Кажется, что сегодня развращения избежать практически невозможно. Даже реклама автомобильных шин намекает на что-то ниже пояса. Наши дети растут на этом, и, скачивая главу из потерянного учебника по литературе, они обязательно наткнутся на пульсирующую картинку заманчиво улыбающейся женщины в призывно расстегнутой блузке. О том, как формирует сексуальность то, что у каждого ребенка в свободном доступе, рассуждает французский сексолог Тереза Арго.

Тереза Арго

Культура порнографии

Многие годы я провожу обучение для школьников и студентов на тему любви и сексуальности. Как-то раз я пришла в класс к ребятам в возрасте 10 лет для разговора о том, откуда берутся дети. Само собой, мы не говорили о сексе. В этом возрасте я рассказываю детям, что встречаются два маленьких зернышка, соединяются в животе у мамы, и там начинает формироваться малыш. В конце обучения я спросила, есть ли у ребят вопросы. И один мальчик ответил: «Не переживайте, мадам, если у нас возникнут вопросы, мы всегда можем посмотреть Юпорн». Что такое YouTube, вы все представляете? Так вот, если там в поисковой строке ввести «порно», можно увидеть миллионы различных видео на эту тему, доступных абсолютно всем! После урока я подозвала этого мальчика и спросила тихонько: «Откуда ты это знаешь?» — «У меня есть старший брат!» — «И сколько же лет твоему брату?» — «13 лет!»

Ну конечно! Когда вам 13 лет и вы задаетесь вопросом «откуда берутся дети?», первое, что вы сделаете, — пойдете в интернет и там найдете много «интересного» видео.

Почему я это рассказываю? Чтобы вы отдавали себе отчет: сегодня молодое поколение открывает для себя вопросы сексуальности через призму порнографии.

Я вам привела еще довольно мягкий пример. Очень часто знакомство с порнографией случается в более раннем возрасте. Так как у всех есть смартфоны, мы часто даем их детям: «Держи, посмотри мультик». И иногда версия «Снежной королевы» или «Золушки» может оказаться весьма «оригинальной». Если у ребенка в руках есть гаджет с интернетом, то рано или поздно он попадет на откровенное видео.

В 80-90 годах, в моем детстве, сексуальность была окутана ореолом страха. «Осторожно, секс — это опасно! Ты можешь умереть (СПИД), или будет нежеланная беременность и придется делать аборт». Первое послание — «опасно». Этот месседж существует и до сих пор, но все-таки сегодня он на втором месте. Первое — это порнография. Это не просто видео, которое мы можем увидеть на порносайтах, в целом сегодняшняя культура — культура порнографии. Что это такое? Культура порнографии — это вдохновленные идеей порнографии телепередачи, радиопередачи, музыка, музыкальные клипы, реклама. Вы можете сказать: «Ну нет, это не порнография все-таки», но это играет с порнографическими образами. Мы окружены средой, которая дает особый взгляд на сексуальность, на женщину, на мужчину и на их отношения.

Нет ничего удивительного в том, что дети в 12-13 лет ищут ответы на свои вопросы в интернете. Это поколение, которое родилось с интернетом: у тебя есть вопрос, ты его задаешь гуглу и получаешь ответ, в том числе на вопросы, касающиеся сексуальности. Но всем известно, что порнография не лучший способ восполнения знаний в данной области.

Почему возникает зависимость от порнографии

Порнографию не придумали люди, которые однажды сказали друг другу: «Давайте снимем видео, которое позволит детям разобраться в вопросах, на которые родители не могут им ответить. Давайте покажем им, как люди любят друг друга, и что нужно делать, чтобы иметь детей». Нет, люди, снимающие порно, имеют одну цель — заработать как можно больше денег. Они скорее всего говорят так: «Парни, нужно придумать что-то, что нам принесет столько денег, сколько возможно! Мы пустим в мир видео, которые будут немедленно вызывать сексуальное возбуждение как у мужчин, так и у женщин». Порнография не имеет никакой другой цели, кроме этой. И это не мое личное мнение, сами производители порнографии подтверждают это. Естественно, они говорят, что это не для детей, а для взрослых, но нужно осознавать нашу с вами реальность. Это не наше поколение 90-х. Мы в своем детстве тоже притягивались порнографией, нам было любопытно, что происходит в спальне между мужчиной и женщиной. Но для того, чтобы посмотреть такое видео, нужно было разработать целую стратегию. Во-первых, найти приятеля, у отца которого есть коллекция интересующих нас видео или журналов, во-вторых, принести в школу так, чтобы никто ничего не заподозрил, после просмотра вернуть на место, или если просмотр организуется дома, то вовремя услышать звук открывающейся родителем двери, чтобы успеть выключить видео и все убрать на место. В общем, нужен был грамотно продуманный план. А сейчас тебе не надо даже ждать, чтобы испытать любопытство, желание найти ответ на вопрос, — эти образы перед твоими глазами. Сегодня это не вопрос любопытства, порнография навязывается детям, подросткам, у которых даже еще не сформировалось сознательного желания ее посмотреть.

