Две недели назад у нас родилась пятая дочь, Машенька. Мы уже несколько месяцев знали, что она именно Машенька, и ласково обращались к моему животу по имени. Не знали мы другого. Что в родзале, через несколько минут после ее появления на свет, мне скажут: «По всем признакам у вашей девочки синдром Дауна!». И вместо погружения в океан опьяняющего счастья я провалюсь в жуткую, пугающую темноту.

С самого начала все пошло не так

С первых дней беременности все пошло не так. Точнее, не так, как в предыдущие четыре раза. Это была абсолютно волшебная беременность. Мне в принципе очень нравится ходить с пузом. Я всегда ношу его как орден, всячески выпячиваю и надеваю сарафаны для беременных с первого дня задержки.

Но в этот раз это была настоящая сказка. У меня не было токсикоза — если не считать пары недель где-то в начале. Но для человека, который четыре предыдущих раза не отползал от унитаза (что совсем не мешало мне радоваться жизни), его действительно не было. У меня были прекрасные анализы, УЗИ и КТГ. И совсем не было отеков, как в прошлые беременности. Я почти не набрала вес (восемь килограммов к моменту родов — это ни о чем), совершенно не чувствовала живот и летала, как на крыльях. Я расцвела и похорошела. Что уж скромничать, я это знаю. Мы с мужем даже шутили, что буду беременеть до пенсии, чтобы в старости не тратиться на пластические операции.

Правда, одновременно заметно поглупела — не могла ни писать статьи, ни читать умные книги. Зато целыми днями смотрела «Женского доктора» или сладко спала. Но нам, красивым девочкам, простительно. А главное — у меня внутри все пело и плясало. Я чувствовала, что с вероятностью 90% это моя последняя беременность, и наслаждалась ей по полной.

Хотя нет, вру. Не все было так лучезарно. Были отдельные моменты, омрачавшие этот праздник. Несколько ужасных дней в самом начале… Тогда тест только показал две полоски. Помню, я вдруг проснулась часа в два ночи от чувства страха. Страха, что у меня родится ребенок с синдромом Дауна. Ничего не предвещало, я даже ни разу не была в женской консультации, но этот страх — липкий, противный, изматывающий — еще, наверное, около недели не давал мне ни спать, ни вообще нормально жить. Я приставала с этим к друзьям и знакомым врачам. Они отвечали: «Ой, да у тебя пятый ребенок, чего ты переживаешь! И вообще, чего боишься, то всегда и случается!». Я «доставала» наших приходских батюшек и слышала в ответ, что «даже волос без воли Божией…» и т.д. Однажды я даже подошла к мужу и сказала: «У нас все так хорошо! Если с этим ребенком что-то будет не так, я себе не прощу!». Сейчас мне кажется, что я знала, что так будет. Что у меня родится именно такая дочурка. Не в том смысле, что я, правда, «притянула» к себе то, чего боялась. Просто материнское сердце чувствует.

Я не смогла бы ее убить

Но прошло совсем немного времени, меня отпустило, и наступило то самое состояние блаженства. Правда, перед каждым УЗИ я ночь не спала, тряслась, как осиновый лист, практически падала в обморок на кушетку перед аппаратом и, с щенячьей преданностью заглядывая в глаза узистки, шептала хриплым, срывающимся голосом:

— Там все нормально? Скажите, не молчите! Почему вы молчите? Что у вас с лицом? Там что-то не так?

— Это у вас что-то с лицом, — строго отвечала врач. — А я работаю… Да все нормально! Носовая косточка есть. Воротниковая зона не увеличена. И вообще все прекрасно.

И я, счастливая, уходила. Сейчас меня многие спрашивают, делала ли я скрининги. Нет, не делала. Ни в одну из пяти моих беременностей. Я не видела в этом для себя никакого смысла. Во-первых, насколько я понимаю (могу, конечно, ошибаться, я не врач), задача скрининга — выявить у плода генетические заболевания. Ну, выявили, и что? Генетика не лечится ни внутриутробно, ни внеутробно, вообще никак. А все, что можно «починить», покажут другие обследования.

