Один наш автор отметил интересную тенденцию: близкая дружба с ребенком, когда он становится подростком, у них самих уже не вызывает такой радости, как раньше, когда он был маленьким. Родители сравнивают его с собой в подростковом возрасте, и излишняя доверительность и откровенность нового поколения детей кажется чем-то ненормальным, неправильным, пугает. О том, почему такое происходит, как это оценивать и что с этим делать, «Матронам» рассказывает семейный психолог Екатерина Бурмистрова.

Екатерина, можно ли утверждать, что современные родители слишком погружены в жизнь своих детей? Если да, то хорошо это или плохо? Может, это естественный процесс, следствие современных отношений между детьми и родителями?

Это следствие теории привязанности. Когда мы, придерживаясь этой теории, кормим ребенка по требованию, носим его в слинге, не отдаем в сад, мы глубоко входим в его жизнь и начинаем отчасти заменять ему другое общение. Современные дети не играют во дворе одни — дворовая культура ушла в прошлое. Перестала передаваться от поколения к поколению игровая культура, и параллельно изменился стиль воспитания. До того момента, когда теория привязанности вошла в нашу жизнь, было не принято брать детей на руки — считалось, что руками детей можно испортить; принято было кормить по режиму, приучать к дисциплине и так далее. Сейчас большинство родителей настроено на то, чтобы ребенок был максимально близко к родителю, и когда он вырастает и становится подростком, эта близость естественным образом сохраняется. Тогда мы как родители с удивлением наблюдаем: оказывается, мы погружены в жизнь наших уже немаленьких детей значительно глубже, чем в свое время наши родители. Это прямое следствие изменений в детско-родительских отношениях в последние 15 лет.

Это многих удивляет, потому что люди часто думают: сейчас мы ребенка поносим на руках и целиком погрузимся в его жизнь, а дальше он сам отделится, уйдет. А этого не происходит. И когда ребенку 11-12 лет, еще кажется, что это нормально, что отделение неизбежно, но время идет, и оказывается, что нет, этого не происходит. Когда человек в 13 лет приобретает вид взрослого и не отделяется, включаются тревога и непонимание: может быть, я делала что-то не то? Современные мамы часто хотят стать дочерям подружками, но когда они действительно ими становятся, то начинают беспокоиться по поводу сепарации, переживать, что ребенок не начнет свою жизнь. Есть такая поговорка про самостоятельность детей, что главное — довести до пенсии. Так вот, в этот момент родитель обычно понимает, что он не хочет доводить до пенсии, потому что он ждал, что произойдет отделение, а его нет.

Это какой-то ненормальный процесс или естественный ход развития общества?

Это ненормальное удлинение детства. Впрочем, это не только российская тенденция, но и мировая: дети на Западе в последние десятилетия очень поздно становятся взрослыми.

В мире сегодня в принципе удлинилось детство. Это естественное социальное явление: чем выше уровень культуры, чем благополучнее экономическая ситуация, тем длиннее детство.

Объясняется чисто экономическими причинами: общество может себе позволить задержать тот момент, когда человек выходит на рынок как трудовая единица. Это давно состоявшийся факт в Европе. Например, в Германии родители до 28 лет ребенка получают пособие, если он живет с ними. Мы гостили в Австрии в семье, где бабушке 82 года, у нее 11 детей, младшему 42 года. Я спросила, как это было во время детства их детей — учились ли они после школы? Она ответила, нет, они сразу шли работать, садились за трактор. Но все ее внуки после школы учатся.

У нас это накладывается на традицию всю жизнь быть в близких семейных отношениях с детьми и супругом.

Мне кажется, в нынешней ситуации с сепарацией детей играют роль оба этих фактора: и продленное детство, и включенность родителей в жизнь детей. Я считаю, что современные дети по уровню самостоятельности и осознанности отстают от нас с вами на 3-5 лет. То есть нельзя сравнивать нынешних четырнадцатилетних с нами четырнадцатилетними — они, скорее, такие, какими мы были в 11, а то и в 9 лет. При этом физиологическое взросление и взрослость в потребностях и ожиданиях происходит даже с опережением.

Что же будет дальше в этой модели? Ребенок так и будет жить душа в душу с родителями до пенсии?  