Да, у нас есть закон, который говорит о том, что запрещено показывать порнографию лицам младше 18 лет, но реальность такова, что большинство тех, кому меньше 18 лет, уже видели эти образы. А мы не очень-то переживаем по этому поводу: «Это нормально. Это свойственно подростковому возрасту — быть любопытными». Хорошо, давайте посмотрим, что происходит, когда порнография навязывается детям и подросткам, и они ее смотрят, хотя это видео для них не предназначено.

Порнография — особенная вещь, которая предназначена спровоцировать сексуальное возбуждение. У детей тоже. Нас это может удивить, даже шокировать, ведь когда мы видим ребенка 10 лет, такого милашку, сложно представить, что у него могут возникать подобные желания. Итак, что происходит, когда дети смотрят откровенное видео? В момент просмотра, случайно ли ребенок наткнулся на видео или ему кто-то дал его посмотреть, — разум говорит: «Ой, это нехорошо!», а тело говорит: «Это очень хорошо — смотреть то, что ты смотришь!» Возникает противоречие между разумом, который сигнализирует, что я делаю глупость, это отвратительно, меня это шокирует, и чувствами: тело реагирует довольно позитивно, можно даже ощутить некое удовольствие. И вот здесь рождается чувство вины. Ребенок чувствует себя виноватым за то, что испытывает приятные чувства от чего-то плохого. Ох, это чувство вины, от которого мы все хотим освободиться, избавляясь от всех нравственных норм, религиозных предписаний, восставая против всех запретов, чтобы в конце концов стать свободными!.. Но несмотря на все наши попытки, чувство вины до сих пор присутствует в аспекте сексуальной жизни взрослых людей по описанной выше причине.

Ребенок не понимает, что с ним происходит, и поэтому будет стремиться смотреть это видео еще и еще. Порнография не создана для того, чтобы ее посмотрели один раз и все, нет, ее цель — сделать человека зависимым от этих образов, поскольку, как было сказано раньше, ее первоначальная цель — заработать максимум денег. Специалисты знают, что если начать смотреть порно раньше, то зависимость от него будет сильнее. Почему? Потому что этот маленький мальчик или девочка не успели еще развить свое собственное сексуальное воображение, а их воображение уже сформатировано через индустрию порнографии. Она их учит мечтать, фантазировать. Фантазия очень важна в отношениях. Но только теперь у них не будет собственной фантазии, их воображением с самого нежного возраста до наших лет завладевает индустрия порнографии. Это скрытая зависимость, ведь теперь для того, чтобы почувствовать сексуальное возбуждение, я должен снова вернуться к этим образам: просто вспомнить или пересмотреть видео, — я не могу сам по себе это пережить. Кроме того, если человек находится в стрессе, он раздражен, огорчен, возникает сексуальный импульс… и человек понимает, что есть способ очень быстро себя «разгрузить», высвободить этот импульс, получив некое удовольствие в два клика.

Я часто говорю, что порнография — наркотик для «правильных» мальчиков и девочек. Почему? Потому что это скрыто от окружающих. Никто об этом не узнает, это останется только у них на экране. Тем более с нашим техническим прогрессом в сфере гаджетов. В мое время у нас в семье был один компьютер с огромным экраном, и все видели, что там на экране происходит. Сейчас мы дарим детям уже в раннем возрасте мобильные телефоны, планшеты и прочие девайсы. Способы коммуникации стали более приватными, у родителей уже нет контроля над тем, что смотрит их ребенок. А порнографические видео очень доступны, их можно посмотреть когда и где угодно. Мы можем сказать, что все равно дети не настолько глупы, чтобы не понять, что в реальной жизни все происходит не так, как на видео, они способны различать разницу. Вы действительно думаете, что в 8 или даже в 14 лет дети способны что-то различать? Я так не думаю. В первую очередь потому, что то, что они увидели на экране, — единственный пример, единственный образ сексуальных отношений в их жизни, и понять, что правда, а что нет, не так легко.