Многие говорят, что лучше заранее знать, чтобы морально подготовиться. Ну, или сделать аборт. И вот тут начинается «во-вторых». Которое гораздо сложнее, чем «во-первых». После рождения Машеньки я много думала обо всем этом. Аборт я бы не сделала. Но я говорю это совсем не с гордо поднятой головой. Я не героическая мама, готовая все принять и несколько месяцев до появления моего малыша на свет мирно жить со знанием, что он — инвалид. Сейчас я точно знаю, что я — трусиха и слабачка.

Да… Я не сделала бы аборт… Но я представляю себя в ситуации, когда в двенадцать-тринадцать недель я узнаю, что у меня ребенок с синдромом Дауна. Возможно, другие мамы гораздо сильнее, но для меня это был бы удар! Я не смогла бы убить. Но как же велик и мучителен был бы соблазн! Соблазн убежать от всего этого. Ради Бога, не подумайте только, что я тут за аборты агитирую. Нет! Но в голове точно вертелось бы: «Миллионы делают и ничего, живут… И вообще, я же не делаю ничего противозаконного… Все законно… И потом, у нас четверо детей! Господь простит… Конечно же, Он простит… Не согрешишь — не покаешься». А с другой стороны, я — христианка. Хиленькая, но какая есть. И для меня это недопустимо. Об этом вообще не может быть и речи. Да и куда бежать? От Христа? Да даже если бы я ей и не была — все равно, даже страшно подумать, как бы я жила потом, убив свою дочь. Маленькую, беззащитную. Которой я нужна, наверное, даже больше, чем другим нашим детям. У которой уже есть папа, мама, четыре сестренки и кот. Которая ни в чем не виновата.

И эта возможность изменить ситуацию с законной точки зрения и невозможность с христианской и просто человеческой загнали бы меня в тупик. Да что там мелочиться, это просто разорвало бы меня изнутри. Я сошла бы с ума задолго до родов. Я очень не завидую женщинам, которые оказались в этой ситуации. И преклоняюсь, если они выбрали жизнь. И не могу теперь никого судить. Аборт — это страшно, это попытка построить счастье и благополучие на крови детей. В конечном итоге — обреченная на провал попытка. Но грешника я судить не берусь. Сама не лучше. Потому что вот эта дилемма — это ад. Меня Господь уберег! А тут у меня нет выбора. И нет мук выбора. Я все узнала потом… Был шок. Но о нем чуть позже.

И еще… Мне тут говорили, мол: «Зачем таким деткам страдать? Лучше уж сразу — того… Избавить от мук». Сейчас я точно знаю, что все это вранье, будто в таких ситуациях волнует судьба этих детей и их страдания. Главный страх — что буду страдать Я, что будет трудно МНЕ. Вот это — голая правда жизни. И не нужно обманывать себя и других.

«Позовите слесаря, у нас женщина рожает»

А пока я ничего не знала. И вдохновенно ждала родов, которые мне «назначили» примерно на 9 ноября — мой день рождения. Но 11 октября мы с мужем сидели на кухне, у меня немного тянуло живот, и я пошутила:

— Вот рожу сегодня и покрестим Машеньку в честь схимонахини Марии, матери Сергия Радонежского. Был как раз день ее памяти.

— Ты, мать, держись, не расслабляйся, рано еще, — ответил Вадим.

И я держалась. Но слово не воробей: в ночь с 11 на 12 октября раздался треск лопнувшего пузыря (этот звук я слышала впервые), у меня отошли воды, мы вызвали скорую, и я действительно отправилась рожать. Правда, было уже не до шуток. Сутки у меня не было схваток, и при этом мне никак не могли сбить давление, которое начало скакать. Стимулировать не хотели, потому что срок пограничный — 37-я неделя, и тут каждый день на счету.

