Автор — Сью Джонсон, американский психолог, автор книг «Hold me tight. Seven conversations for a lifetime of love» (Держи меня крепче. Семь бесед для долговечной любви») и «Love Sense» («Смысл любви»). 

Несчастливые пары всегда говорят мне, что они ссорятся из-за денег, детей или секса. Они жалуются, что не могут наладить контакт, и предлагают выход: другой должен измениться. «Если бы Мэри не реагировала на все так эмоционально и выслушала мои аргументы, мы бы пришли к здравому решению», — говорит мне Брайан. «Если бы Брайан больше бы со мной общался, а не хлопал дверьми, мы бы не ссорились. Мне кажется, мы отдаляемся друг от друга», — возражает Мэри.

Я занимаюсь терапией супружеских пар и исследованиями в этой области более 25 лет, и понимаю, что Мэри и Брайан видят лишь вершину айсберга. От их взора скрыта настоящая важная причина их ссор: оба партнера ощущают потерю эмоционального контакта.

Они живут в постоянном напряжении, чувствуя себя обесцененными, отверженными и одинокими. На самом деле за громкими спорами и долгими паузами таится одна удивительная вещь — партнеры задают друг другу ключевой вопрос любовных отношений: «Ты по-настоящему рядом? Я и мои чувства важны для тебя? Ты откликнешься на мою нужду, когда мне это потребуется?». Ответы на эти вопросы, вопросы, которые так непросто задавать и которые так трудно расслышать в пылу ссоры, рождают либо ощущение эмоциональной безопасности, либо эмоциональный голод и страх.

Всем нам хорошо известно из сотен исследований, проведенных в последние десятилетия в области любовных отношений, что именно эмоциональная отзывчивость — это то, что созидает или разрушает любовь. Счастливые пары, находящиеся в стабильных отношениях, могут ссориться и даже драться, но их отличает способность повернуться друг к другу лицом и восстановить эмоциональную связь между ними после конфликта. Они находят способ наладить прерванный контакт и снова создать вокруг себя безопасное пространство, где могли бы развиваться доверие и любовь. Но почему не все на это способны? Что нам мешает? Давайте попробуем разобраться.

Эмоциональное цунами

Наши любимые — это наше прибежище в жизни. Если любимый человек недоступен для нас или неотзывчив, нас накрывает эмоциональное цунами: грусть, гнев, боль и, сверх этого, страх. Этот страх «встроен» в нас. Способность доверять и опираться на того, кого любишь, зная, что он или она откликнется на наш зов, — «вшитое» в нас правило выживания. Исследования ясно показывают: когда отношениям любви, которые имеют для нас первостепенное значение, что-то угрожает, у нас начинается паника.

Существует лишь три способа обходиться со страхом угрожающей потери и последующего одиночества. Если мы находимся в счастливых, безопасных в своей основе отношениях, мы спокойно принимаем нашу потребность в эмоциональной связи и прямо говорим о своих нуждах партнеру — таким образом, чтобы он мог ответить на это с любовью. Однако если наши отношения с партнером шаткие и непрочные, и мы не очень понимаем, как озвучить свои потребности, — мы будем либо гневно требовать и принуждать партнера к реакции, либо будем молчать и дистанцируемся от него в попытках защитить себя. Неважно, какие конкретные слова мы используем — в действительности мы говорим вот что: «Увидь меня. Будь со мной. Ты мне нужен». Или: «Я не позволю тебе сделать мне больно. Я отойду в сторону, пока ты не возьмешь себя в руки и не изменишься».

Если эти стратегии поведения становятся основными во взаимоотношениях, мы рискуем застрять в том, что я называю «проклятыми диалогами». Эти диалоги могут победить вашу любовь. Они производят такое количество обид, раздражения и барьеров между вами, что вы очень быстро достигаете критической точки и решаете сдаться и уйти из этих отношений.

Вот эти три главных «проклятых диалога», которые затягивают любящие пары в безвыходную ловушку эмоционального коллапса.