Наша свобода — это иллюзия

Другая проблема: порнография искажает наше восприятие реальности. Почему? Потому что там показана якобы правда, инсценированная, снятая на камеру. Неправда притворяется правдой. Мы можем сказать детям: «В настоящей жизни это все не так», но они нам ответят: «Вы так говорите, но ведь эти люди делают все по-настоящему!» Так правда это или нет?! Я не знаю, я потерян, я не понимаю, что происходит с моим телом! В итоге дети начинают проверять на практике. И потом ко мне в кабинет приводят ребят, которых «застукали» в туалете за такими «экспериментами». Дети, подростки смотрят видео и тут же воспроизводят это в реальной жизни, чтобы проверить, правда ли это. Это искажает их восприятие действительности, они не понимают, что происходит. А все потому, что взрослые не говорят о порнографии и не рассказывают, зачем она делается и какие процессы в нас вызывает. Естественно, это откладывает отпечаток на сексуальные отношения уже взрослого человека.

В настоящее время то, как должны развиваться сексуальные отношения, продиктовано индустрией порнографии. У детей нет ориентиров, которые были раньше в религиозных догмах, говорящих о том, что можно делать, а что нельзя. В наше время уже не является вопросом: можно ли иметь интимные отношения до свадьбы… Это является очевидностью, что нужно жить сексуальной жизнью до свадьбы. Мы ослабили для нового поколения морально-этические нормы, и сексуальность стала нормализированной — через индустрию порнографии, которая устанавливает свои нормы. Мы не до конца отдаем себе в этом отчет, наоборот, люди, особенно на Западе, слишком гордятся своей свободой. Но проблема в том, что свободы как таковой нет, это иллюзия.

Проблема состоит еще и в том, что сегодняшнее поколение зациклено думать о сексуальности как о вещи, которая нужна только для одной цели — удовольствия. Удовольствие заменило репродуктивное назначение полового акта. Раньше к сексуальным отношениям относились как к способу иметь детей, теперь, если вы зададите школьникам вопрос, для чего нужен половой акт между мужчиной и женщиной, они вам дружно ответят: «Для удовольствия». Наслаждайтесь беспрепятственно! Все должны наслаждаться! И если у меня это по какой-то причине не получается, если я не на высоте — это значит, что я не совсем нормальный, у меня проблема. Понятия преуспевания, успеха, эффективности распространились и на сексуальность.

Поколение с изнасилованным воображением

Подростки стали сильно зависимы от порнографии, но перед нами поколение взрослых, которое является соучастником этого. Это невероятное лицемерие. Взрослые ничего не делают, чтобы хоть что-то исправить, мы закрываем глаза на эту ситуацию. Но как бороться с порнографией, если мы сами ее потребляем? Сложно. Как люди в правительстве могут воздействовать, если сами они не в состоянии ясно выразить свое отношение к порнографии? Проблема намного глубже, чем кажется. Наше поколение, я не побоюсь этого слова, поколение с изнасилованным воображением. Это групповое изнасилование воображения. Я понимаю, что это звучит жестоко, грубо, но это именно так.

В навязывании нам определенных сексуальных образов действует тот же механизм, что и в физическом сексуальном насилии, где жертва всегда чувствует себя виновной.

Это касается не только детей. В мой кабинет приходят многие взрослые, зависимые от порнографии, и их всегда сопровождает чувство вины. Как детям, так и взрослым, я не перестаю говорить о том, что они являются жертвами порнографии. Если вы смотрели подобное видео до 18 лет, даже если вы сами искали его в интернете или еще где-то, вы — не виновник, а пострадавший. Почему? Потому что это вина взрослых, которые вас в тот момент не оградили, не защитили. Сейчас достаточно одного ребенка с доступом в интернет, как порно будет доступно всем. Многие родители ставят программу-контроль на телефон ребенка, но дети сейчас умнее нас, этот контроль они с легкостью могут устранить, достаточно просто перезагрузить телефон. Таким образом проблема порнографии должна решаться не в индивидуальном порядке, а на общественном и политическом уровне. Это очень важно, поэтому не только родители, но и государство должно этим заняться. Только в этом случае у нас появится надежда.

