказала бы я, что на одно поколение можно положиться, а на другое нет. На определенного конкретного человека из любого поколения — можно, а на другого конкретного — нельзя. А чтобы это было чертой поколения… слишком все индивидуально

Ezhik

Не берусь ни делать анализ поколенческой «надежности» и не хотелось бы вставать в позу «раньше была трава зеленее». Но вот на полях-сколько у нас на улицах отборного мата-на котором просто разговаривают-от хорошо одетых,не бедных,не маргинальных молодых людей-мне кажется,никогда и ни в каком поколении еще такого не было. Ну и измельчание точно есть в плане каких-то глобальных позиций. Даже жилье (больницы-сады-школы)-за период с тех же начала 50-х и до конца 80-х-целый город построили,можно сказать. Даже если выбросить 90-е,то с 2000 до сего половины точно не будет,много-много меньше…то есть поколенческое измельчание явно присутствует,увы. Наши родители не те,что бабушки,ну и мы мельче,видимо,ну и… Читать далее »

Ezhik

Согласна,Ольга. Наверное,есть высший пилотаж,когда можно воспитать умного/честного/сильного/доброго человека как-то без нажима и без санкций. Наверное,санкции отложат какой-то свой негативный след. Но хуже попустительства и все(много)дозволенности все равно ничего нет. Оно дальше по жизни прогрессирует. Правильно тут какая-то матушка писала-почему-то быстро перенимают наши плохие привычки,а вот хорошие не так уж легко…

Ольга Алексеева

Ёжик, здесь, как говорила Нина, ещё и генетика играет роль. Есть врожденно послушные дети. И по ним обратная сторона воспитания в идеалах бьёт больнее всего. Когда родителей надо отправить и жить самому, а отправить сложно, поскольку родители носители правильных идей. И начинается вечный симбиоз. Это сын и мама в чудесных отношениях, и сын постоянно сверяет свои действия с высокой нравственной планкой мамы. И…»хороший дядя, но не женат почему-то». И девочка, «вечная невеста из дворянского гнезда». Вроде родители хорошие вещи говорят, но не разорванный симбиоз нехорошая вещь. И надо сделать одну маленькую вещь: жить нравственно, но отдельно от оценок родителей. А… Читать далее »

Ezhik

тут я вообще за некую американскую систему (возможно,она на самом деле и не такая)). Когда в 18 лет дети из дома отъезжают,а родители в старости отправляются в дом престарелых. Общаются на рождество и дни рождения.))То есть в 18-20 лет дети из-под контроля уходят. Жаль,что у нас так трудно решается проблема жилья и в целом жизнь не слишком устроена,что приводит к тому,что поколения вынуждены «держаться» друг за друга-сначала молодым особо негде жить и трудно с детьми.потом у стариков нет другой помощи,кроме детей…

Ольга Алексеева

Да, как у князей в средневековье: детей вырастила, если вдова — с радостью в Княгинин монастырь:). Меня убивают наши законы, по которым я не могу выставить совершеннолетнее чадо. Но здесь дело ещё в том, чтобы отпустить. У Конаноса вчера была чудесная статья на Православие.ру Проблема многих родителей и тех, о которых статья, что они не могут отпустить.

Ольга, мне кажется вы путаете строгость в воспитании и ответственность за то, что ты делаешь, с ответственностью ребенка за взрослого. Я, конечно, совсем не ребенок, но конечной точкой, когда я поняла, что строить с моей мамой доверительные отношения нельзя была такая ситуация: у меня случились преждевременные роды, дети были в реанимации, я в роддоме. И в этот момент мама просто пропала со связи и, как потом выяснилось, из дома. Без предупреждения и объяснений, так что я даже не знала, жива ли она. Ей в тот момент показалось, что уйти в запой — лучшее решение, а что уж помешало сделать это… Читать далее »

Да как же это задолбало! «Внутри холодной/слишком эмоциональной/пассивной или навязчивой матери прячется очень маленький, травмированный, неуверенный в себе ребенок». Получается, что каждый злодей — слабак. А откуда тогда берутся сильные и опасные злодеи? «ребенок делает единственно доступный ему вывод: он недостаточно хорош, и поэтому его отвергают. И дальше он тратит просто мегатонны энергии, чтобы стать идеальным, вместо того чтобы пустить ее на рост, развитие, реализацию собственных жизненных целей.» Да ну? Аффтар никогда не видел непослушных детей? Не знает, кто такие шпана и гопники? Да их гораздо больше, чем тех, кто изо всех сил пытается угодить родителям, заслужить любовь! Просто они… Читать далее »

А я взяла за правило не задумываться о травмах неприятных мне людей. Они, конечно, есть, но если я не психолог, что я с этим сделаю? Ничего. Им не помогу, а себе наврежу. Поэтому стараюсь дистанцироваться (особенно, если нет обязательств к этому человеку).

С эмоционально незрелыми родителями лично мне все стало ясно и без этой книги (правда, лет 25 ушло на то, чтобы прийти к таким же выводам). А вот как быть, когда симптомы эмоциональной и личностной незрелости демонстрирует супруг, да еще с проявлениями мизогина? Угадали! Точно так же. Хотя эта точка зрения почему-то очень непопулярна даже среди православных. Наверно, потому что места душевному комфорту не остается вообще, либо необходимо менять мировоззрение на жертвенное. Но тут уже встает вопрос о тонкой грани между жертвенностью и мазохизмом. И есть ли она? И надо ли ее искать?.. И вообще тема мазохизма в православии где-нибудь раскрыта… Читать далее »

Похожие статьи