В какой-то момент меня перевели из родового в гинекологию и положили под капельницу. Не знаю, что на меня подействовало — магнезия или просто усталость и волнение. Да какое там волнение… Я была уже на грани истерики. В общем, в какой-то момент я поняла, что от слабости практически не могу пошевелиться. А у меня теоретически впереди были еще роды.

— Не переживай, от нас беременным еще никто не уходил, — успокаивали врачи.

— Сделайте мне кесарево, — стонала я.

— Пятые роды! Стыдись!

И я стыдилась… Но недолго. Вскоре я уже звонила мужу и объявляла, что умираю. На исходе суток без вод и схваток мне дали какую-то таблетку для «подготовки шейки матки к стимуляции» и обнадежили, что «может, до самой стимуляции я и не доживу». В «предсмертном» рывке я оторвала голову от кушетки…

— Не-не, не в этом смысле… Я о том, что схватки могут начаться, — поспешила успокоить меня врач.

Следующей ночью после моего приезда в роддом схватки и правда начались. Когда стало понятно, что это именно они, а не мои фантазии, меня отцепили от проводов и капельниц и повели в родовое отделение.

— Ой, а что это у вас? — спросила вдруг медсестра. Я посмотрела на руку, на которую она показывала, и увидела, что безымянный палец, с которого я на этот раз забыла снять обручальное кольцо, отек, «потолстел» раза в два и посинел. А следом за ним и вся кисть.

— Вы почему не сняли кольцо?! — паниковала медсестра.

Я тоже собралась запаниковать, но у меня началась схватка.

— Пойдемте в туалет, с мылом попробуем, — потащила меня моя спутница.

Я поползла в туалет… Ни с мылом, ни без мыла ничего не получалось.

— Что тут у вас? — спросила какая-то девушка в белом халате.

— Все нормально, рожаем, — ответила медсестра, изо всех сил дергая меня за палец.

— А-а-а, — зевнула та.

— Так! — собралась с мыслями медсестра. — Нужен слесарь, чтобы перекусить кольцо! Где же этот телефон? Алло! Алло! Есть у нас слесарь? Я говорю, позовите слесаря! У нас женщина рожает!

Но слесаря я не хотела. Тут как раз началась новая схватка, я поняла, что больнее уже вряд ли будет, и с победным криком вождя индейцев рванула кольцо. И, о чудо, оно снялось. Даже без пальца. В родовом я еще пару часов полежала на КТГ и, наконец, начались потуги.

— Смотрите, кто у вас? — показала мне Машеньку акушерка.

— Девочка! — улыбнулась я.

Врачи странно переглянулись.

— Вы делали скрининги?

— Нет, а что с ней?

— По всем признакам у вашей девочки синдром Дауна!

Эта фраза еще не раз будет сниться мне ночами. Я попыталась упасть в обморок. Но я и так уже лежала на родовом кресле почти в обмороке после этих кошмарных родов. По сравнению с ними четыре предыдущих раза я просто приходила в роддом, и мне выдавали ребенка.

— Можно я посплю? — выдавила я.

— Можно, — сказала акушерка, — только сначала поцелуй ее.

Я поцеловала. Потом мне еще несколько раз совали дочь для поцелуев, пока я не сказала:

— Да отстаньте вы от меня, не брошу я ее.

Я пыталась спать, но не могла. Я не могла ни плакать, ни думать, ни поверить. Я просто лежала. А потом позвонила мужу.

— Привет! Я родила!

— Ой, поздр…

— У нее синдром Дауна!

Муж замолчал…

— Я не сильно переживал, хотя тоже не сразу поверил, — рассказал он мне уже дома. — Я больше переживал за тебя. Ты помнишь, что ты написала мне?

— Нет.

— Ты написала: «Ты же нас не бросишь?». И я понял, как тебе плохо…

Прости меня, доченька

Я родила Машеньку 13 октября, как раз под Покров Богородицы. Мы уже больше недели дома, и я каждый день прошу Божью Матерь… Да я даже и не знаю, что я уже прошу. Чтобы все было, как должно быть.

