Мне кажется, мы в нашем обществе начинаем уважать друг друга, и словосочетания «права человека» и «ценность личности» уже не кажутся чем-то смешным, слащавым, придуманным «желторотыми» товарищами из заграницы, которые жизни не знают и пороха не нюхали. Мы учимся уважать свои чувства, и это позволяет быть чуткими к проблемам другого. Даже если они кажутся не такими уж сложными для нас самих.

Коллективная травма начала прорабатываться, робко и непонятно, но перемены есть. Уже не кажется нормальным «поддержать» испуганную роженицу словами «да ладно тебе, вот раньше бабы в поле рожали», «воодушевить» плачущего малыша словами «а я тоже устала, а я тоже хочу на ручки».

Вообще, почему так хочется заткнуть человека в чужой боли? Только есть внутри резонирует что-то совершенно невыносимое в ответ, и надо это немедленно прекратить. Обесценить боль, снизить напряжение внутри. Даже если тому, кто не внутри, а снаружи, совершенно отдельному человеку, здесь и сейчас нужна поддержка.

Почему это происходит? После травмирующей ситуации, которая в дальнейшем не была скомпенсирована и пролечена, в структуре психики человека обязательно возникает так называемая диссоциация, при которой неприятные переживания отделяются и отвергаются. А вместе с ними отвергаются и сочувствие, сопереживание и возможность переживать себя цельным живым и счастливым человеком. Про разницу между жалостью и сочувствием мы еще поговорим в следующий раз. Сейчас о другом.

Хорошо, когда общество начинает говорить о проблемах, которые раньше табуировались со страшной силой. Флэшмоб #янебоюсьсказать — прекрасное тому подтверждение. Привыкшие жить под гнетом установок «сама-дура-виновата» и «молчи-женщина-твой-день-восьмое-марта», в окружении сексистских шуточек о женской логике, бабах за рулем и плаценте в мозгах, женщины наконец-то стали избавляться от стыда, связанного с постоянным физическим и эмоциональным насилием.

В СМИ один за другим стали появляться тексты, объясняющие, что такое «виктимблейминг», «газлайтинг», финансовый абьюз. Интернет пестрит текстами о том, как распознать в начальнике или партнере социопата, мизогина или тирана. Это прекрасно, но есть одно «но». Маятник качнулся в сторону открытого обсуждения насилия над женщинами, и нас периодически уносит в другую крайность, где любой мужчина, у которого есть свое мнение, уже объявляется деспотом и насильником.

Вместе с водой выплеснули и ребенка

Я сталкивалась с историями испуганных женщин, которые в любой просьбе, в любом самом невинном замечании видели нарушение их границ, и мужчин, которые не понимали, им вообще теперь надо говорить только «да, милая, как ты права» и на всякий случай себя прилюдно кастрировать? Люди начинали сомневаться и задавать себе вопрос: а нормально ли то, что происходит в моей семье?

«Муж-тиран пытается поставить жену в зависимое положение», — пишут в статьях. И женщины начинают испытывать стойкую неприязнь к нормальным мужчинам, которые выражают желание родить ребенка, просят готовить на завтрак кашу или уйти с работы, на которой дражайшую супругу вынуждают засиживаться до поздней ночи.

«Он не любит ваших родственников и друзей», — пишут в статьях. И я знаю не одну историю, когда муж был признан тираном просто по факту того, что он был недоволен, что теща приехала помочь с ребенком и задержалась больше чем на месяц в их однокомнатной квартире. А другой попросил встречаться с подругой, которую он не очень любит, как-нибудь без него. Все, тиран.

Я уже не говорю о дурных ситуациях, когда мужу не нравится новое платье супруги, совершенно идиотский случай. Как и резкий набор веса или неудавшийся ужин. Говорить нельзя. Пусть он теперь отдувается за все те столетия патриархата, когда женщине нельзя было слова сказать, когда она в списке приоритетов стояла где-то между конем и плугом. Правда, этот конкретный мужчина в этом совершенно не виноват.

Дело в том, что женское у нас и правда очень травмировано. Мы, посмевшие чего-то хотеть, можем не найти примеров для подражания в представленных социально одобряемых моделях женской самореализации и потому формируем новое представление о роли женщины. Есть те, кому уютно и хорошо выйти замуж в 18 и родить ребенка, быть хранительницей домашнего очага или работать на «женских» работах вроде бухгалтера или воспитательницы. Но кому-то может быть тесно в одной роли. Хочется совмещать карьеру и семью, или, наоборот, не мечтать о семье, а поехать волонтером в Африку и учить местных детишек грамоте. Стать пилотом, но при этом возвращаться домой и ухаживать за садом. На пенсии понять, что всю жизнь хотела путешествовать. Или пойти получать высшее образование…

Пока не сформированы новые границы поведения в обществе, пока не появились проговоренные и принятые стандарты о том, как мы теперь взаимодействуем друг с другом, какие у нас новые договоренности, партнеры испытывают трудности, между ними возникает много странных и неизведанных доселе чувств. Они могут стать хорошей точкой роста, возможностью обсудить новые взгляды, договориться о границах.