Возможно, позже отделение все-таки произойдет. Этого мы не знаем, потому что пока по этому пути так далеко еще никто не ходил — теория привязанности вошла в нашу жизнь относительно недавно, и самым старшим детям, с которыми родители начали практиковать такой стиль общения, может, около 25-30 лет. В России к тому же нет достоверной статистики. Поэтому можно опираться только на наблюдения, опыт.

Мне представляется, что среди этих детей примерно половина тех, кто успешно отделился, и тех, кто так и живет с родителями, не образует своей семьи, своих проектов. Но выделить причину этого или однозначно утверждать, что это происходит из-за того, что родители слишком тесно общались с детьми, сложно, потому что одновременно идут несколько процессов: параллельно развивалось виртуальное пространство, замещающее живое общение, усилилась социальная депрессия, социальные лифты стали работать хуже или вовсе перестали действовать. Поэтому ребенок оканчивает школу, институт, а родители так и остаются его оплотом и друзьями, которые защищают от жизненных бурь. Ребенок получает второе, третье высшее образование — в одной стране, в другой стране, по одной специальности, по другой, и у него таким образом как бы продолжается детство, и даже когда он уезжает в другую страну, все основные функции по обеспечению его существования остаются у родителей: это и защита, и общение, и спонсорство. Но нужно понимать, что мы ни дворовую культуру возродить не сможем, ни самостоятельность резко не увеличим. Мало кто из детей сейчас сам относит в вуз документы. Вспомните, кто из нас ходил поступать в институт с родителями? Только в самых редких случаях. В нашем поколении никто не ездил с родителями на собеседования, не ходил с ними на экзамены в старших классах.

Сегодня можно увидеть в интернете рассказы мам о том, как они хулиганят вместе с детьми, лазают вместе по деревьям, то есть делают с ними то, что в нашем с вами детстве мы делали друг с другом, без взрослых.

Это потому, что больше не работает так называемое горизонтальное обучение — больше нет обучения во дворе. Горизонтальное обучение — то, которое происходит в своей возрастной параллели, когда дети узнают, например, откуда берутся дети, от друзей во дворе, в какой-то своей примитивной концепции. Теперь все по-другому: родители послушали лекцию, почитали книжку, посмотрели вебинар и в правильной форме рассказали ребенку о том, как это происходит.

Кстати, про вебинары: а не слишком ли много мы читаем всяких психологических книжек и статей, смотрим вебинаров?

Конечно! И это тоже влияет на вовлеченность родителей в жизнь ребенка. Прибавим к этому, что книжки о родительстве обычно совершенно определенного направления — вместо того чтобы развивать родительскую интуицию, они дают конкретные рекомендации, как и что надо делать. В них родительство предстает сложной профессией, которой надо учиться, и нужно освоить множество инструкций и рекомендаций, чтобы быть хорошим родителем. Люди страшно этом озабочены, и очень мало кто учит слушать себя, свою интуицию. В идеале книги и вебинары должны давать не рыбу, а удочку — в данном случае способность в большинстве ситуаций принимать собственные решения, делать собственные выводы.

Искусственная самостоятельность – лучше, чем никакая

Каким образом мы своими руками лишаем ребенка самостоятельности?

Мы как начинаем сопровождать их во всем, так и продолжаем. Ребенок гуляет во дворе с нами, мы видим каждое его действие, включены в каждый его конфликт в 3-5 лет, и одни они не гуляют, потому что мы считаем, что это опасно и потому что никто не гуляет. Потом они никуда не ездят сами, потому что мы быстрее довезем их до кружка, до репетитора, и это опять же безопаснее. И так получается, что ребенок в первый раз оказывается в метро, когда он учится в девятом классе.

Моя дочь занимается с девочкой, которая говорит: «София, поедемте, пожалуйста, на трамвае или на метро, это так интересно!» Ее всегда и везде возят от двери до двери. А человеку 13 лет. Мы всегда и везде возим своего ребенка, потому что уровень опасности, качество его загрузки и логистика большого города не оставляют нам другого варианта. И конечно же, пока ребенок сам не перемещается, не гуляет, не планирует свое время, у него не начинается этот процесс проб и ошибок. К тому же мы все еще и страшные перфекционисты — мы же хотим, чтобы было как лучше, чтобы никаких ошибок не было.

И что со всем этим делать?   

Надо отпускать ребенка. А отпускать — это сознательно идти на риск, что будет сделана какая-то ошибка. И всегда есть чего бояться, давая ребенку самостоятельность: то наркотики, то СПИД, сейчас вот этот страх подростковых самоубийств. Поэтому сегодня относительным пространством свободы для подростков является виртуальная среда, но и ее после историй с «синими китами» родители пытаются довольно жестко контролировать.

