Сейчас всё чаще говорят о разности мужчин и женщин — о различиях не столько физических, сколько психологических и социальных. И если внешние различия можно стереть и получить стиль унисекс, то внутренние уничтожить не так-то просто. Да и нужно ли? Но именно к этому постепенно идёт общество. Хорошо ли это?

Инь и ян, Анима и Анимус, женское и мужское начало, сказка о половинках, которые ищут и находят друг друга. Мы разные, и в этом — особая правда.

Женственность предполагает внешнюю слабость и хрупкость (при этом женщине нужно быть крепкой психически и физически, чтобы рожать, растить и воспитывать детей). Мужественность — это как раз внешняя сила (при этом внутренне мужчина вполне может быть нежным и чутким). В идеале. На самом деле эти книжные типы практически не встречаются в чистом виде. Кто-то из женщин обладает настолько брутальным характером и мужественной внешностью, что никто не может заподозрить их в слабости. И наоборот — сплошь и рядом сейчас встречаешь женственных юношей, которых начинаешь подозревать в нетрадиционной ориентации. И это совсем не смешно. Сейчас происходит разрушение всех установившихся веками институтов — и института семьи, и гендера в первую очередь. Почему в первую? Потому что именно в нормальных или, скажем так, традиционных семейных отношениях заложены механизмы продолжения рода человеческого, а это крайне серьёзно. Перефразируя известную поговорку, выразимся так: что неестественно, то безобразно. Или даже безОбразно — потому что как раз образ Божий теряется, утрачивается, устраняется, если любовь превращается лишь в плотское удовольствие, в удовлетворение одной из своих физических потребностей.

Неслучайно именно об этом — последний роман Пелевина о цукербринах (как бы к нему ни относилось литературное сообщество, общую тенденцию писатель подметил крайне точно). Общество настолько привыкло потреблять, что переносит товарно-денежные отношения и в эту, практически сакральную раньше, область. Сейчас ничто не свято, кроме золотого тельца, а следовательно, безопасный секс всегда можно купить. Так зачем же «городить огород» — создавать семью, заводить детей, эту помеху спокойствию и достатку? Интересно, что раньше — и не только в нашей стране — такая купля-продажа была обусловлена скорее социальным и материальным неравенством полов: мало кто из женщин шёл торговать собой «из любви к искусству», чаще — из-за трагически сложившихся обстоятельств. Вспомним хоть пьесу Островского «Бесприданница», которую гениально осовременил Рязанов.

Не так давно я прослушала несколько песен из советского фильма «Жестокий романс» и поразилась: два центральных романса ярчайшим образом иллюстрируют идею любви с точки зрения разных полов. Паратов в фильме исполняет песню на стихи Киплинга о цыганской мечте: «Вдвоём по тропе, навстречу судьбе, не гадая — в ад или в рай!» Вот он, идеал мужчины: движение вперёд и вверх, безоглядное и безоговорочное — «хоть на край земли, хоть за край!»! А Огудалова в ответ: «Любовь — весенняя страна! Ведь только в ней бывает счастье!» При этом в женском варианте любви присутствует и первое романтическое представление — «прекрасная страна», и последующее разочарование — «обманная страна», и конечное прозрение: «Но снова прорастёт трава сквозь все невзгоды и напасти!» Вот это хождение по кругу, идея непрерывного возрождения, неизбежного весеннего прорастания, несмотря на все трудности, размолвки и предательства — это и есть (а точнее, было) настоящее женское восприятие вечной любви. Совершенно очевидно, что Островский показал по-настоящему идеальную традиционную пару: женщина готова возрождать своё чувство к мужчине снова и снова, а мужчина готов вести её за собой. Но, увы, не готов к неравному браку с бесприданницей. Будь Лариса богатой невестой, не из-за чего было бы сыр-бор разводить.

Но разве в наше время такое не случается? Сейчас речь не идёт формально о приданом, но брак между членами разных слоев общества воспринимается таким же проблематичным, как и в дореволюционные времена. Не поверите, но одна знакомая сетовала мне на зятя: «Он же простой парень, а мы — интеллигенция!» Это притом, что сама она выросла в деревне, живёт в провинциальном городке и работает на заводе. Прожила всего половину жизни в городе — и уже не считает парой своей дочке деревенского парня! Значит, всё-таки «классовые» различия до сих пор существуют? А если в деле замешаны большие деньги? Тогда у влюблённых вообще мало шансов преодолеть сопротивление родни. А если кто и решается плыть против течения, заканчивает плохо: очень тяжело переживать материальный недостаток тому, кто привык купаться в роскоши. Это банальная истина, но от неё трудно уйти. Впрочем, даже если семьи жениха и невесты приблизительно равны по достатку, это не гарантия того, что оба юных создания обретут в браке полную гармонию, потому что, как правило, они были воспитаны по-разному.