Я держу Машеньку на руках и несколько раз в день шепчу ей на ушко (такое любимое, крохотное ушко): «Прости меня, доченька!». За что? Знаете, я всегда раньше думала и очень легко рассуждала со стороны о том, что вот рождается в семье особый ребенок — больной, не такой, еще какой-то, и — «Счастье такой семье! Они погибали и в ус не дули, а теперь одной ногой в раю! Это даже лучше, чем здоровый ребенок. Здоровый — что? Никакого спасения, одно недоразумение. А тут — подвиг! Практически святость! Не плакать надо, а столы накрывать и праздновать! Господь посетил!».

Возможно, есть и такие семьи — смиренные, героические, не ропщущие, верящие Богу, как Авраам. Возможно, все, столкнувшиеся с тем, с чем столкнулись мы, такие. Крепкие! Низкий им поклон. Но я оказалась не такой. Да, я верю и знаю, что Господь милостив, терпелив и поступает с нами по любви. Он поступает с нами лучше, чем мы того заслуживаем. Но как же сложно, как страшно было мне понять и принять это тогда, когда Господь посетил не других, а меня. Тут не до православной романтики! Тут вопль отчаяния. Боль, разрывающая сердце и душу. Нереальность происходящего, невозможность поверить, что все это происходит со мной, СО МНОЙ! Нет, этого просто не может быть.

Помню, я смотрела на дочь и не хотела брать ее на руки. Я ее вообще не хотела! Я через силу прикладывала ее к груди и не чувствовала никакого тепла. Отвернувшись к стене, я кричала про себя: «Господи, исцели ее! Или забери. Я не готова! Я не смогу! Я НЕ ХОЧУ!». Я требовала у Бога отмотать время назад, и тогда я бы точно не забеременела. Мне слали по интернету сотни поздравлений, а я сходила с ума. Я не могла читать фейсбук. Потому что у кого-то где-то там благополучная жизнь, а моя рухнула. Я не могла смотреть старые фотографии в телефоне, потому что это «когда еще все было хорошо». Я думала о будущем и понимала, что Маши в нем нет. Я ее просто там не вижу.

Машенька все это чувствовала. Чувствовала, что не нужна. Она не брала грудь, за двое суток ни разу не открыла глаз и похудела на 300 грамм. Она даже не плакала. Вообще. «Как тут наша солнечная мама?», — спрашивал меня заведующий отделением. А я не была никакой солнечной мамой! Я чувствовала себя чудовищем, но ничего не могла сделать.

Сейчас я очень благодарна акушерам, врачам, медсестрам, уборщицам в роддоме. За то, что все они были предельно корректны. Человечны! Ни одного слова об отказе, ни одного косого взгляда, только поддержка. Вокруг меня буквально «водили хороводы», и я, несмотря ни на что, ощущала себя королевой роддома. Это немного держало меня на плаву.

Но больше всего я благодарна женщине, которая как раз не была корректна. Вся зеленая от своих дум, я стояла тогда рядом с душевой. Мимо проходила какая-то дама из персонала. Я ее еще не видела. Лет пятидесяти-шестидесяти, очень видная, с прической и огромными нарощенными ресницами. Я в тот момент даже отвлеклась от своих бед и подумала: «Ничего себе опахала!».

— Ты чего такая? — спросила она. — Тебе плохо?

— Плохо!

— Что случилось?

— У моей дочери синдром Дауна!

Женщина усиленно захлопала своими опахалами и, поднимая вокруг меня сочувственный сквозняк, запричитала:

— Ой, беда! Так где ты раньше была? Нужно было пятьдесят раз все перепроверить на УЗИ, чтобы аборт сделать, если что.

