Тему непростых отношений взрослых детей и их родителей, которую я затронула в статье «Для меня ты всегда будешь ребенком», хочется продолжить обещанным описанием экологичных способов отстаивания собственных границ. Прежде чем мы это сделаем, давайте еще раз взглянем на проблему, на этот раз — глазами родителей.

Родителям тоже трудно

Представьте себе такую картину: вы посадили сад и много лет ухаживали за ним. Поливали, удобряли, подвязывали слабые веточки, боролись с вредителями и гоняли птиц, посягающих на первые робкие завязи. И все это — предвкушая, как однажды можно будет отдохнуть в тени деревьев и, так сказать, вкусить «плоды трудов». Вместо этого происходит нечто невиданное: в один из дней деревья начинают вынимать из земли корни, с треском проламывают забор и самостийно отправляются устраиваться на новом месте.

Конечно, все родители знают, что повзрослевшие дети должны однажды отделиться, начать жить своей жизнью и т. п. Но это знание не делает менее острыми  переживания, среди которых и боль, и страх, и радость, и сожаление, и много чего еще. А помимо вышеперечисленного есть еще бессознательные мотивы, которые толкают родителей «причинять добро», продолжать воспитывать, пытаться удерживать возле себя. В числе таких часто неосознаваемых причин могут быть и трудности в связи с «синдромом опустевшего гнезда», и сложности с доверием себе как родителю и миру, в который нужно «выпустить» ребенка. Я писала об этом подробнее в уже упомянутой статье.

И еще несколько важных моментов, о которых стоит упомянуть, прежде чем перейти к тем самым экологичным способам отмежевания от родителей:

— еще совсем недавно, в том числе у многих из наших родителей или их родителей, жизнь в составе и рамках «большой семьи», включавшей два-три, а то и более поколений, было нормой. А если не с бабушками-дедушками, то в коммуналке. Надо ли говорить, что представления о границах, личном пространстве и семейном укладе были совсем иными?

— сепарация детей и отделение родителей от своих выросших отпрысков — далеко не одно и то же. Повзрослевшим детям предстоит большой отрезок пути, полный неизвестного, сулящий перспективы и притягивающий помыслы. И сил для этого обычно в избытке. У родителей к тому моменту условия для «нового старта» иные. И как бы они ни любили жизнь, как бы ни стремились наполнить освободившееся место и время, им предстоит столкнуться с немалым количеством ограничений: физических — со здоровьем, материальных, связанных с личными убеждениями (например, в том, что впереди только пенсия и внуки).

— и у родителей, и у их выросших детей бывают очень разные периоды и состояния. Чем выше стрессовый фон у одной или обеих сторон, тем больше вероятность, что в процессе взаимодействия будут использоваться давно укоренившиеся шаблоны поведения. Но ведь бывают и другие моменты, когда общение между родителями и детьми выходит на новый уровень, и между ними становится возможным разговор двух взрослых: конструктивный, теплый, интересный, вдохновляющий…

К чему вся эта длинная преамбула? Если противостояние нежелательному родительскому вмешательству и «заботе» о вашей жизни длится довольно давно и безуспешно, наверняка, велико желание найти тот самый правильный способ, который поможет решить проблему быстро и насовсем. Но его нет, как нет волшебной диеты, как нет рецепта, чтобы быть всегда счастливым, как нет и многих других вещей. Более того, некоторые родители не изменят своего поведения и отношения, чтобы вы ни делали. Но чтобы и у вас, и у них был шанс на близкие, но взрослые отношения, важно видеть всю картину целиком.

Для игры нужны хотя бы двое

Если обратиться к любой бытовой зарисовке, в которой взрослый ребенок пытается ограничить родителя в попытках накормить, одеть потеплее, проконтролировать и т. п., несложно заметить, что в каждом случае рисунок взаимодействия будет повторяться. И да, это своеобразная игра со своими правилами и выигрышами/проигрышами. Примерная схема игры такова:

  • зачин-провокация: «надень шапку», «ты сегодня что кушал(а)?»;
  • ответ-парирование: «ну, мааам, я же уже говорил(а)….»;
  • обмен «аргументами» с обеих сторон, пока кто-нибудь не иссякнет или не взорвется;
  • развязка (выигрыш/проигрыш).