Найди виноватого

Это тупиковый путь взаимных упреков и претензий, который разводит мужчину и женщину по разные стороны баррикад. Ссоры становятся похожи на битву — «кто кого». Как говорила одна девушка: «Я всегда жду его осечки, и мое ружье наготове. Возможно, я нажму на курок еще до того, как он попытается приблизиться». Оба партнера характеризуют друг друга как бесчувственных, равнодушных или в чем-то ущербных. Не выигрывает никто. Но этот разговор, состоящий из взаимных атак, очень трудно остановить. Как правило, это первая ступенька к следующей крайне распространенной ловушке — танцу «протестная полька».

Протестная полька

Психологи знали давным-давно, что этот танец «наступлений и отступлений» приводит к разводу, но не могли объяснить, почему он так распространен и так губителен для отношений. Сегодня мы понимаем, что этот поведенческий паттерн поддерживают наши сильные эмоции и важные потребности — «встроенная в нас» потребность в эмоциональной привязанности и страх отказа и покинутости. Даже если мы понимаем мозгами, что, критикуя или игнорируя нашего партнера, мы делаем только хуже, мы не можем просто взять и выключить эту сильную жажду и столь же сильный страх.

«Чем чаще он отказывается поговорить со мной или игнорирует мои чувства, тем больше я прихожу в ярость и тем больнее стараюсь его уязвить», — признается Миа. «Все что угодно, лишь бы добиться его реакции». Ее партнер Джим подхватывает: «И чем больше раздражения я слышу в ее голове, тем больше ощущаю, что мне никогда не сделать так, чтобы она была довольна. Это приводит меня в отчаяние, и я замыкаюсь».

Бороться нужно не против партнера, а против этой раскручивающейся спирали в отношениях, но ни один из них этого не знает. Миа протестует против дистанцированности Джима. Джим изо всех сил пытается избежать ее недовольства. Они разговаривают на повышенных тонах, потому что чувствуют тревогу по поводу главного вопроса — о привязанности: «Ты рядом, ты со мной?». В протестной польке каждый партнер, в попытке совладать с ощущением потери эмоциональной связи, невольно подтверждает худшие страхи другого и подталкивает раскручивание этой спирали дальше. В конце концов тот партнер, который чаще проявляет требовательность, начинает сдаваться в этой битве за эмоциональную связь, мысленно хоронит отношения и уходит. Это приводит к тому, что этот танец становится для пары последним.

Замереть и убежать

В этом танце оба партнера чувствуют беспомощность. Никто тут ни до кого не может достучаться. Никто не берет на себя ответственность. Каждый бежит в свое укрытие. В других взаимоотношениях какое-то время это может быть нормальным, но с людьми, которых мы любим, этот «безответный» танец мучителен и невыносим. На самом деле партнеры в этом случае вообще не танцуют друг с другом. Они пытаются отсидеться. Но мы устроены так, что мы не можем выдерживать подобную изоляцию. Если ничего не меняется, отношения распадаются.

Когда пара, попавшая в ловушку «проклятых диалогов», приходит на терапию и задает вопрос: «Есть ли у нас шанс?», я всегда отвечаю: «Конечно, есть. Когда мы осознаем, что вся суть драмы любовных отношений заключена в нашей жизненно важной потребности в эмоциональной связи и страхе ее потери, мы сможем помочь друг другу выбраться из этих деструктивных диалогов, начать разговор по-новому — с доверием, теплом и любовью — и вернуть друг другу объятья и ощущение безопасной и надежной гавани.

Источник: Dr Sue Johnson

Перевод с английского Анастасии Храмутичевой

Читайте также:

Сью Джонсон. Обними меня покрепче

Сью Джонсон. Обними меня еще раз

Помочь порталу
Поделиться

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

ПОМОЧЬ МАТРОНАМ
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.

Отправить ответ

Сортировать:   новые | старые | популярные
Katia_S

Спасибо!

wpDiscuz

Похожие статьи