Внутренний тиран тоже не дремлет

Муж, начальник, друг — не обязательно тираны, если они чего-то хотят или не сразу понимают, как вести себя с женщиной, которая не похожа на маму или сестру. Но при травме формируется тиран куда пострашнее. Потому что от него не убежишь. Он — внутри. И самая трудная задача — это выгнать насильника из своей головы, ведь он привык там сидеть и переходит из поколения в поколения, и мамы и бабушки принесли этому тараканищу в жертву нас, своих деточек.

Для того чтобы выжить в травмирующей ситуации, во внутреннем пространстве человека формируется такая защита, которая называется «идентификация с агрессором», бессознательное включение в свой внутренний мир воспринимаемых извне взглядов, мотивов, установок и требований других людей, от которых этот человек зависит. Например, когда мама в детстве ругает за слезы или усталость, то малыш будет как угодно плохо к себе относиться, лишь бы не потерять маму. И он приучается на автомате ругать себя каждый раз, когда попадает в похожую ситуацию.

Устала работать? Пойди помой пол. Устала мыть пол? Приготовь еду. Усталость табуирована, на страже коллективной безопасности стоит злобный палач с ремнем и тапком, волшебными орудиями советской домашней педагогики. Рефлекс вырабатывается, и его не так просто заметить и изменить. Кажется, что «ну это же очевидно», «все так делают», «это закон жизни и норма».

В сложных ситуациях, когда нет сил подумать и проанализировать, внутренний тиран выходит на сцену и начинает действовать. А если постоянно себя загонять, лишать сна и отдыха, порицать за удовольствия или тайком от себя уходить в травмирующие загулы, запои, зажоры и круглосуточное сидение в соцсетях, а потом умирать от вины и стыда, силам и взяться не откуда. Да, когда-то таким способом маленькая девочка смогла выжить, а сейчас это поведение может оставлять ее в разрушающих отношениях или, наоборот, заставляет рвать хорошую связь с адекватным мужчиной, потому что он не идеален и где-то ошибся. Как станет себя вести женщина, зависит от ее самооценки.

Если остается — то она завышена, женщина привыкла требовать от себя больше, чем она может физически и психически. Ну ей же в самом деле не сложно, надо просто еще попробовать, еще поднапрячься, предпринять еще некоторые усилия, и она справится даже с гравитацией, не то что с дурным мужиком. Если убегает — самооценка занижена, женщина привыкла прятать от других страшную правду о том, как она на самом деле ничтожна и слаба, и любая слабость другого человека становится непереносимой. Это кто же она такая, если выбрала такого никудышного мужчину?

Самооценка вообще знатный тиран. У него есть множество слуг: невротические (то есть не соответствующие действительности, искаженные) вина, стыд, страх. Они путают ориентиры, подкладывают магниты под внутренний компас и мешают видеть ситуацию такой, какая она есть на самом деле. И шепчут на ухо о том, что все плохо, что нет надежды, что мир плох, что это вообще не жизнь, а начнется она когда-то потом. Они не дают сформировать границы между собой и миром, путая, где внешнее, а где внутреннее, где реальность, а где фантазии о реальности.

Подружиться с собой и реальностью

Быть ответственной за свои дела и поступки важно. Но не гиперответственной, когда стыд возникает и за себя, и за мужа, и за кота, и за ребенка, которые почему-то не вписываются в стандарты. То есть здоровый пофигизм важен, но не когда он становится аффективным и нездоровым «а, сгорел сарай – гори и хата». И пока мы ищем золотую середину внутри, нас будет время от времени заносить то туда, то сюда. И мужчин наших будет, и родителей, и детей, и друзей. Главное, чтоб занос не оказался смертельным.

И тут вместо тирана лучше пригласить в качестве управляющего внутренним миром другого героя — самоценность. Она дает и возможность любить другого, пережить с ним встречу на каком-то более глубоком уровне, нежели только телесный, позволяет взаимодействовать с реальным человеком, а не своими фантазиями о нем. При опоре на самооценку другой нужен для нормализации той самой самооценки, а сил на любовь нет. Это огромная трагедия, когда нет сил на любовь. А при опоре на самоценность можно любить, но немного на расстоянии. Не убегая совсем и не сливаясь, не требуя быть таким, «как я сказала».

О слиянии и дистанцировании мы тоже еще поговорим, а сейчас про насущное. Так как же понять, тиран муж или нет? Надо выключить внутреннего насильника, перестать себя винить, стыдить, пугать, посчитывать сложные схемы в голове и объяснять трехэтажными конструкциями, что произошло.