Что на кону в этой игре? В первую очередь, эмоции. Шапки, борщи и прочее — только реквизит. Причем ваши негативные эмоции для родителя тоже «выигрыш». Они подтверждают, что он все еще значим для вас, что вам не все равно. Во вторую очередь, власть и контроль. Власть может быть упоительна сама по себе, контроль помогает снизить тревожность мамы или папы, справляться с которой по-другому они, возможно, не очень-то умеют. А у проигравшей стороны будет все то же самое со знаком минус: раздражение, агрессия из-за нарушения границ, ощущение потери власти и контроля над собственной жизнью.

Если же «выиграли» вы, и шапка осталась дома, с большой вероятностью ваш отпор обидел родителя. Ведь даже в такой манипулятивной игре намерением зачастую было позаботиться о своем ребенке. А то, что чадо уже выросло, и в такого рода заботе не нуждается, из поля зрения выпадает. И это в некоторых случаях защитный механизм психики родителя. И еще после такой «победы» вас может настигнуть чувство вины за собственную резкость. В общем, страдают обе стороны.

Как же прекратить эту игру, не прекращая отношений?

Мимо хода. Мама/папа делают привычные ходы, а вы отвечаете так, как будто манипулятивной части в их посланиях нет, и благодарите за заботу. «Спасибо, что напомнил(а), спросил(а), посоветовал(а)…». Самым важным и сложным будет сказать это правильным тоном — спокойным, искренним и доброжелательным. Помните, один из выигрышей — эмоции? Если вы им не поддались, манипуляция не достигнет цели и останется безрезультатной. Попыток повторить манипуляцию будет не одна и не две, вполне возможно, что в разговор будет вброшено чуть не с десяток провокаций. Выстоите и можете получить настоящий выигрыш — другая сторона лишится «приза» и постепенно будет утрачивать интерес к игре.

Жертвуем пешкой. Часто кажется, что отстоять свои границы нужно везде и во всем. И в один котел попадают действительно значимые вещи, затрагивающие ценностный уровень нашей личности, и разная «мелочевка», на которую мы реагируем скорее по привычке. Проведите внутреннюю ревизию и подумайте, какие фразы и ситуации обычно запускают ваш механизм игры. Вполне может оказаться, что в других обстоятельствах, настроении и/или при общении с другим человеком вы не придадите этому такого значения. А еще вы можете обнаружить, что большинство историй крутятся вокруг подобных «пешек». Если сдать такие позиции, вы лишите их эмоционального заряда, и тогда см. п.1.

Неизбежные последствия. В пылу противостояния мы сами часто сыплем указаниями, как с нами можно поступать и обращаться, а как — нет. Если двести раз сказать маме, чтобы она не звонила вам на работу без экстренной надобности, то… ничего не изменится. Во-первых, «экстренная надобность» — понятие крайне расплывчатое, и то, что вам кажется пустяком, у родителя отлично укладывается в эту формулировку. Во-вторых, трубку-то вы продолжаете брать, пусть и заканчивая разговор максимально быстро. Формулируйте условия, содержащие «неизбежные последствия», а не указания. И сами их неукоснительно соблюдайте. А еще предлагайте какую-то позитивную альтернативу и выражайте надежду, что она реализуется. «Если ты будешь поступать так-то, я вынужден(а) буду не брать трубку/реже видеться/мы неизбежно будем ссориться и т. п. Если же ты прислушаешься ко мне/моей просьбе, наши отношения улучшатся, и мы сможем (…). Мне бы хотелось последнего».

Другая и не игра. Еще один способ свернуть с проторенной дорожки — предложить родителю иные варианты заботы. Так бывает, что проявить свою любовь мамы и папы умеют только через заботу физическую: накормить, одеть, позаботиться о безопасности и т. д., и/или интеллектуальную — объяснить, как нужно и правильно действовать по их мнению. Причин тому множество, и сейчас не будем о них. В таком случае может помочь прямое предложение: «Мама/папа, я знаю, что ты делаешь (…) из любви ко мне и наилучших намерений, но эта форма заботы подходила мне, когда я был(а) маленьким(ой). Давай вместе придумаем что-нибудь новое…».

