Третий день на пляже наблюдаю одну и ту же пару с ребенком.

Их сложно не заметить.

Они очень молодые, модные, красивые, яркие.

И постоянно ссорятся.

Позавчера он злился на нее, что она забыла еду, которую он приготовил для пикника.

Вчера она ругалась на него, что он не уследил за сыном и тот подбежал к морю и промочил кроссовки.

Они постоянно шипят и цыкают друг на друга. И это так странно, так диссонирует с их внешней красотой и идеальностью.

Сыну — года 4 где-то.

Сегодня он стоит в сторонке и смотрит на купающихся детей.

На Балтике распогодилось, включили солнце и тепло. Но ветер остался.
Дети дрожат, но лезут в воду.

Мальчик стоит в теплой кофте и куртке. На голове капюшон от кофты. Шея обмотана шарфом.

— Не подходи к воде! — кричит ему мама.
У нее красивая татуировка на ноге. И прикольные черные очки.

— Что ты его кутаешь, как зимой, — ворчит папа.
У него стильно выбриты виски. И красивый , накачанный торс под майкой с модным принтом.

— А может, мне его в море пятнадцатиградусное засунуть? — ерничает она. — Вообще-то, у нас болеет ребенок.

— Он потому и ходит всю жизнь с соплями, что ты ему иммунитет шубами формируешь…

— Он болеет! Нельзя его сквозняками лечить! Если его сейчас в море засунуть, он еще и ангину схватит. Ты будешь потом по врачам шастать?

— То есть кутаем — от болезней, а болезни — от кутанья. Замкнутый круг какой-то, — злится папа, встает, порывисто идет к сыну, снимает с него шарф и куртку.

— Надень обратно! — кричит она, бежит к ним, они с мужем ругаются, но в итоге кофту снимают. Мальчик остается в куртке. Папа отдает ему свою бейсболку вместо капюшона.

Возвращаются на покрывало поссоренные.

А мы шли сюда мимо санатория, где лечатся детки с ДЦП и различными другими серьезными заболеваниями. Там как раз была, видимо, утренняя зарядка на воздухе, и мамы поднимали ножки и ручки своим детям, разминали их, потому что сами они не могут.

Я смотрю на море и думаю о том, что эти двое поссорившихся даже и не догадываются, что у них вполне здоровый ребенок.

— Ты говорил, что мы на Кипр полетим, — ворчит она, кутаясь в плед. — В тепло. А в итоге? Это что за море такое? Теплых вещей два чемодана…

— Ты же знаешь, почему так получилось, — злится он. — Ты же знаешь, что еле-еле сюда наскребли. В этом году — так. Хочешь в Москве сидеть? Или побогаче кого найти?..

У него ходят желваки.

Она прошлась по больной мозоли. А могла бы и поддержать, ведь обещала в загсе, что будет рядом и в горе, и в радости…

Мой сын увидел море, когда ему был один годик. Полетел на море с дедушкой. Дедушке было 55, и дедушка тоже видел море в первый раз.

Я знаю людей, которые никогда не были на море. Ни на каком. Нет денег и возможностей. И, возможно, и не будет .

Я смотрю на море, и думаю о том, что эти двое даже не догадываются, насколько они богаты…

— Я хочу в купальнике на пляже. Я молодая. Красивая. Хочу фоточки с загаром в Инстаграм… Жизнь проходит, Денис. Жизнь проходит… — она надевает очки, чтобы скрыть, что чуть не плачет.

— Ничего не проходит. Вон солнце выглянуло. Раздевайся. Я тебя сфоткаю. Красивую. Люди вон купаются. Что ты сидишь в спортивном костюме?

— Ветер! Мне холодно! Я вся в мурашках… — она капризно кутается в плед.

— Иди сюда, — Денис подходит , чтобы обнять жену, прижимает ее к себе, целует в макушку. Она обиженно подергивает плечиком.

Пока молодая и красивая, может себе позволить…

Я смотрю на море и думаю о том, что она не замечает, что жизнь ее, в которой она любима и красива, никуда не проходит, а в самом разгаре течет ежедневно, наполненная смыслом. А ей все мало. Все кажется, что счастье в чем-то другом… На другом море, с другим человеком. Глупая. Потому что молодая.

Мимо проходит слепой дедушка в черных очках. Он идет, улыбаясь, в засученных брюках по кромке моря.

Его за руку бережно ведет внучка.

Я их знаю. Вчера они угощали мою дочку Катюню изюмом.