Многое изменилось, и мы этих изменений отменить не можем. Мы не можем убрать этот страх улицы, ритм жизни большого города, то, что во многих семьях женщины не работают или работают неполный день. В таких семьях, пока ребенок не достиг 18 лет, он часто ребенок с большой буквы, и мама считает главным делом своей жизни быть около него. Ценность ребенка возросла, и все, кто может, проводят около него максимум своего времени — и в 3, и в 5, и в 14, и даже в его 17 лет. Ребенок становится как бы точкой сборки, местом, вокруг которого конструируется жизнь самого родителя: все его интересы, все общение, все поездки, интересные дела и лагеря — все происходит вокруг ребенка.

Кстати, сейчас появилось невероятное количество именно семейных лагерей, куда родители ездят вместе с детьми, — раньше их в принципе не было. Были лагеря для детей. И получается, что двенадцатилетние даже в лагеря ездят с мамой. И такие лагеря можно рассматривать как форму совладания с этой новой социальной ситуацией: внутри несамостоятельности появляется возможность предоставлять детям самостоятельность — у них там образуется какая-то своя компания, друзья, свои детские дела… Там родители меньше боятся давать детям свободу и возможность бесконтрольного общения друг с другом, потому что дети там как-то отобраны: это дети родителей, немало заплативших за путевку, «наша» среда, люди, знакомые по каким-то другим выездам, объединениям по интересам и так далее. Это попытка создать искусственную среду самостоятельности ребенку, не выпуская его в широкий мир. Но это лучше, чем ничего.

Пробуйте отпускать велосипед

Я правильно понимаю, что это в каком-то смысле продолжение ситуации, когда мама, в рамках этой теории привязанности, везде с собой берет ребенка — и на работу, и в гости, и в кино, и в ресторан?

Да, конечно, мы с этого и начали. Просто когда ему 13, его уже в слинге не понесешь. Но он все равно тут же, и главное, он никуда не хочет уходить, потому что с мамой лучше всего и интереснее всего. И маме некуда идти, и она чувствует себя рядом с ним на месте, при деле и максимально востребованной. Обоим хорошо, но это тройные вилы: мама таким образом транслирует ребенку, что в мире страшно, что он, ребенок, сверхценный, и продолжает реализовываться в материнстве, хотя у него уже усы пробиваются. Идея, что нужно быть другом своему ребенку, что нужно быть с ним на равных, что мы одно целое и у нас нет друг от друга секретов, у нас общие дела и интересы, конечно же, очень сильно мешает на стадии сепарации. Сепарация — это процесс отделения, когда у ребенка появляется собственный внутренний мир, собственные ценности. И в какой-то момент мама может обнаружить, что этот процесс не начинается, но при этом она понимает, что она уже не хочет принимать участие на равных в подростковых забавах, ходить с ребенком в заброшенные дома, читать его любовную переписку, а он все равно от нее этого ждет.

Если я правильно понимаю, в ней борются два разнонаправленных ощущения: привычка контролировать ребенка каждую минуту и беспокойство за его безопасность, и чувство, что он вошел в стадию, когда ей вроде бы не место рядом с ним, верно?

Маме очень страшно отпустить ребенка. Вообще, любой переход на новую стадию развития — это страшно. Представьте себе ребенка, который только начал ходить. Очень страшно отпустить его — ведь он же упадет, он еще еле держит равновесие! Но пока вы его не отпустите, пока не перестанете давать ему пальцы при ходьбе, он не пойдет сам. То же самое с велосипедом: в какой-то момент нужно придерживать велосипед, но потом, если вы его не отпустите, вы так и будете бегать за велосипедом. А иногда приходится не только поддерживать велосипед, но и толкать его, потому что в некоторых случаях ребенок сам не крутит педали.

Эта метафора с велосипедом, мне кажется, максимально близка ситуации, о которой мы говорим. Конечно, страшно отпустить, потому что управлять велосипедом он не умеет, поедет — и коленку разобьет, и в дерево въедет. Поэтому для начала выбирайте максимально мягкие дорожки без обочин, чтобы рисковать в подстрахованной среде. И главное — перестаньте гиперопекать. Пробуйте его отпускать везде, где можно.