Когда конструктивное общение невозможно

Родители бывают разные, и, увы, некоторые из них демонстрируют по-настоящему деструктивные способы поведения и общения. Эмоциональное, психологическое, а иногда и физическое насилие в их арсенале — обычное дело и с возрастом никуда не исчезает. В этих случаях установление дистанции и забота о собственной безопасности — сложная, но необходимая мера. Это не означает, что такого родителя нужно бросить на «произвол судьбы». Финансовая и иная виды помощи и заботы не исключаются. Речь именно о личном контакте и коммуникации в том объеме и на тех условиях, которые вы сами можете осилить на текущий момент.

Варианты можно сочетать, чередовать, а еще бы их хорошо заранее наметить и потренировать. Вы ведь тоже увязли в этой игре, а значит бессознательно посылаете сигналы о готовности продолжать раунд за раундом. Сами попадаете в наезженную колею и страдаете от ставших привычными ухабов.

В нас есть детская часть, которой нужны любовь и поддержка, принятие со всеми радостями и горестями. В идеале, если мы получили это в избытке в детском возрасте, мы научились поддерживать себя самостоятельно. Если же нет, мы зачастую бессознательно пытаемся дополучить от родителей подтверждение любви, признания, гордости за нас. И здесь мы попадаем на поле психотерапевтической «классики»: родители — обычные, живые люди — не могут удовлетворить наши потребности так и в том объеме, как нам бы того хотелось.

Эти нужды во взрослом возрасте должна удовлетворять наша собственная часть психики, так называемый «внутренний родитель».  Это обращенные самому себе слова утешения и поддержки, когда нам плохо, признание заслуг и ошибок как неизбежной составляющей жизни, радость и гордость за себя. И уже после эмоционального насыщения можно аналитически разобрать причинно-следственные связи, приведшие к тому или иному результату. Те, у кого в детстве был дефицит подобного принятия, и не освоена эта функция во взрослом возрасте, будут снова и снова делегировать ее вовне, в том числе родителям. Выращивая же своего «внутреннего родителя», мы постепенно приобретаем возможность принимать своих мам и пап такими, какие они есть.

Теги:  

Помочь порталу
Поделиться

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

ПОМОЧЬ МАТРОНАМ
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.

Об авторе

Практический психолог, психодраматерапевт, групповой терапевт, телесно-ориентированный терапевт (кинесиолог). Влюблена в психодраму как метод, открывающий безграничные возможности для сотворчества вместе с клиентом или группой.

Другие статьи автора

Отправить ответ

Сортировать:   новые | старые | популярные
Когда у нас родился первый ребенок, а родители мужа никак не могли смириться с тем, что он уже год как женат и живет отдельно (мы поженились еще студентами), свекровь с надрывом говорила: «Вот, когда она уйдет от тебя, ты меня поймешь!». Отделение нам с мужем давалось тяжело: и моя мама, и его родители, кажется, сделали все возможное в течение двух первых десятилетий, чтобы развалить нашу семью, и мы все время пытались найти этому оправдание (как-то трудно жить с мыслью, что для родителей ты просто собственность, вроде тех деревьев, о которых пишет автор). Мы использовали для себя примерно те же доводы,… Читать далее »
kasablanca
У нас годы ушли и помощь специалистов, чтобы отделиться от родителей. Хотя на словах они искренне желали нам счастья (с отдельным жильем помогали, замуж пытались выдать за детей своих друзей), на на деле мама восклицала: «В конце-концов, мы одна семья!». А у меня своя семья вообще-то. Но нам помощь психолога понадобилась. Сколько статей подобных я перечитала (и сестра тоже). Но теория это одно, а практика — другое. Я на стрессе, неврозе была, после того, как впервые (!!!) за сорок лет открыто сказала «нет». Не позволила родителям оскорблять мужа, и заявила, что какой ни есть, буду строить с ним отношения. «Как… Читать далее »
kasablanca

А потом сестра отвела меня к психологу.
Резюме такое:
1) чтение статеек помогло, но мне нужен был пинок живого человека
2)мама — живой человек, с достоинствами и недостатками, но не надо мерить свою жизнь мамой. И научила меня «выключать маму в голове»
Самое интересное, что я смогла после этого маму понять, простить, пожалеть…и жить как я считаю нужным.
Да, самое главное: ни че го не до ка зы вать маме. Что она не пава, что в этой статье так написано. «Спасибо, мама, я подумаю» И сделать, как ты считаешь нужным.