Советское общество всё пыталось сгладить различия между разными социальными группами и во многом преуспело. Но всё равно различия сохранялись, хоть и не были так ярко выражены. А уж теперь расслоение общества видно невооружённым глазом — даже в школе между учениками. Сейчас я понимаю, как трудно молодым людям сжиться, стать настоящей семьёй, если они имеют разный статус, а следовательно, и разный опыт построения семьи. Дело даже не в том, что нынешние пигмалионы не способны терпеть причуды своих галатей. Дело в том, что для каждого из супругов семейные ценности различны. Безусловно, оба попытаются создать нечто, совершенно отличное от семей своих родителей, но при этом в главных вопросах, в основных проблемах они должны, по-хорошему, быть едины. До революции, по крайней мере, отношение к Богу и к Церкви могло стать таким вот фундаментом построения отношений. Очень жаль, что церковный опыт семейного строительства и воспитания детей ныне безвозвратно утерян. И похоже на то, что традиционная семья уйдёт в небытие вместе с гендерными различиями.

На самом деле, почему вообще девушек может тянуть к девушкам, юношей — к юношам? Наверное, у людей одного пола гораздо меньше отличий и разностей, они любят одни и те же вещи, они откликаются на одни и те же действия. Помните фильм «Чего хочет женщина»? Когда главный герой начал читать мысли женщин, он смог «приспособиться» к их «причудам». И если раньше молодым вполне хватало дружбы, сейчас они вдруг открыли для себя существование однополой любви в свободном доступе. Все запреты убраны, все грани стёрты. Почему бы и нет? Мы, девочки, так хорошо понимаем друг друга! Мы зарабатываем, мы, в конце концов, мучаемся в родах. Уж кто-кто, а женщина вполне может быть самодостаточной!

Молодые люди в традиционных парах не очень охотно связывают себя узами брака, чаще всего вступая в «пробные» отношения, но и здесь пробуют, обжигаются и отбрасывают идею совместной жизни, уразумев, что они разные. Так и формулируют причину расставания или развода. Получается, что они просто не готовы к этим различиям и не собираются к ним приноравливаться. Гораздо проще жить так, чтобы трудностей и разностей было поменьше. А всё не так страшно, на самом деле. Все эти разности как раз хороши тем, что пара как будто «цепляется» за них, как цепляются за выступы шестерёнки. Чем больше выступов, тем больше шансов провернуть жизненное колесо (или колесо фортуны?) Беда только, что эту возможность «зацепиться» начинаешь ценить вообще и оценивать по достоинству в частности только через энное количество совместно прожитых лет.

Иной раз супругам кажется, что сохранять уже нечего, жалеть не о чем, они разводятся, а потом обнаруживают, что не могут построить жизнь с другим человеком, что все те внутренние связи, которые они так бездумно разорвали, кровоточат и саднят, всё равно как если бы они оторвали себе добровольно руку или ногу. И ведь нередко бывшие супруги опять соединяют свои жизни, изрядно помучив и друг друга, и своих детей (и дети при этом страдают неизмеримо больше!)

Одна моя добрая знакомая пережила два развода, и сейчас у неё с мужем прекрасная гармоничная пара. Однажды я сказала: «Ну наконец-то ты нашла того, кого искала!» Она ответила: «Ты знаешь, а ведь все мужчины одинаковые. Я поняла простую истину: мы ищем совершенно определённый тип мужчины, а потому обречены выйти замуж за того человека, который похож на нашего «бывшего», только теперь мы вооружены опытом, а потому привыкаем смиряться и терпеть». Казалось бы, чего проще — перетерпеть, пережить неизбежный кризис и постараться сохранить существующий брак, чтобы тот опыт, который вы уже получили с вашим супругом, помог вам не совершать новых ошибок, научиться преодолевать известные трудности. Но так ли это просто на самом деле?

Оказывается, существует статистика на этот счёт, и она чётко говорит: эти разности не должны быть противоположностями во всём. Именно противоположности, как правило, чаще всего расходятся, несмотря на существующий миф о притягивании разных полюсов и отталкивании одинаковых. Идентичные полностью пары, что интересно, тоже обречены на неудачу. В идеале пара должна быть в чём-то едина, в чём-то различна и даже противоположна. Как правило, нужно быть единым в глобальных вопросах бытия, а бытовые противоположности в таком случае можно и списать со счетов. Именно такой союз обычно переживает все кризисы семейной жизни, включая и обязательную близость к разводу.