Это действительно тенденция — то, что у детей, привыкших быть «привязанными» к родителям, проблемы с отделением, или это разовые ситуации?

Это тенденция. Современные дети все делают вместе с мамой, например, те же уроки.

Очень хорошо, если у мамы срабатывает интуиция, и она понимает, что чего-то важного не происходит. Это очень здорово, потому что тогда мама, возможно, пересмотрит какие-то вещи.

Что бы вы сказали родителям, которые растят своих детей в опоре на теорию привязанности, чтобы предупредить эти проблемы?

Очень важно, чтобы родители сами осознали, что взросление в этом стиле сближения не происходит самостоятельно. Сегодня самостоятельность, как это ни парадоксально звучит, это то, что нужно искусственно создавать. Эта раньше естественно приобретаемая вещь стала искусственным навыком, как обучение чтению, как владение горшком или игра на мандолине. Это произошло потому, что общество теперь устроено иначе, чем раньше, и она не возникает сама. Но если выключить свою тревогу, понять, что именно мешает вам начать отпускать ребенка и построить какие-то ступеньки, вполне можно это сделать. Оцените, какой характер у ребенка и ваши с ним возможности, и придумайте какой-то компромиссный вариант, вплоть до того, чтобы его первая работа была у ваших друзей — это будет искусственно простроенная ступенька, но все-таки шаг в направлении самостоятельности, хоть и контролируемой.

Мамам, которые являются сторонницами теории привязанности, хочу напомнить, что эта теория в целом прекрасна и в какой-то момент нужна, но ее нужно «доводить до ума», особенно в российских условиях. То, что хорошо для младенца первой недели жизни, уже не годится для ребенка после года. То, что прекрасно работало до трех лет, плохо работает после семи и даже приносит обратный результат. Поэтому идея о том, что надо жить одной жизнью с ребенком, всячески вовлекать его в свою жизнь и участвовать в его, прекрасна, но до определенного момента. А дальше, чтобы сохранить отношения и сделать это правильно, нужно искусственно увеличить дистанцию.

У меня есть стандартные вопросы к родителям детей старше 10 лет, которые жалуются на их несамостоятельность: ездил ли ребенок в самостоятельные поездки? Ночевал ли один у хороших друзей? Есть ли у ребенка обязанности, когда он должен играть какие-то социальные роли, начиная с магазина и заканчивая оплатой каких-то счетов? И ответы очень показательны, потому что они наглядно демонстрируют, как теория привязанности может стать удавкой. Детские протертые пюрешки — отличная вещь, пока нет зубов, но кормить пятилетнего ребенка только пюрешками странно и даже вредно. То же самое и с теорией привязанности.

Может, стоит вообще отказаться от теории привязанности, если она так усложняет процесс взросления?

С одной стороны, сегодня отделение детей во многом благодаря ей не происходит естественно, к тому же у родителей очень большая тревога, очень большая вовлеченность в жизнь детей и очень большая любовь, а ребенок, в свою очередь, тоже не торопится уйти и не выставляет наружу колючки, как это обычно делают подростки. Но, тем не менее, скорее всего, отделение рано или поздно произойдет, а благодаря теории привязанности отношения с детьми останутся более насыщенными.

Наше поколение с ключом на шее часто вообще не помнит маму. Отношений между мамой и ребенком в нашем детстве часто фактически не было, потому что в те годы мама, как правило, была с утра до вечера на работе, а вечером занималась хозяйством. И общения с родителями было очень мало. Поэтому теория привязанности — это огромный шаг к ребенку, и то, что проявились ее отрицательные последствия, — это скорее повод задуматься, как их минимизировать. Но это вовсе не означает, что надо отказаться от теории привязанности — вовсе нет. Мы не нанесем ребенку вред этой привязанностью и этим стилем сближения. Просто на другой стадии развития нужно другое, и оно не возникает естественно, потому что изменился мир, изменились отношения.

Ксения Кнорре Дмитриева

На обложке: Екатерина Бурмистрова. Фото: Info-Hit

Теги:  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Об авторе

Журналист настолько, что даже родилась в День российской печати. Пишу про образование, на социальные темы, автор книг для детей и родителей. Старший поисковой группы, инструктор профилактики, специалист группы СМИ поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт».