Я не знаю, почему, но в этот момент у меня прямо пелена с глаз спала. Я подумала, что там, в палате, моя дочь, уж какая есть, а тут кто-то посторонний жалеет, что я ее не убила. Оставив женщину моргать, я побежала к Машеньке. Я взяла ее на руки, целовала, прижимала к себе и повторяла: «Доченька, хорошая моя». И плакала. Много, долго. Впервые за это время. Вокруг бегали врачи с валерьянкой, а мне становилось легко и спокойно. С этими слезами изнутри выходил черный, жуткий кошмар.

И тут Машенька открыла глазки. В первый раз. И слабо улыбнулась. И начала что-то пищать. Я дала ей грудь, и она взяла. Тоже в первый раз. Она поняла, что я ее люблю и никому не отдам. И ей есть смысл бороться и жить…

Сейчас мы дома. Как восприняли сестренку наши четыре старшие девочки, я обязательно напишу. Но потом. А пока мы не знаем, как будет дальше — легко, трудно. Мы не знаем, как сложится жизнь наших детей, но сделаем все, чтобы они были счастливы. И сами станем еще счастливее — вопреки или благодаря. Точно мы знаем одно — в наш дом заглянуло солнце. Наша солнечная Машенька. И стало еще теплее, чем раньше. Вокруг нее как-то все сплотились — и дети, и взрослые. Мы уже и не представляем, что еще недавно ее у нас не было. Или что она могла быть какой-то другой. Нет беды. Есть обычные хлопоты — памперсы, какашки, газики, прогулки. Есть мы, которые вместе. Есть старшие дети с их радостями и проблемами. Есть Любовь. И чувство, что Господь близко!

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Окончила театроведческий факультет ГИТИСа (РАТИ), публикуюсь в интернет-изданиях "Правмир", "Православие.фм", "Прихожанин". Живу в Москве, замужем, мама пяти дочек. Считаю себя домохозяйкой.

Другие статьи автора
32 Comment threads
95 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
новые старые популярные

Скрининг делают, чтобы по необходимости оказать помощь новорожденному. При трисомии 21 частое явление — пороки сердца, ребёнку может потребоваться помощь сразу при рождении, для этого в роды идут в пц, где есть специалисты соответствующие данным рискам, а не в роддом. Далее, чтобы сразу начать реабилитацию малыша, потому что, вы можете потерять драгоценное время и что то упустить в развитии, пока будете искать рц и попутно справляться с вашим шоком от новости. Далее, у детей с трисомией по 21 гипотонус, значит будет плохой захват соска, значит нужно знать особенности налаживания гв с таким малышом, может понадобиться помощь консультанта сразу в роддоме,… Читать далее »

Ольга Алексеева

Как врач-неонатолог крупного центра, самого лучшего по Северо-западу, могу сказать достоверно: УЗИ для подготовки вполне достаточно. Биохимический скрининг даёт дикие наводки и ошибки. И если дело происходит в крупном городе, то спешка нужна только при диафрагмальной грыже.

Вот я тоже хотела написать. Разве по узи не видны пороки сердца и прочие возможные отклонения? Моим подругам ставили синдром Дауна по результатам узи, кому-то ошибочно, и сразу же сказали что неточно, надо перепроверить, кому-то верно.

У меня все три УЗИ ничего не показали(
А на самом деле девочка с СД + с пороком сердца. На УЗИ ходила платно…

Как мы поняли из рассказа автора — нет, не достаточно. Может быть талантливый во всех отношениях узист не увидела ничего подозрительного в воротниковой зоне, а может быть ничего подозрительного там и правда не было. Но вот вам итог — на УЗИ ребёнок без трисомии 21, а наяву с трисомией. Скрининг — только повод для дальнейших инвазивных и не инвазивных исследований. Сам скрининг неточным быть не может, уважаемый врач — неонатолог самого крупного лучшего центра, потому что он только даёт вероятность большую или меньшую. Вероятность выше — ведем дальнейшие исследования, ниже — нет.