Внучке немного скучно медленно идти, но она любит дедушку, это очевидно по тому, как нежно она его держит под локоток, как старается, чтобы он не споткнулся.

И всегда предупреждает:

— Волна! Сейчас волна!

А дедушка будто специально в этот момент старается шагнуть поглубже, и вот он уже замочил засученные брюки.

— Ну деда, я ж предупреждала!

Они с внучкой смеются, проходят мимо.

— Мам, а этот дедушка слепой? — спрашивает меня сын. Он вчера играл с собакой и не присутствовал при нашем знакомстве.

— Да, сын. И не только дедушка.

— А кто еще?

Я смотрю на маму, которая порывисто встала и ушла одевать на сына снятую мужем кофту. Ей показалось, что сын дрожит.

Муж вскочил и, разозлившись на демарш жены, стал демонстративно собираться домой, засовывая покрывало в коляску.

— Как выясняется, вокруг очень много слепых людей, сынок, которые в упор не видят очевидного… — отвечаю я.

— А почему они так делают?

— Потому что не знают, что они слепы.

— А они когда-нибудь станут видеть?

— Надеюсь, что да, сынок. И очень надеюсь, что еще не будет поздно…

Море податливо ластится к ногам, игриво кокетничая барашками волн.

Пойду купаться…

Ольга Савельева

Источник: Блог автора в фейсбуке

Теги:  

Лучшие материалы портала Матроны.ру можно читать в нашем telegram-канале

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

Отправить ответ

новые старые популярные
Katia_S

Спасибо за текст! Хороший очень.

Автор стоит в белом пальто красивая, но описывает только внешнюю сторону. Никто не знает, что привело эту красивую пару к такому дефолту в отношениях. Лично знаю пары, где жены после рождения ребёнка оставались без поддержки мужа в ежедневном дне сурка с пеленками-какашками-соплями, иногда испытывая постоянное унижение от своих мужчин, которые в период наибольшей уязвимости и зависимости своих женщин склонны наглеть и хаметь. И потом, когда жена вновь становится на ноги и муж опять начинает к ней подлизываться, ей физически больше неоткуда взять для него тепло и ласку.

Согласна с nataliavictorovna. Что там стоит за внутренним раздражением — никому не известно. Может дело не в отсутствии денег, и не в нелюбви. Если люди на море и у них вроде как ребенок без инвалидности, это не значит, что у них не может быть никаких серьезных проблем. Может, женщине приходится мириться с чем-то серьезным и глобальным ради сохранения семьи, о чем она сказать не может, вот и раздражается по мелочам. Может, и он — увлекся другой, но рушить семью не хочет. Идеальных семей без конфликтов и ссор я не знаю. А те единичные случаи, что мне известны — это по… Читать далее »

Жаль потраченного на чтение данной статьи времени.

Да ерунда. Просто у мамы пмс или голова болит, а папа не втупляет. Когда у меня пмс, я вообще со стороны выгляжу как крокодил. А все кто со мной — крокодилья еда. Но мы ничуть не несчастные )))))

Мне кажется, что хоть текст и звучит осуждающе, но основной посыл такой: «Так выглядит счастье. Несчастье выглядит совсем не так.», и «Нет. Она длинная. Очень длинная: семьдесят, восемьдесят лет. И за них ты успеешь то, что успеешь. Так и выглядит длинная жизнь. Короткая жизнь — это совсем другое.»
Это из поста «Нытьем и черешней», не могу его весь здесь привести.

Автор говорит про другую систему ценностей, которая не самая лучшая и правильная, а в которой люди чувствуют себя счастливее.

В оправдание жены скажу, что муж, который за четыре года брака всяко знает мерзлявость супруги, мог свозить ее в Краснодар или наш любимый Крым — не думаю, что это баснословно дорого, в родной стране-то. Нет же, он везет на балтику — очевидно, чтобы отморозить супруге все детородные функции и не иметь больше детей. Я залезла один раз — в шведском Гетеборге, там, где Балтика смыкается с Северным морем. Больше не хочу. И что-то мне подсказывает, что в Латвии/Литве/Калининграде не намного теплее.
На Черном море я никогда не была, но оно будет потеплее, чем Балтика, я уверена.

Migella

Ну это просто детоцентричная семья. Мама боится инстаграммного гнева инстамам и бережет здоровье ребенка в меру своего образования.

Мария Франциска
Мария Франциска

Весь вопрос в том, что есть жизнь. Если жизнь — это на пляжу на юге, одно дело. А если просто на улицу выйти — другое.

Похожие статьи