Если бы не она, на свет не появилась бы булгаковская Маргарита, необыкновенная женщина во всем обаянии своей силы — и немножко ведьма. Она могла за пятнадцать минут доехать до нужного места, а когда ее спрашивали, как ей удалось так быстро добраться, отвечала: «На метле!» Она действительно любила желтые цветы, с которыми по Тверскому бульвару шла Маргарита, когда ее впервые увидел Мастер. Они прожили вместе не так уж долго — восемь лет, до самой смерти Булгакова, но были созданы друг для друга и не могли не встретиться. Для каждого из них это был третий брак, самый счастливый, тот, что заключается на небесах…

Познакомились они в 1929 году в гостях у общих знакомых, куда ни Елена Сергеевна, ни Михаил Афанасьевич поначалу идти не хотели. Они увидели друг друга, и тут произошло что-то необъяснимое. Как позже писал Булгаков в своем знаменитом романе: «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!» Едва заговорив с Булгаковым, Елена Сергеевна сразу же в него влюбилась, да и он, в свою очередь, почувствовал к ней то же самое. Они сидели рядом. У Елены Сергеевны развязалась какая-то тесемка на рукаве блузки, она попросила Михаила Афанасьевича ее завязать и этим «магическим» действием привязала его к себе на всю оставшуюся жизнь. Буквально через день они поехали кататься на лыжах — и начался роман…

clip_image014_thumb[3]

Родилась Елена Сергеевна в Риге 2 ноября 1893 года. Ее девичья фамилия Нюренберг. Она получила прекрасное образование, знала несколько языков, что позволило ей после смерти Булгакова переводить художественную литературу. Красавицей не была, но перед обаянием этой женщины не мог устоять никто. Вместе с семьей Елена Сергеевна перебралась в Москву, а в 1918 году вышла замуж за военного офицера Юрия Неёлова, сына знаменитого трагического актера Мамонта Дальского. Вскоре молодой муж получил должность адъютанта командующего 16-й армией Евгения Шиловского, потомка древнего княжеского рода, принявшего революцию.

Шиловский влюбился в Елену Сергеевну с первого взгляда, и через год после развода с Неёловым они поженились. Разрешение на второй церковный брак давал сам патриарх Тихон. «Муж ее был молод, красив, добр, честен…», — сказано в романе о Маргарите. Эти слова в полной мере относятся к Евгению Александровичу Шиловскому. Он буквально обожал свою жену. Семейное благополучие, двое сыновей, достаток, прекрасная квартира… Но душа Елены Сергеевны требовала чего-то другого. Словно предчувствовала, что главная встреча в ее жизни – впереди. «Боги, боги мои! Что нужно было этой женщине?! что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда горел какой-то непонятный огонечек?»… В письме сестре Ольге она признавалась: «Иногда на меня находит такое настроение, что я не знаю, что со мной делается, я чувствую, что такая тихая семейная жизнь совсем не по мне. Ничего меня дома не интересует, мне хочется жизни, я не знаю, куда мне бежать, но очень хочется. Во мне просыпается моё прежнее «я» с любовью к жизни, к шуму, к людям, к встречам. Я остаюсь одна со своими мыслями, выдумками, фантазиями, неистраченными силами. И я или (в плохом настроении) сажусь на диван и думаю, думаю без конца, или — когда солнце светит на улице и в моей душе — брожу одна по улицам».

142842-i_011

Когда Шиловский узнал о романе его жены с Булгаковым, он потребовал, чтобы они больше не встречались. Состоялся тяжелый разговор, в ходе которого, говорят, Шиловский схватился за пистолет и хотел застрелить писателя. «Не будете же вы стрелять в безоружного? — сказал тогда Михаил Афанасьевич. — Дуэль — пожалуйста». «Несчастье случилось 25.11.1931», — записал Булгаков, думая, что это была их последняя встреча с Еленой Сергеевной. Они вынужденно расстались на полтора года, но не перестали любить друг друга. Попытки справиться с нахлынувшей любовью длительной разлукой ничего не дали. Блуждая в одиночестве по московским переулкам, они просто не могли не столкнуться вновь. Первая фраза, которую произнес Булгаков после разлуки: «Я не могу без тебя жить». И Елена Сергеевна ответила: «И я тоже». Откуда у нее взялась такая смелость, такая решительность оборвать всю эту налаженную, внешне такую беспечную, счастливую жизнь и уйти к Булгакову в бедность, в риск, в неизвестность? Но она сделала это. Ее жизнь наполнилась новым смыслом — вечные гости, ночные чтения, переговоры с театрами, печатание, редактура… А самое главное — на ее глазах рождались замыслы, которые потом признают гениальными.