Ezhik

А практически-имеем прекрасное УЗИ,от квалифицированного специалиста (то есть маркеров,и пороков,требующих коррекции,тоже нет),и,как часто бывает,»размытый» скрининг. Или пусть не размытый-классический для синдрома. Дальше или тест Пренетикс-сколько денежек? тысяч 40? он относительно нов,как у него с ошибками? или инвазивные процедуры,с риском,хоть и не высоким,прерывания. К тому же тоже стрессовые. Если есть еще варианты,поправьте меня,мир не стоит на месте.
Мое глубокое убеждение (практического толка,вне христианских убеждений,а по нормативам Минздрава)-как раз проходить через это однозначно стоит в том случае,если есть намерение прервать подобную беременность,а вот чтобы «убедиться»-в том или ином-не уверена.

Можно сделать во втором триместре УЗИ второго уровня, из простого, хотя, конечно, никакой исчерпывающей информации оно не даст,просто двум врачам сложнее что то недоглядеть. И не знаю, как в мск, но в нашем «захолустном городишко» все исследования бесплатны по показаниям. Может в столице уже давно полностью платное медобслуживание, стремятся к западным стандартам…

Ezhik

Аааа…ну тогда могу сказать только,что скрининг действительно дают много сомнительных,плохо трактуемых и противоречивых значений,и не имеет определяющей значимости в диагностике. Лично мне увиделось в свое время,что он более информативен в плане ранней диагностики фето-плацентарной недостаточности,чем хромосомных аномалий. Не уверена,что ваш департамент будет раскошеливаться на дорогостоящие методы диагностики,которых нет в стандартах,массово,во всяком случае. Не пинайте докторов-неонатологов Северо-запада,они дело говорят,однако.

Ольга Алексеева

От биохимического скрининга второго триместра на Западе уже отказались как от мало информативного.

Ольга Алексеева

А как я поняла из своей истории и двадцатилетней практики — для человека, который не будет делать аборт — биохимический скрининг не нужен. Дальнейшее обследование — это амниоцентез. Если исключает аборт — никакого смысла в исследовании. Знаем мы о трисомии заранее или нет, если нет грубых пороков — нам все равно. Привезут — будем лечить.

Ezhik

Единственный плюс кордоцентеза-снятие невроза,если там все нормально. Но 1% выкидышей не способствует такому решению.

Ezhik

Да,я согласна. По большому счету,если есть желание узнать все именно про хромосомные аномалии,даже УЗИ относительно. Кариотип и точка.

Да, многое из того, что Вы написали, имеет место быть у малышей с СД. Но реальные угрозы и состояние здоровья малыша можно узнать и без анализа крови (как я понимаю, Елена именно его не делала, а УЗИ как раз делала). Анализ крови покажет риски и всё. Маркеры всех синдромов есть и на УЗИ, там видно состояние ребёнка, если есть серьёзные патологии. К сожалению, анализ крови часто неточен, хотя в моём случае он соответствовал результатам всех УЗИ. У меня трехмесячный солнечный мальчик. Я очень рада, что делала обследования, так как нам действительно потребовалась операция, я даже рожала не в своём городе,… Читать далее »

Елена как раз и пишет, что УЗИ было ошибочным, не выявив никаких отклонений.

Ezhik

Почему ошибочным? на УЗИ могло и не быть никаких отклонений. Не у всех плодов с синдромом Дауна расширено воротниковое пространство ,и носовая кость может укладываться в нормальные значения,а остальные признаки еще менее специфичны.
Ну уж порок-то сердца и проблемы с позвоночником среднестатистический врач-узист увидит,тут уже ни при чем ни скрининг,ни хромосомная патология,по большому счету.

Ольга Алексеева

Расширенная воротниковая зона — это чаще маркер ВПС. Если пороков нет — поставить сложно. Носовая кость тоже в 5 процентах в норме.

