Очень интересно читать в книгах о великих людях, которые жили до нас и прославились великими подвигами. Жалеешь сразу, что не жил в их время, сразу хочешь им подражать. И очень трудно разглядеть таких великих рядом с собой. Ждешь от них громких и славных дел, и очень сложно увидеть самое дорогое и редкое — тихую, будничную, как бы скрытую праведность.

Про бабушку Нюру из дома престарелых я писала уже года два назад. Тогда я с ней только познакомилась — слепая, почти лежачая, бабушка сразу взяла меня за руку, на моё «А как Вас зовут?» ответила тихо: «Баба Нюра я».

— А полное имя какое?

— Анна Алексеевна, а так — баба Нюра, я уже старая совсем, с 18 года я. 20 сентября день рождения. Только я неграмотная, на тяжелых работах была, войну воевала, баржу грузила 30 лет, на заводе потом была — семеро навалят, я тащи. Теперь вот и не вижу ничего, и моих-то в живых уже нет, а я осталася.

Будничная праведность бабушки Нюры

Когда совсем недавно мы снова были с концертом в этом интернате, я, конечно, и не вспоминала про нее. И когда после общего концерта мы зашли в отделение милосердия, то есть в отделение для самых слабых стариков, то в одной из палат я увидела совсем прозрачную и совсем старенькую слепую бабушку — бабушку Нюру! Я сразу узнала ее, хотя она и сильно осунулась и стала еще менее телесной.

А зашла я в эту палату посмотреть работу наших нянечек (прим. ред. — фонд «Старость в радость» оплачивает в некоторых домах престарелых работу нянечек, ухаживающих за бабушками), потому что эта палата была закреплена за одной из них.

— Намучалась я с этой бабушкой! Сил моих нет! То ест, а то вообще есть отказывается целый день, и так уже кожа да кости! В чем только душа держится! — жалуется наша нянечка Лена.

— Бабушка! Чего ж Вы кушать не хотите? Мы тогда будем вашу санитарку ругать, если Вы плохо есть будете!

— Ой, не ругайте ее, не обижайте, она золотая, а в среду и пятницу вкушать не буду, не заставляйте. Мне тут недолго уже, там, после наемся. Отступитесь.

Конечно, мы отступились, что ж еще тут сказать. И нянечку я попросила не наседать, как сама захочет — будет есть, потому что кажется, что бабушке и не особенно-то и нужна наша земная еда, а питается она уже чем-то другим, ей одной доступным.

И все не могу перестать про нее думать — про то, что она ни на кого не держит зла, что за все благодарит, что никого не осуждает — и тихо и кротко живет на земле, как на небе…

Источник: Фейсбук Лизы Олескиной, директора благотворительного фонда «Старость в радость»

Помочь порталу
Поделиться

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

ПОМОЧЬ МАТРОНАМ
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.

Отправить ответ

wpDiscuz

Похожие статьи