Другие статьи автора

Отправить ответ

новые старые популярные
NinaK
Врач пожаловалась, что ее старшая дочь-одиннадцатиклассница рассказывает ей все, включая отношения с мальчиками, и она не знает, как на это отвечать, потому что самой ей и в голову не пришло бы в 17 лет посвящать свою мать в подробности своей личной жизни. При этом все ей говорят, что она должна радоваться, что дочка считает ее другом и настолько ей доверяет, а она чувствует, что это нарушает какие-то важные иерархические границы, потому что дочка уверена, что мама «должна разделять ее мнение, как настоящая подружка». В ответ я могла только посочувствовать и сказать, что у нас с детьми происходит нечто подобное, хотя… Читать далее »
Опять очень спорно все. Мои немножко старше ваших, и мы воспитывали их как друзей (была такая «педагогика сотрудничества», очень популярная в то время, многие ее идеи и принципы сейчас стали общеупотребительными, типа наказания методом «естественных последствий») и относились к детям как к друзьям (с учетом возраста, конечно) — при таком подходе у ребенка по мере взросления становится все больше взрослых прав и одновременно с этим — взрослых же обязанностей. В 15-16 лет они могли, например, сорганизовать группу ровесников на 2-3-дневный поход по Подмосковью и успешно провести его. Что касается советов — и они с нами советовались (и советуются), и мы… Читать далее »

Я тоже всегда все рассказывала маме. принесло только пользу

NinaK
Когда родители делают своих детей (даже подростков, даже взрослых детей) своими наперстниками и вываливают на них все перепитии своей взрослой жизни — особенно личной жизни — это приводит к перемене ролей, серьезно нарушает семейную иерархию, извращает нормальные отношения между родителями и детьми и даже приводит к тому, что психологи называют «психологическим инцестом». И большинство взрослых понимают, что делать детей своими друзьями в этом смысле нельзя. Но настоящая дружба ВЗАИМНА. И если родители — причем совершенно справедливо — не делятся в ответ на детскую избыточную откровенность такими же откровенными переживаниями о своих проблемах и своей личной жизни, то это уже не… Читать далее »
NinaK
Что же касается того, что такие отношения не повредили вашим, Наталья, детям или вам, goblin_chan, то, согласитесь, в ту пору они были особыми, нетипичными отношениями с родителями в семьях. Вы могли даже гордится тем, что в ваших семьях такая особая атмосфера, вы и ваши дети прекрасно понимали, что в других семьях живут не так, а значит, обычным, НОРМОЙ все-таки оставалось понимание того, что, как правило, подростки не говорят обо всем подряд со своими родителями, и поэтому ваши «особые условия» не помешали вашему взрослению. Сейчас же, наоборот, такая «дружба» родителей и детей становится НОРМОЙ (Е.Бурмистрова говорит, что этому явлению не больше… Читать далее »
Ezhik
Конечно,Нина! ну какая дружба может быть с детьми? дружба предполагает общение на равных. Степень доверительности/открытости отношений может быт разной,но на равных. Конечно,с мужем или близкими подругами я обсуждаю другие темы,нежели с дочерьми-подростками,тем более малышами,точнее часть тем-другие,а общие -это не «про жизнь», а про впечатления скорее от чего-то или про них самих,или очень небольшие блоки «про жизнь». Психологи говорят,что родители могут обсуждать серьезные темы,связанные с отношениями, значимыми финансами,здоровьем не раньше их 21 года. На мой взгляд-никогда. Когда мне мать или отец пытаются изредка что-то сказать про их отношения,меня сразу тошнит. К счастью,это редкость. И давать родителям советы по поводу финансов или… Читать далее »

Нина, то, что я все рассказывала маме, не сделало ее моей «подружкой», я ей рассказывала именно как матери, как родному, но старшему и более опытному человеку. С подругами я свои дела не обсуждаю, во всяком случае, в таком ключе. И мама мне тоже рассказывала много и о своих детстве и юности, и о нынешних делах, которые могли меня интересовать, и это было — и остается, собственно, тут ничего не изменилось — передачей опыта. И я была убеждена все детство и юность, что таковы отношения во всех семьях, никакой особой атмосферы я и не подозревала