Ezhik

А так-метод в руках автора. У нас пяток УЗИстов экспертого уровня. От них большой процент стекался к нам. Вот у одной ошибок не видели-может,везение,может,уровень спинного мозга уже работает…

Ezhik

И однако в гинекологиях весьма немало женщин на прерывании по медпоказаниям со стороны плода,в том числе и по результатам кордоцентезов…Я,наверное,все же предпочла знать заранее. Но мотивы тех,кто не сдает этот анализ-такие,как у автора-мне понятны. И строго говоря,ни УЗИ,ни скрининги не являются верификацией диагноза (хотя да,УЗИ более информативно).

Как это мудро! Но женщина-то даже в консультацию не ходила. Понадеялась на авось.

PolinaPodkolzina

А как сразу надо начинать реабилитацию? К кому именно обращаться? Массажист, невролог…

Ольга Алексеева

Спаси Господи. Я прошла через ужас ожидания и безумной надежды. Да, к меня все ок. Господь посетил. И я сказала ему, что если бы была уверена на все сто, то сделала бы аборт. И ненавидела своего малыша в утробе. И не говорила с ним. Господь дал мне по силам. Сил у меня мало. Господь это показал.

Спасибо за такую откровенную статью, полную нечеловеческой боли и любви. Спасибо за такую честность и обнажённость до самого нутра!

Мои девчонки родились с Вами в один день 🙂 приятно. Спасибо за статью. И нет, Вы не слабая. Вы очень сильная. Правда. Вот сколько читаю Ваши статьи… Вы героическая мама.

Удивительно, как дети все чувствуют. Когда я раскисала и думала, что зря двойную коляску купила, все было прям совсем плохо, а как только стала думать, где взять операционную бригаду и как все организовать, мелкую сняли с высокочастотного ИВЛ, и дело пошло на лад даже без операций. Вот откуда они знают?

Дай, Господи, сил семье! С каждой новой беременностью я все больше боялась родить «особого ребенкм», понимая, что тоже не решусь сделать аборт или отдать, но он может забрать все мои силы, и я сделаю остальных детей сиротами при живой матери. Мне кажется, это самый бобьшой страх многодетных, сравнимый разве что с потерей супруга или уже имеющихся детей. Благослови, Господи, малышку, ее родителей и старших деток!

Ezhik

Ой,да…прям вот мой личный воплощенный страх-родить пятого ребенка с подобной патологией…Когда кто-то поближе,не совсем досужий вопрошатель спрашивает-«еще пойдете»-так вот и говорю-была бы гарантия,что ребенок будет здоров и сама на запчасти не развалишься. Только никто такой гарантии не даст. Мыслей «Господь дал счастье для спасения» правда никогда и рядом не было,понятно было,что тут поле для смирения огромное,но лучше не мне,как говориться.Семье терпения…

Natalya Natalya

А замуж-то Вы вышли?

Ezhik

Вы вроде сокрушались,что на Матронах делать нечего,только занудная домохозяйка Ежик и осталась,однако который раз на Матронах и ко мне с вопросами обращаетесь? неуж без нас скучно?)) Нет,не вышла,раз так любопытно. Дети и без замужа родятся,не?

ARINA.

Я вот замуж вышла недавно четвертый раз. Зато сакральным браком. Это я вам скажу не фунт изюма.

doubletwist

Я думаю, это очень хорошо, вот так вот взвесить и понять, что есть здоровые дети, и больше нет сил рисковать, надо поднимать тех, что есть.

Ezhik

А нет линейности. На днях с одной матроной-иванной из числа родителей одноклассниц разговаривали-про родственницу ее. 4 детей-нецерковная семья,ну как-то так вышло. В итоге один погиб, одна где-то далеко,с одним поругались. А четвертого она рожала в 42 еще в советские времена-ее заклевали всю. И этот четвертый и его семья оказались для нее и прибежищем в старости очень надежным и опорой.

doubletwist

Младшие часто такими и оказываются, вне зависимости от очередности. Как правило, они любимчики, им больше достается внимания, и меньше возлагается надежд,что вот таким он должен быть, вот они и отвечают родителям взаимностью.