Боюсь, что я плохо выразила свою мысль. Слова свекрови адресовались мне и относились к нашей новорожденной дочке, вернее, к тому времени, когда она вырастет и оставит нас, и вот тогда-то, по мнению свекрови, я должна буду понять, что такое, когда тебя «бросает» ребенок. Мы очень долго жалели наших родителей и испытывали чувство вины каждый раз, когда нам приходилось защищать наши границы, потому что мы не сопоставляли их действия по отношению к нам с их действиями по отношению к их собственным родителям. Поскольку последние 15 лет мы не только работали с психологами и посещали группы поддержки, но и сами учились на… Читать далее »

На деле же отпускание наших детей (несмотря на неизбежные волнения и грусть) принесло нам чувство освобождения. Сейчас нам очень приятно общаться в дочками, как с самостоятельными и интересными молодыми женщинами, не неся груза родительской ответственности за их поведение и благополучие. Мне кажется, именно поэтому так важно, как мы сами оставили своих родителей: это скажется на том, как мы сможем отпустить своих детей.

kasablanca

«Душепопечители» — это «православные психологи»?

kasablanca

Или Вы не принадлежите к другой конфессии?

Я православная христианка. Мы с мужем пришли к Богу и в Церковь 22 года назад и все эти годы являемся прихожанами большого прихода в самом центре Москвы. Один из наших священников -декан факультета психологии Православного университата, у нас в приходе действуют группы психологоческой помощи, проводятся семинары, а также можно получить помощь у профессиональных психологов. «Душепопечители» — это условный термин, перенятый у протестантов, и означающий не профессиональных психологов, а братьев и сестер, прошедших годичные или двухгодичные курсы индивидуального консультирования. Опыт показывает, что многим прихожанам проще обратиться со своими проблемами к таким же братьям и сестрам, чем к профессионалам (у нас народ… Читать далее »
Mariya_Ya

Я тут маме говорю: если волнуешься — ну помолись за меня тогда. Иногда это эффективный способ перевести стрелки.

Mariya_Ya

Опыт моих родственников показывает, что попытки воссоединиться одной большой семьей, в несколько поколений могут дорого стоить всем участникам этой аферы. Однажды дядя принял решение вернуться в родное село и привезти туда свою жену с тремя детьми, чтобы детки росли здоровыми, чтобы бабушка помогала справляться с сорванцами. Ну что ж, возвращение к корням, к родной земле, пусть прекрасной и плодородной, к родителям, пусть родным и любимым, всем вышло боком… Получилась очень нездоровая система взаимоотношений, плюс споры за наследство. Сорванцы так и остались сорванцами, а сельский уклад жизни не добавил им ни здоровья, ни воспитания.

Очень болезненная тема, мама звонит сыну 28 лет несколько раз в день, утром перед работой, в обед, после работы, в течении дня. У сына семья, финансово сам себя обеспечивает. Если не дозванивается с первого раза, будет много пропущенных вызовов, будет звонить другим родственникам и спрашивать не знают ли они где он. Мама живет одна, сын ее жалеет. Вся ситуация вызывает постоянное чувство раздражения..

KatushkaT

Сложная тема, но мне кажется, чтобы что-то заявлять родителю, надо хотя бы обеспечивать свое отдельное проживание. И оказывать материальную благодарность и помощь. А если под одной крышей, и родитель все еще платит за тебя, то он вправе обращаться, как с маленьким.

kasablanca

Это портал для взрослых женщин, вроде как.

А почему не рассматривается третий вариант — под одной крышей, но финансово независимый? Материальную благодарность и помощь родителям могут оказывать только несемейные взрослые дети или те, кто собственных детей уже выпустил в самостоятельное плавание. А с малышней на руках только самим помог бы кто ))))))

wpDiscuz

Похожие статьи