После разрыва Елены Сергеевны с мужем их старший сын, десятилетний Евгений, остался с отцом, а младший, пятилетний Сережа, поселился с матерью, у Булгакова в доме на Большой Пироговской. «Я должен жениться три раза!» — не раз повторял Михаил Афанасьевич своей первой жене Татьяне Николаевне Лаппа, ссылаясь на совет Алексея Николаевича Толстого, который якобы считал троекратный брак ключом к литературному успеху. А Елена Сергеевна вспоминала, что еще в Киеве это предсказала Булгакову гадалка. Что ж, выходит, предсказание сбылось. На следующий день после развода писателя со второй женой, Любовью Евгеньевной Белозерской, они с Еленой Сергеевной «обвенчались» в загсе.

Дом Булгаковых был очень гостеприимным и хлебосольным. У них часто собирались друзья — известные писатели, музыканты, артисты, художники. Душой компании неизменно выступал Михаил Афанасьевич, буквально искрившийся юмором и знавший массу анекдотов. Он непрерывно что-то сочинял, придумывал, устраивал. А угощала гостей Елена Сергеевна. «Она очень хорошо готовила, Ȕ вспоминала ее знакомая Вера Прохорова. — И делала это удивительно красиво. Я обратила на это внимание, так как сама напрочь лишена кулинарного таланта. А она могла приготовить вкусное блюдо из самых элементарных продуктов. Да что там, она брала обычный круг колбасы, бросала его на сковородку, поджаривала, а затем как-то элегантно выкладывала на тарелку, и получался деликатес. Помню ее синие чашки, в которых лежал творог. Она предложила мне положить сверху чернику, потому что это очень вкусно, и к тому же получится красиво. В ней всегда чувствовалась радость жизни, во всех ее проявлениях. В цветах, во вкусной еде, в сервировке. И это Булгаков в ней страшно любил».

В свое время она поклялась Мастеру, что умирать он будет у нее на руках. Так оно и случилось. Булгаков умирал тяжело и мучительно. Перед смертью, признаваясь в том, что все, что он написал, было написано ради Елены Сергеевны, он сказал: «Я жалею только о том, что мои книги никто не прочтет». И она ответила: «Обещаю тебе, что твои произведения будут напечатаны». Свое обещание, которое в то время казалось несбыточным — Булгаков был под запретом, — Елена Сергеевна выполнила. Она посвятила свою жизнь тому, чтобы книги ее Мастера увидели свет. Как ей это удалось — не знает никто. Она твердо знала — скоро весь мир будет знать его имя. В 1966 году роман «Мастер и Маргарита» опубликовали в журнале «Москва». «Я тогда жил у Елены Сергеевны — она была больна и не вставала с постели, — рассказывал ее внук, президент Фонда М. А. Булгакова Сергей Шиловский. — Под вечер нам привезли мокрые гранки, их нужно было срочно отредактировать и подписать. Елена Сергеевна лежала с очень высокой температурой, временами впадая в беспамятство, но мои родители куда-то уехали, и вся работа по сверке текста легла на наши плечи. Она заняла сутки: я читал гранки вслух, в силу своего малого возраста путаясь в библейских именах, а Елена Сергеевна редактировала «Мастера и Маргариту». Для этого ей не были нужны рукописи Михаила Афанасьевича — она знала роман наизусть».

i_013

Оставшись одна, Елена Сергеевна не чувствовала себя одинокой — она была убеждена, что между ней и Михаилом Афанасьевичем сохраняется мистическая связь. Ну не может Мишенька оставить свою Тюпу! Каждый вечер она разговаривала с ним, рассказывала ему о печалях и радостях, спрашивала совета и получала ответы на свои вопросы. Она виделась с ним во снах и ощущала его живое тепло. Погружалась в его рукописи. Бесстрашно и настойчиво продвигала их в печать. Ухаживала за его могилой, возвращаясь с кладбища просветленной, как после свидания с любимым. Елена Сергеевна обладала редкой способностью радоваться и в отчаянии. Считала ли она, что у нее была трагическая жизнь? Жалела ли о своем выборе? О том, что предпочла благополучную обеспеченную жизнь самоотверженному служению? Нет. Ни одной секунды. Ведь ее поступки диктовались любовью. «Это была самая светлая жизнь, какую только можно себе выбрать, самая счастливая. Счастливее женщины, какой я тогда была, не было…», — писала она в пятидесятые годы. Так продолжалась их земная любовь, и рукописи, что не горят, — тому доказательство…

Елена Сергеевна пережила своего Мастера на тридцать лет. Накануне смерти, летом 1970 года, она вернулась из театра с постановки булгаковского «Бега», легла спать и умерла, как Маргарита. Просто схватилась за сердце, и наступил конец…

Поделиться

Об авторе

Писатель, поэтесса, журналист. Член Союза писателей России. Автор 13 книг стихов и прозы и нескольких тысяч публикаций в СМИ. Мать троих детей, хозяйка домашнего очага.

Похожие статьи