Протоиерей Андрей Юревич, папа семерых детей, на встрече, посвящённой презентации новой книги психолога Екатерины Бурмистровой «Беременность, роды, материнство», рассказал о собственном опыте совместных родов.

Есть такая форма проповеди как свидетельство – когда человек раскрывается, рассказывает о себе, о каких-то историях из жизни, и слушатели из этого извлекают какую-то пользу. Я хочу рассказать о роли отца в процессе рождения ребёнка.

У нас в семье получилось так, что две старшие девочки родились до того, как мы пришли к вере. А третий, мальчик, появился на свет в вере, и так получилось, что в то время уже можно было совместные роды практиковать. И вот я договорился с главным врачом, мне заранее выдали белую форму хирурга: штаны, шапку и куртку. Отвели нас в предродовую палату…

Мы достали книгу какого-то французского автора, уж не помню даже имя – там были какие-то особые дыхательные упражнения для снятия болей во время схваток. Вот мы их разучили.

Когда всё уже началось, мы лежали в предродовой палате (я – на соседней кушеточке), дышим, расслабляемся. У матушки всё замечательно, ей хорошо. Короче говоря, приходит акушерка: «Дайте-ка я посмотрю. Ой, что-ж такое-то, мы ж всё пропустили, уже там головка! Побежали рожать!»

А матушка говорит: «Да не могу я бежать, я вообще даже встать не могу».

Доктор пришёл, говорит: «Сейчас я каталочку привезу».

Чувствую, что ситуация критическая. И тут я понял, зачем я здесь!

Я её взял на руки и понёс в родзал, потому что если бы она пошла, то сын бы, наверное, прямо на пол каменный и родился.

Я принёс её в родзал, положил на кресло, даже не успели её привязать, как она была в халате – так тут же и родила. Естественно, я при всём этом присутствовал, увидел этого мальчика.

И тут приходит доктор: «Я каталочку привёз». Здрасте! А ребёнок уже «у-а» кричит.

Это были наши первые совместные роды. Я понял, что я действительно нужен! Не только для зачатия, не только для беременности, но и для родов! Это было замечательно!

Вспомните, что в советское время, что в наше время – что делает мужик, когда женщина находится в роддоме? Он пять дней пьёт. Беспробудно. Это же ужасно!

А тут совершенно всё иначе. Я пошёл разговаривать с педиатром, который осмотрел сына. Матушка в это время лежала, я её погладил по ручке, погладил по головке, мне всё разрешалось.

Потом я пять дней приходил в этом белом комплекте в роддом. Роженицы передо мной бегали. Форма одежды – голый торс. Доктор ходил. Я смотрел на это уже широко открытыми глазами, мне всё это было совершенно естественно.

И потом мы вошли во вкус. И все оставшиеся роды (там, слава Богу, ничего особенно уже не происходило) мы были вместе – в разной степени. Где-то, когда стал священником, уже в родзал не входил, но ходил под дверью, поглядывал, что, мол, вот он я тут. Если что, я их тут раскидаю и сам роды приму, не бойся.

Где-то за дверью я слышал, как стучит-бренчит это кресло, матушка там орудует отбойным молотком, пулемётом отстреливается… Надо же рассказать об этом, может, мужчины этого и не знают. Пусть знают!

Всё время это было совместное дело, это было замечательно!

Мужчины, надо обязательно участвовать родах – в любой степени, в какой получится, в какой хватит и сил, и мужества. Потому что потом и к этим детям совершенно иначе относишься. Я не скажу, что любишь больше или меньше, но как-то этот опыт настолько глубоко пронизывает тебя, ты участвовал в этом и понимаешь, насколько это вообще-то серьёзное дело – рожать.

Поделиться

Об авторе

Похожие статьи