О том, какой будет моя семья, я специально не думала ни в детстве, ни в юности. Возможно, потому, что у родителей отношения к браку и друг к другу были нормальными, естественными. Да и среди родственников и близких никто не разводился, глобально не ссорился, жизнь шла размеренно своим чередом, к детям относились с уважением, свободу выбора давали, алкоголиков и им подобных не наблюдалось. На этом фоне жилищная теснота, бедность и прочие бытовые нужды как-то не угнетали. А если семья – это естественный процесс, то что специально думать? И мне всегда казалось, что у всех так же…

И когда началась моя семейная жизнь, то я не боялась, что может не сложиться, не повезти… Все хорошее предполагалось по умолчанию. В начале замужества я искренне считала, что уж в православных семьях могут быть проблемы разве что, если маме приходится одной воспитывать детей или если муж невоцерковлён и всячески мешает верующей супруге. А в остальных случаях где-то так же, как и у нас. Хорошо или даже лучше. Причем, как раз со стороны казалось, что в основном именно «даже лучше». Но со временем выяснилось, что хорошо бывает (почему-то!) редко. И до сих пор не устаю удивляться, когда мне говорят: «Ну что вы, ваш случай – это по нынешним временам большая редкость».

И все эти размышления на самом деле предваряют разговор о… муми-троллях. Сегодня я хочу поговорить о модели идеальной семьи и попытках реализовать оную в домашних условиях. Да и вообще о том, есть ли она, эта идеальная семья.

Однажды я брала интервью у Натальи Леонидовны Трауберг, задавала ей вопросы на тему воспитания детей. Помню, ее ответы меня удивляли, были неожиданны, и многие потом с ними не согласились: она говорила о детях, да и о семье вообще, достаточно резко и без малейших «усипусь». Я склонна была с ней согласиться во многом и тогда, и сейчас. И где-то в русле беседы о семье Наталья Леонидовна высказалась о сильно любимых мною (и моими детьми)  муми-троллях, об их житье как о райской жизни, идеальной семье. В текст интервью это, правда, не вошло, было несколько не по теме. Но в моей памяти осталось.

И вот сейчас я частенько думаю о муми-троллях и об их волшебном семействе, обо всех тех существах, которые прибивались к их дому, приходили и уходили, об отношениях между ними, и понимаю – да, для меня это та самая модель идеальной семьи, насколько таковая вообще может присутствовать в реальности.

Сначала я хотела сравнить семью муми-троллей с каким-нибудь другим хорошим и всеми любимым примером, а в частности с семьей из «Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик». Но потом передумала. Какой смысл сравнивать, получится только лишний спор. Как любил говаривать мой папа: «Каждый человек на свой образчик: один любит арбуз, а другой – свиной хрящик». О другой идеальной литературно-сказочной семье пусть напишет кто-нибудь другой, а я буду о муми-троллях, потому что их люблю.

В разное время я по-разному воспринимала эту книгу и ее героев. Во времена подростковые и в юности нравился, конечно, Снусмумрик – такой свободный путешественник, творческий и загадочный, что-то есть в нем хипповское. Иногда я узнавала себя во фрекен Снорк. Впрочем, фрекен Снорк просто «девочка-девочка», а потому в какие-то моменты может быть близка почти любой женщине. Временами чувствуешь себя натуральным Сниффом, а еще чаще циничной малышкой Мю. Сам Муми-тролль тоже бывает близок, на него хочется быть похожим. Но по-настоящему быть, и уже давно, хочется только Муми-мамой!

Я думаю, что впечатление идеальности и райского существования муми-трольского семейства связано прежде всего с мамой. Потому что она – идеальная мама. У нее для всех есть любовь, сочувствие, понимание, каждый найдет у нее помощь и поддержку. Она все умеет – готовить, лечить, утешать, отпускать и принимать. При этом она еще и творческая натура, которая любит и умеет ценить прекрасное.

Ах, вот бы я была такой! Но, увы, я типичный Муми-папа, я узнаю себя в его словах и поступках и веду себя чаще всего как он, а не как мама. Несколько лет назад в сети ходил любопытный тест «Кто ты из муми-троллей». Он только подтвердил мои опасения, а я ведь до последнего надеялась, что в результате окажусь мамой, ну или хотя бы «девочкой» фрёкен Снорк. Впрочем, я бываю довольна, когда хоть что-то от Муми-мамы во мне проявляется.

Кстати, именно папа в этом семействе вызывает больше всего нареканий. А мне хочется немного его оправдать. Да, он не идеален, далеко не идеален. Скорее, он типичен, и, в общем и целом, не так уж и плох. Но главное оправдание его в том, что он любит Муми-маму! И они очень подходят друг другу. А раз есть гармония между родителями, то 90% дела в правильном воспитании детей уже сделано!