Ezhik

А побоялась бы родить-ну насчет дома престарелых не знаю,но старость была бы менее спокойной,это точно.

Ksaniya

Ежик, Вы как-то жаловались, что раздражают окружающие своим вопросом: «Вы, наверное, мальчика хотели?». Недавно встретила знакомую (подрабатывала у нас временно). Оказывается, у нее тоже четверо детей (двое старших живут давно уже в других городах, поэтому я о них не знала), как и у Вас 🙂 И четверо их именно потому, что Астрид очень (ОЧЕНЬ) хотела девочку 🙂 И она этого совершенно не скрывает. У ее мужа в семье девочки, почему-то, не рождаются: у мужа — два брата, четыре дяди, куча кузенов… Она говорит, что если один из старших погодков оказался девочкой, то на них бы она и посчитала «программу выполненной».… Читать далее »

Ezhik

Не-не,у меня точно не так. То есть понятно,мальчика хотелось,как,наверное,большинству, кто имеет хотя бы двоих детей.
Хочется разнополых-просто для разнообразия бытия. У меня каждый ребенок появлялся из своих совершенно разных мотивов. С третьим так вообще большинство говорило даже не о мальчике, а о «материнский капитал хотите получить»-есть у нас такой вид однократной соцпомощи,относительно значимый,с определенного года рождения,а у меня вторая еще на нее не попала по возрасту. Ну и насчет «хочется мальчика/девочку»-наверное,многим хочется как-то иначе,чем есть,ну так-не идеей-фикс,а пожав плечами-«и девочка/мальчик хорошо»,но мало кто решается рожать даже третьего ребенка из таких побуждений.

Ezhik

Но-бывает. Вспомнилась история про одного знакомого дальнего,но он восточный человек. Женился-жена родила двух дочек. Он развелся,надо мальчика-женился снова. Вторая жена родила девочку. Развелся,завел сожительницу-она родила девочку. Обе первые жены вышли замуж повторно и родили по мальчику.))

Ksaniya

Дело не в том, что младшие — любимчики. Бывает и наоборот, со старшим мама «наигралась», а младший «получился» какой уж есть. Другое дело, что часто, пока родители еще не особо нуждаются в помощи (а то и сами в состоянии помочь), старшие дети успевают обзавестись своими семьями, детьми… А потом, когда родители резко «сдают», старшие особо не напомагаются, у них уже давно своя жизнь, и свои маленькие (или порастающие) дети для них в приоритете. А младшим часто просто ничего другого не остается. Вроде, и своя жизнь тоже есть, и свои дети тоже есть просят… но старшие помагать не рвутся, у них… Читать далее »

Ezhik

Нет,мне кажется,часто это все же не на младших падает,а просто на более ответственных,хотя и в ваших словах какая-то правда есть.

Alexa

Спасибо вам большое. Слёзы текли, когда читала вашу статью, но эти слезы как-будто очистили меня от уныния.

mellwen

Дорогая Елена, очень люблю Ваши статьи, Вы замечательная мама и красивая сильная женщина, помоги Господи Вам и Вашей семье!!! Столько боли в статье, хочется обнять… Сил!! Много сил Вам и помощи Божией!

Ezhik

А,и это Елена Кучеренко,про себя? на правмире она публиковалась вроде,где-то я ее запомнила. Почему-то думалось,что она молодая совсем, с парой детей и в платочке и очках. Очень красивая женщина.

Rosella

С парой детей, в платочке и очках — это Елена Фетисова. У них немножко похожий стиль, я тоже сначала путала.

Ezhik

Да,точно.

E.P.

Читала предыдущие статьи и смеялась до слез. И эта статья тоже до слез, только не радостных. Вы замечательная и действительно героическая мама. Помощи Божией Вам и всей Вашей семье.

Похожие статьи