Во-первых, назвать вещи своими именами и увидеть разницу между внутренними процессами и внешними. Увидеть реальность. Задавать себе вопрос: «То, что сейчас происходит — дело во мне, в другом или в нас обоих?».

Во-вторых, включить внутреннего наблюдателя, который опишет самыми нейтральными словами ситуацию. Например: «Я попросила маму помочь с ребенком. Мама осталась на пять недель. Муж сказал, что ему это надоело. Я развернулась, ушла и заперлась в ванной, где стала плакать».

Имеет право муж устать от нахождения постороннего человека в его пространстве? Имеет. Может он на нервах сказать о своем недовольстве не очень красиво? Да, может. Может это напугать жену? Конечно. Может жена искать утешения у мужа и тайно надеяться, что он поймет и простит? А то! Может муж быть измучен и не иметь внутренних ресурсов для игры в телепата и попытаться донести до жены, как ему плохо, не добрыми словами, а на повышенных тонах?

Вот бить жену, выкидывать мамины вещи за пределы квартиры или немедленно искать любовницу с жилплощадью — это уже перебор.

Другое дело, например, если ситуация описывается как-то так: «Я пришла с работы. Дома пьяный муж. В холодильнике не было еды, муж ругался сорок минут, я заперлась в ванной, где стала плакать». Но и то, я бы добавила сюда кучу оговорок. Если действие разворачивается на фоне острого кризиса супруга, и обычно ему такое поведение не свойственно, то рано собирать чемоданы. А вот если ситуация типичная, длится уже месяцами, муж отказывается от лечения по поводу алкоголизма, не работает, ведет асоциальный образ жизни, то вопрос, что женщина делает в таких разрушительных отношениях, приходит сам по себе. Попытки найти какой-то готовый ответ обречены на провал, жизнь слишком сложна, чтоб вот так рубить с плеча. Муж пилит из-за немытой посуды? В одно лицо управляет финансами? Хочет проводить все выходные вместе? Наоборот, хочет все выходные торчать в гараже или на рыбалке? Без контекста разобраться невозможно. Проблема же состоит в том, что находясь в эпицентре событий, сложно быть объективным, поэтому взгляд со стороны может отрезвить. Внутренний наблюдатель — это как раз тот ресурс, который поможет убрать все эти нагромождения из эмоций, саморугание или саможаление, и тогда становится ясно, кто тиран, а кто просто усталый измотанный мужчина. С которым можно поговорить и обсудить возможность решения проблемы.

Вообще, возможность поговорить, назвать вещи своими именами и разобраться — ценный дар в отношениях. Будь они внешние, с другим человеком, или внутренние, с самим собой. Да, поговорить — и быть услышанным.

Помочь порталу
Поделиться

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

ПОМОЧЬ МАТРОНАМ
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.

Об авторе

Практикующий психолог, работаю в юнгианском направлении. Окончила Воронежский Государственный университет, Московский Институт Психоанализа и Московскую Ассоциацию Аналитической Психологии. С 2012 по 2015 г. работала главным редактором портала Матроны.РУ

Другие статьи автора

Отправить ответ

Сортировать:   новые | старые | популярные
Migella

Ах, бедный муж, его жена к 45 поправилась. Какой кошмар. Все. Конец любви.

Migella

Иногда банан это просто банан.

JuliaK

Классный текст. Лика, это пора было озвучить. Мужчины и женщины — это не два враждебных лагеря, это люди, которые всегда могут договориться, было бы желание. Мы можем успешно взаимодействовать — не только в постели. Прости непостный коммент)

Добрый вечер, Лилия! Перевода весь Интернет в поисках Вашего контакта. Мне сейчас очень нужна консультация, как раз по вопросу статьи. Пожалуйста, скажите, как можно попасть к Вам как к специалисту?

Нашла, спасибо! С телефона не получалось найти, а с компьютера сразу 🙂

А как понять, невротическая вина или нет?

Это понятно. А если ситуация касается совсем маленьких детей, они же в моей зоне ответственности? вот они орут и ноют и спать не хотят или еще чего-то наподобие. За любое неидеальное состояние в реакции окружающих читается: ты виновата, не организовала/не сделала/не обеспечила. А я считаю что не должно быть ничего идеально. И если у детей температура, это не моя вина. То есть должна быть не моя. Но иногда прям против воли чувствую себя виноватой. Это про часовню, или на самом деле вина?

Это шедевр ))))) спасибо!

А что плохого сказать ребенку,что тоже устала и хочу на ручки? Если действительно устала и нет сил ну совсем-совсем?

Тоже не очень поняла. Детям невредно знать, что родители тоже люди ))

wpDiscuz

Похожие статьи