NinaK
Рассказывать матери «как старшему и более опытному человеку», от которого готов выслушать совет с позиции более весомой, чем просто мнение еще одной подружки (причем, не самой уважаемой подружки, поскольку мамы неизбежно «отстают от жизни», это «поколение прошлого века») — это совсем не те отношения, о которых говорит Е.Бурмистрова и с которыми сталкиваются современные родители. В том-то и дело, что родители, которые с самого рождения ребенка воспринимаются им как «лучшие друзья», остаются для него такими же «друзьями», когда родители уже не могут, не хотят, да в общем-то и не должны оставаться для ребенка такими же «друзьями» и «товарищами по играм и… Читать далее »
Ezhik

Да тут дело может быть даже и не в фактическом отделении,хотя без этого да,малореально. Но и отделение не гарантия. Просто тут одно из трех-либо ребенок будет парентифицированный,то есть втянутый в отношения взрослых в недолжной мере,тогда будет «дружба»,от которой страдает ребенок.

Ezhik
Или мать/отец должны довольно сильно напрягаться,что чтобы ребенку (довольно взрослому) было комфортно,в том числе психологически. Это надо все выслушивать,брать на себя ответственность за многое,прямо или косвенно,все время проявлять какую-то гибкость в советах-по отношению к взрослым это непросто. При совместном проживании вообще смешно. Они все такие умные,такие развитые,аж деваться некуда,но проследить за оборотом своего белья или приготовить стабильно еду хоть какой-то период времени-никак. Ну и третий вариант-когда роль такой большухи-мамы-Чоли самой женщине органична (или принята по каким-то обстоятельствам). Не знаю,как оно,может будет просто позднее отделение с переходом ролей… а бывает и через поколение. Кто-то так и прожил за мамой,а для внуков… Читать далее »
Ezhik

А вообще я думаю,дружба между родителями и детьми в принципе не возможна. Всегда будет определенная моральная дистанция со стороны родителей,как минимум. Должна быть.Но и слишком долго по отношению к детям сохранять позицию премудрого наставника и советчика я бы не хотела,тем более сопряженную с ролью кухарки и горничной.

NinaK
В том-то и дело, Ezhik. Я когда-то писала про отношения с мужем, что честность во взаимоотношениях для меня приоритетна, что я не так дорожу отношениями, как возможностью быть в них самой собой, а не играть в ролевые игры «хорошей жены» и «правильного мужа». И то же относится и к отношениям с детьми. Я вполне искренне могла разделять всю их жизнь, пока они были маленькими, потому что их жизнь тогда на самом деле была неотъемлемой частью моей жизни, но когда дети подросли, это превратилось в игру с моей стороны, а не живые отношения. Роль «мамы-лучшей подружки» не устраивала меня, роль «мудрого… Читать далее »
Ольга Алексеева

Мы тоже не были подружками. Рассказывала как старшему, опытному, «взрослому», а мама мягко, но твердо настаивала на правильном видении ситуации, т.е. на своем. Кроме затянувшейся душевной инфантильности мне это ничего не принесло.

NinaK
Е.Бурмистрова, Л.Петрановская, Е.Мурашова — это мое поколение, те самые «дети детей войны», «поколение с ключом на шее», «дети-дяди Федоры», «дети — «родители» своих родителей». Мы с детства привыкали, что родителям всегда тяжело, их нужно беречь, что мы должны сами решать наши проблемы, а не грузить ими родителей, у которых «настоящие, а не детские проблемы» и у которых после них «еле-еле остается сил телевизор смотреть». Многим из нас, наоборот, приходилось самим быть наперстниками и советчиками для наших родителей, поэтому большинству из нас просто не приходило в голову рассказывать родителям все перепитии нашей жизни даже в детстве, тем более в отрочестве и… Читать далее »

Не хотеть-то не хотели… но сценарий работает из
подсознательного… сколько я ни хотела быть дочке подружкой, а получилось как получилось…

Zano@Za

Ну вот, а мой сын явно хочет, чтобы я была ему подружкой. Делится со мной такими вещами, которыми мне бы в голову не пришло делиться со своими родителями. С одной стороны, меня подкупает такая степень доверия, но со своей колокольни я чувствую, что это не совсем правильно.

Ezhik

Да,именно такие ощущения-вроде подкупает,а вроде и думаешь-так не должно быть. Во всяком случае,в дальнейшей перспективе это должно быть уменьшено,или навек останешься мамкой-нянькой,за все отвечающей, а то и во всем виноватой.