Даже если нам искренне кажется, что лучше всё начать сначала, давайте задумаемся, так ли уж это беспроблемно? Наверняка с новым супругом придётся опять строить отношения, привыкать к его «странностям», смиряться с его «причудами». Да и мы тоже обладаем определённым набором особенностей и качеств, которые потребуют от нашего спутника сил, чтобы к ним привыкнуть и приспособиться. Значит, пройдёт некоторое время, и в новой семье опять возникнет угроза развода. Но мне кажется, что это как раз не конец семьи, это начало построения новых, «взрослых» отношений. Пережив этот невыносимый, казалось бы, период, вы обретаете бесценные сокровища новых знаний и умений, научаетесь смиряться, терпеть и прощать. Причём взаимно. С таким опытом никакие последующие испытания вам будут уже не страшны.

К счастью ли или к сожалению, но нам не даётся это сразу и легко. Для того чтобы достичь зрелости в семейной жизни, нужно многое пережить и многое понять. Случается, и очень часто, что трудности роста принимаются супругами за смертельную болезнь. Мы как-то уже говорили об этом: не нужно бояться выяснения отношений, это нормально. Лучше высказать свои претензии и выразить чувства, чем создавать из них тайны мадридского двора. Продуктивные ссоры — это тоже пути роста и взросления семьи.

Ispanija1-e1410422989861

Семья вообще питается не только любовью супругов и детей между собой, но и самыми разнообразными взаимными чувствами. Она растёт и развивается, переживает все стадии жизни — от детской (влюблённости) до зрелой (испытаний и кризисов) — и, наконец, приходит к мудрой старости, когда двое супругов настолько хорошо знают друг друга, настолько ценят и любят спокойной настоящей любовью, что уже не требуют ни выяснения отношений, ни споров, ни ссор для «встряски» (либо относятся к ссорам как к приятному способу выразить свои эмоции без ограничений и приличий).

Часто пожилым супругам (я лично знала такие пары) не нужно даже говорить между собой — просто быть вместе, видеть друг друга, чувствовать «плечо», чтобы наступил внутренний покой. В конце концов, возникает настоящая непреодолимая потребность друг в друге, когда один умирает вслед за другим, или даже одновременно, как святые князь Пётр и княгиня Феврония Муромские. Некоторые говорят: это привычка, а не любовь. Другие возражают: привычка — вторая натура. Я бы не назвала это состояние просто привычкой. Это смесь действительно невыразимых чувств, в которых подмешано даже раздражение и равнодушие (раздражение неизбежными помехами спокойствию и равнодушие к «непереносимым» ранее особенностям и привычкам).

Но главный цветок в этом букете — любовь и верность. Причём я даже не имею в виду только физическую верность. Я имею в виду внутреннюю, глубинную связь, такую, что ты совершенно чётко понимаешь, что главный человек в твоей жизни — это твой муж (или жена), несмотря на все отклонения с этого пути. Обычно говорят о мужских изменах как об обычном явлении. Я думаю, что тут всё зависит от психотипа. Существуют и мужчины, и женщины, которые совершенно чётко разделяют любовь и секс. Или скажем так: любовь душевную и плотскую. Может быть, так много путаницы у нас, у русских, происходит оттого, что глаголом «любить» мы обозначаем совершенно разные понятия. С другой стороны, русское слово «любовь» вмещает как раз все те оттенки чувств, которые вкладывают иностранцы в понятия любви духовной, душевной и плотской. И всё это многообразие смыслов в абсолютной полноте встречается только в семье.

Любовь родителей между собой и к детям, любовь детей к родителям, любовь детей к своим братьям и сёстрам — и это ещё не всё! В христианских семьях (или, скажем, в традиционных верующих семьях) существует ещё и любовь к Богу и Его святым, которая вполне сохраняет ту сакральность, которая практически ушла из жизни атеистов.

Получается, что наши разности в браке — это и есть наше настоящее богатство: мы приобретаем таким образом совершенно бесценный опыт общения с близким человеком, с тем самым ближним, которого заповедано возлюбить как самого себя. И именно семья даёт нам уникальную возможность испытать на себе эти евангельские чувства. Тем паче, что в браке человек осуществляет Божественную идею двуединства своей природы, соединения в одном двух начал, двух способов мысли, двух принципов действия… Поэтому я — за разность.

Поделиться

Об авторе

О себе. Журналист, поэт, переводчик. Я делаю то, что вышло из моды: верю в Бога и люблю своего мужа и наших шестерых детей. А ещё веду «Летопись внутреннего сопротивления»

Похожие статьи