Другое удовольствие

Удовольствие в сексуальных отношениях важно, и я никогда не говорила обратного. Но когда удовольствие становится целью сексуальных отношений, то происходит так, что мы делаем из мужчины или женщины объект для удовольствия. Я использую тело другого и даю себя использовать для своего удовольствия или для его (ее) удовольствия. Человеческая личность редуцируется до объекта удовольствия. Вследствие этого возникло понятие «секс без чувств». В этом случае мы наблюдаем воздействие порнографии, которая дает нам образ отношений, в которых тело и душа могут быть разделены. Человеческая личность разделена на тысячу кусочков. Нет больше внутренней цельности.

Мы можем вступить в сексуальную связь с кем-то, не задаваясь вопросом о внутреннем мире человека, его чувствах и даже о том, согласен ли он на такие потребительские отношения.

В таких отношениях настоящая жизнь, реальность становится недосягаемой. Невозможно иметь сексуальные отношения с кем-то, а свои эмоции задвигать в долгий ящик. Мы по определению всегда испытываем эмоции. Вы можете сказать: «Но продажные женщины и актеры порно не испытывают чувств при половых отношениях». Подождите. Эти люди — не роботы, не вещи. У них не может не быть эмоций. Но, возможно, стоит задать себе вопрос: если это не эмоции привязанности и любви, то что? Что может испытывать человек, которого используют для удовольствия другого? Отвращение, гнев, стыд. Да. Но эмоции есть всегда. Человек — это единство тела, души и духа, в реальной жизни невозможно это разделить, хотя порнография говорит нам обратное, представляя совершенно ложный образ человека.

Если сексуальная жизнь основывается только на удовольствии, появляются отношения, называемые «развлекательные», «фастфуд». Люди употребляют выражение «заниматься сексом» так же, как «заниматься спортом». Секс становится объектом потребления. Из этого следует то, что человеческие отношения остаются за бортом. Но попробуем включить воображение и представить, что, пережив эпоху, когда сексуальность служила только для продолжения рода, и эпоху потребления, где целью сексуальных отношений было удовольствие, мы, возможно, обретем сексуальность в совершенно новой перспективе! Более уважительной к человеческой личности. Через свое тело я вхожу в отношения с другим человеком, я ему могу рассказать о том, что происходит в моем сердце через интимную близость. Я выражаю свою любовь через эту связь. В этот момент люди испытывают удовольствие, и не маленькое удовольствие, которое можно выразить фразой: «Да, это было здорово». А огромное удовольствие на всех уровнях! Наше тело создано для этого, и удовольствие сопровождает сексуальные отношения, но не является их целью, их цель гораздо глубже! И рождение детей — потенциальный плод таких глубоких отношений.

Перевод с французского Ярославы Лазаревой

Источник: Thérèse Hargot

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

2 Comment threads
3 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Вот и еще одно явление современной культуры, которое полностью прошло мимо меня и всей нашей семьи. Я только совсем недавно вообще узнала, что, оказывается, существует целая порно индустрия, и это уже прочно вошло в жизнь. Ну и еще один ответ на вопрос о мере допустимого.

Ольга Алексеева

В подростковом возрасте мне хватило «Гаврилиады». Потом, в юности, на волне открытых границ посмотрела «Дикую орхидею» и прочитала женский любовный роман. С тех пор у меня иммунитет к подобному искусству. Порно выдела 1 раз 10 минут. Противно и непонятно: зачем так себя утруждать. Потом (и по сей день) нравилось красивое эротические кое искусство в стиле Родена или руки на стекле в «Титанике» ))) Но реально всё равно лучше 🙂

А на моем пути встретилось самиздатовское «Возмездие»… И да, минут 5 у кого-то на дне рождения. И тот самый иммунитет, который потребовал немедленно выйти из комнаты, где это смотрели.

Не читала «Гаврилиаду» по сию пору. Какие-то романы читала на работе, у коллеги их много там лежало. тоска. Реально, я бы сказала, вообще совсем иначе. и конечно лучше ))

Акулька

Мне доводилось общаться с девушкой, психика которой хорошо пострадала от слишком раннего знакомства с порнографией, которую смотрел ее старший брат. Девушка росла в не самой благополучной семье, без отца. Ей сейчас 30, не то что семьи нет, но и нормальных отношений у нее ни разу не было.
Я после прочтения этой статьи не могла уснуть часа два. Все о детях переживала.

Похожие статьи