Ezhik

а у меня прекратилось как-то одним моментом,хотя я уж очень зависимой и не была-хотя бы потому что с 16 лет жила в другом городе. Но все равно-фигура Матери-она есть. А как-то последовала ее совету,хотя сама склонялась к другому-вышла крайне редкостная жуть и муть,причем именно та,которая меня саму смущала,только гораздо глобальнее. Тут я и подумала-не,вообще никаких советов мне не надо,особенно непрошенных,да и прошенных много не надо. Я сама если что вокруг понаблюдаю да и подумаю,сама и отвечать буду…

Моя мама не настаивала на своем видении ситуации и не считала его единственно правильным. И важные решения в своей жизни я принимала сама, не то что вопреки ее советам, нет, но если ее совет расходился с моей точкой зрения, она говорила: твоя ситуация, тебе виднее

Ezhik

Так и моя не настаивала,но влияние матери в любом случае является значимым. Или она пункт 2. Или она пункт 3.)) не хочу.

NinaK
Е.Бурмистрова: «Идея, что нужно быть другом своему ребенку, что нужно быть с ним на равных, что мы одно целое и у нас нет друг от друга секретов, у нас общие дела и интересы, конечно же, очень сильно мешает на стадии сепарации. Сепарация — это процесс отделения, когда у ребенка появляется собственный внутренний мир, собственные ценности.» Добавлю, что родителям она нужна не меньше, чем подросшим детям, потому, если детям нужно отделиться от родителей, чтобы жить дальше своей жизнью, то и большинство родителей тоже не считают детей смыслом своей жизни, и когда дети подрастают, родителям, естественно, хотеть жить своей жизнью, а не… Читать далее »
NinaK

И врач, о которой я рассказывала, вполне естественно тяготилась такой «дружбой» и ролью дочкиного конфидента: поскольку как «подружка» она все равно не могла, как ее мама в ее юношеские годы, возмущенно заявить: «Какие еще вечеринки у него дома? Не смей даже об этом думать!», то лучше уж, действительно, не знать, чем живет твоя 17-летняя дочь.

Ольга Алексеева

Я многое рассказывала. Только вред принесло: я невольно подстраивались под маму и смотрела на мир через ее призму. К сожалению, мама хорошая женщина, но не очень мудрая. Когда я с болью и скрипом оторвалась от нее, то для меня столько открылось в жизни! Главное, что я уяснила, что только я ответственна за свою жизнь, что моя жизнь неповторима, что ни с кого не надо снимать кальку, что надо учиться на своих ошибках. Теперь я отношусь к маме тепло, но рассказывать ей все — это вступать в борьбу с ее мнением, а это не полезно нам обеим.

Ольга Алексеева

А ещё я узнала, от своего мужа (которого мама не любит), что любят, оказывается, не за что-то, а просто так. На пятом десятке для меня это стало культурным шоком.

Ezhik

Вот оно как-то так. Дети,видимо вследствие и личных особенностей,и поколенческих сейчас,делают из матери довольно глобальную фигуру,что нужны специальные усилия,чтобы их «отстегнуть». Но это кстати удел более чувствительных натур каких-то. У меня вторая дочь тоже «ловит синхрон»,но заметно меньше. Но все же взрослит еще какое-то существенное дело с независимым результатом,так что ли сказать-ну вроде той же спортивной гимнастики.

NinaK

Когда мы были молодыми, то родители беспокоились, что дети слишком рано хотят жить по-своему и торопятся вылететь из гнезда (чаще всего этому служили учеба в других городах или вступление в брак, потому что редко кто из нашего поколения отваживался просто уйти без внешнего повода на съемную квартиру, и дело было не только и не столько в деньгах: это считалось чуть ли не пощечиной родителям). Сейчас родители беспокоятся, что детей приходится «выталкивать из гнезда», потому что сами дети не хотят никуда лететь. Вечный конфликт отцов и детей приобретает новую форму: бунтуют уже не дети, а отцы))

Ezhik

Это точно.)) ну у меня просто личный негативный пример перед глазами,к чему приводит неотделение,да и еще без особых рамок. Нашим родителям повезло в плане ранних и немаленьких все же пенсий,содержать таких «неотделившихся». Кстати,Нина,нас с вами поздравляю (надеюсь меня тоже,а то сейчас таких условий поставят,что и не будет никакого 4-летнего скошения срока)).

Mariya_Ya

Отделение нужно, потому что расстояние творит чудеса, чудесным образом разрешает множество конфликтов, бывших, настоящих и будущих. Когда взрослый человек живет с родителями в одной квартире, поступать правильно не только сложно, а порой невозможно. Правильно — т.е. сохранить семейную иерархию, при этом имея бонусом личную независимость.