Конечно, семья муми-троллей – это семья с уже подросшими и сознательными детьми, не с малышами. И для меня лично именно этот опыт жизни на одном поле с подростками очень ценен. Маленькие детки, как говорится, маленькие бедки… Когда в семье большинство детей малыши, или вообще одни малыши, трудности в основном чисто бытовые. И чаще всего это трудности родителей, а не детей. Нехватка времени и рук, нехватка финансов и сил, усталость и вечное желание поспать. Порой это очень нелегко терпеть, но мысль о том, что это преходяще, очень греет. А вот момент взросления детей намного тяжелее с нравственной и психологической точки зрения. Тут твое главное беспокойство уже не о здоровье, и не о бытовой устроенности, а о том, какими вырастают твои дети, с чем они выйдут во взрослую жизнь. И это гораздо более тяжелое и гнетущее беспокойство.

Родители муми-тролля лишены этого беспокойства. Почему? Да потому что их ребенок готов к взрослой жизни. Готов именно благодаря устройству семьи, отношениям внутри нее, а еще – простите мою вульгарность – благодаря здоровому пофигизму. Вот как раз эта особенность характера Муми-мамы у меня есть! Осталось приобрести все остальные.

Секрет такой привлекательности муми-тролльского семейства не только в здоровом родительском (да и бытовом) пофигизме, но и в других важных для нормальной жизни вещах. В этой семье есть свобода, та свобода, когда каждый по отдельности, но и все вместе! И не только в отдельно взятой семье муми-троллей, но и вообще во всем муми-доле главное – свобода. Неприятные, условно отрицательные персонажи, появляющиеся в разных историях, чаще всего не свободны сами и не желают свободы для других. Причем, не только внешней, прикрытой порядком и дисциплиной, но и внутренней свободы.

Единственно страшный персонаж муми-мира – это холодная Морра. Она приходит и уничтожает все прекрасное. Но в одной из последних книг о муми-троллях нам приоткрывается тайна этого мертвенного холода. Одиночество. Морра – одинока, и это делает ее такой жуткой. Может быть, и красоту она уничтожала не столько по злобе, сколько по неумению ее воспринять? И кто это понимает, кто помогает Морре оттаять? Тот самый, правильно воспитанный муми-тролль, который вырос в любви и свободе!

В муми-доле есть важное для детей, и особенно подростков, доверие со стороны взрослых, когда ребенку дают принять собственное решение. И не просто дают принять, но чаще всего и всячески поощряют его  самостоятельность. Это очень важно в подростковом возрасте, а уж как важно потом, во взрослой жизни, и говорить нечего. И не только для детей, но и для самих родителей. Уметь отпустить своего ребенка, принимая при этом его ошибки, и любить его не менее сильно, чем в младенческом возрасте – это большой талант. И, кстати, в этом смысле, здоровый пофигизм тут в помощь!

По нынешним временам такой баланс родительской любви и свободы – большая редкость. А, может быть, и не только по нынешним… Чаще видишь либо тотальный контроль (и не всегда от желания властвовать, чаще от большой, но неразумной любви), либо полное равнодушие. И это равнодушие отнюдь не равно здоровому пофигизму, это практически полное отстранение от ребенка. К тотальному контролю же очень быстро привыкаешь, и даже входишь во вкус. Он дает не только власть, для многих тут важен другой аспект – ты чувствуешь себя хорошим, правильным, ответственным родителем. А в наше психически-детоцентричное время это ого-го как важно для родительского самоутверждения.

Я прекрасно понимаю, что для многих людей моя любовь к муми-миру покажется странной, а кое-кому и сомнительной в плане идеала семьи. И это понятно, мы же помним – «каждый человек на свой образчик». Но вот лично для меня привлекательны практически все черты муми-семейства и всех к ним примкнувших. И то, что это сообщество творческих личностей. И то, что они открыты для общения, и их непритязательность в быту. Уют и теплоту своего дома, постоянного или временного, они создают сами. А в непредвиденных ситуациях легко обходятся малым и радуются тому, что есть в наличии. Но главное – они вместе, и в то же время каждый очень индивидуален, каждый принимается семьей таким, какой он есть. Для муми-дола нет поговорки – «в семье не без урода».

P.S. Я всегда воспринимала муми-троллей не только как сказку. Герои выглядели очень знакомыми и понятными, очень жизненными. Казалось, что это конкретные люди. А в процессе написания этого текста я все-таки заинтересовалась этим вопросом – и да, оказалось, что все герои имеют реальных прототипов. Это родители Туве Янссон, ее брат, ее близкая подруга и, конечно, сама она. Жизнь муми-тролля – это детство его создательницы, может быть слегка идеализированное, но все же очень живое и настоящее!

Поделиться

Похожие статьи