NinaK
Mariya_Ya, мы тоже в этом убедились. Потому что если взрослый человек хочет полной личной независимости, но при этом живет в доме родителей, часто за их счет и, в любом случае, пользуется их услугами, это не независимость, а хамство (даже если он при этом дружелюбен и вежлив и формально никому не «хамит»). Если же он осознает свое зависимое положение, признает, что хозяева этого дома — не он, а его родители, и он должен следовать установленным ими правилам, как это было в детстве, то о какой личной независимости может идти речь? К сожалению, одного физического отделения недостаточно. Можно оставаться зависимыми, даже живя… Читать далее »
Mariya_Ya

Меня физическое отделение просто исцеляет. Но не только оно, конечно). У одной очень мудрой психологини услышала: если ты находишься в системе, она влияет на тебя, и сопротивляться ей почти бесполезно. И проще, экологичнее не бороться с ветряными мельницами, а выйти из нее, по крайней мере, принять такое решение и готовиться к уходу.

Ezhik

Именно,Мария,про систему это очень точно! это особенно четко ощущается,если какое-то время в ней не жил. А вернувшись,ты понимаешь,что система эта выстроена не тобой и вообще в основном до тебя,принять ее сложно,потому что она не твоя,никак не учитывает твои собственные ни бытовые,ни общие взгляды,а переплавлять и переделывать-глупо и сложно.

Мудрая женщина ваша мама. А я раз рассказала — навсегда потеряла доверие и желание это делать.

Zano@Za

Я где-то лет в 10-11 поняла, что маме все рассказывать не надо. И больше не рассказывала. Ряд тем обсуждались исключительно с подружками, и то не со всеми. Когда мне было 20 лет у меня появилась подруга на 20 лет меня старше, кандидат наук, мне с ней было интересно общаться на разные темы, кроме того я с ней делилась и советовалась по личным вопросам, о чем мне и в голову не приходило говорить с мамой.

NinaK
По поводу документов в вуз. Младшая дочка поступила в университет, когда ей еще не исполнилось 17 (она сентябрьская), и соответственно после 1 курса, когда она работала на практике в приемной комиссии, ей было все еще 17 лет. И им приходилось доказывать мамам абитуриентов, что они не могут пройти со своими детьми подавать документы. И почти каждая вторая мама абитуриента, которому еще не исполнилось 18 лет, прибегала к «железному» аргументу: «Но мой ребенок еще не совершеннолетний! Вы не имеете права!»)) С другой стороны мы недавно обсуждали детей, которые живут совершенно самостоятельно (родители либо живут в других квартирах, либо вообще в других… Читать далее »

Но формально, по закону, они действительно еще несовершеннолетние, и, как ни смешно это выглядит, за них все еще отвечают родители.

Mary Nightingale

Не согласна,что дети не играют во дворе одни. Кругом.

Особенно, если это не Москва, а где-нибудь в регионе.

Ezhik

Не знаю,у нас мало играют. Малыши с мамами,парни-подростки могут в сетке мяч погонять или по торговым центрам болтаются. А так очень изредка где-то пробежит компания девочек или мальчиков младших и средних школьников,и во дворах нечасто гуляют,особенно если это учебный год.

Ольга Алексеева

У нас отдельная ситуация: двор маленький и закрытый на ключ. Так что играют с семи лет одни, формируется дворовая компания, которая прекрасна только в мемуарах. При близком рассмотрении, когда все под надзором «смотрящих», которые, к тому же, из другой диаспоры, с ещё тем нашим прошлым менталитетом…короче, многие матери недовольны и хотят оторвать от «улицы».

Ezhik

Тоже не очень. Мне кажется,у нас неплохие дворы при новых новостройках,если они не совсем уж закрытые маленькие так,попроще,на 3-5 больших домов. Там и детей много,и их отпускают под надзор «из окон» лет в 6-10-12,и вроде они там тусуются неплохо.

Mariya_Ya

Когда читаю подобные статьи и рассуждения, немного комплексую: опять моя жизненная история не укладывается в эти сценарии. Впрочем, это приводит к мысли, что «общего» сценария просто нет, есть проблема «отцов и детей» и есть течения и тенденции, которые приходится обобщать и называть, рискуя оказаться неточным.

Похожие статьи