Анна Волтерс

С двух до пяти лет моим самым лучшим другом был Валли — крысиного цвета вельветовый кусок наволочки от диванного валика моих родителей. То, что когда-то было большой наволочкой для валика с двумя швами и молниями, стало, после того как я много лет терлась и тискала это во сне, просто потрепанной коричневой тряпочкой, которую я везде таскала с собой, свернув в узел.

Валли пахнул потом и чем-то горелым — и это запахи, которые я люблю до сих пор. Я так долго дышала этими запахами, что Валли практически стал частью меня самой на молекулярном уровне. Вали был участником всех моих шалостей, спал со мной в одной постели и, главное, был для меня источником покоя и безмятежности.

И одеяльце, и плюшевая игрушка, и просто кусочек мягкой ткани — это так называемые «переходные объекты», которые нужны детям, чтобы чувствовать себя комфортно, пока рядом нет родителей. В 1951 году детский психолог Д. В. Винникотт впервые объяснил значение термина «переходный объект», обозначив его так: это «любая вещь, которой ребенок придает особую ценность и с помощью которой он становится способен оторваться от материнской груди и открыться миру объектных отношений».

Другими словами, эти «спасательные предметы» помогают детям установить взаимоотношения с внешним миром, когда мамы рядом нет. Они избавляют ребенка от беспокойства при расставании с мамой и папой, если, например, ребенок идет в школу или в детский сад.

Вопреки сложившемуся в прошлом мнению, дети, которые везде таскают с собой этот «спасательный предмет», не отсталые или инфантильные. Наоборот, переходные объекты могут поощрять у их владельцев более независимое поведение по сравнению со сверстниками. Зная, что рядом медвежонок или любимое одеяльце, ребенок чувствует себя в большей безопасности в незнакомой ситуации и малознакомом месте. Если ты упал на детской площадке, а мамы рядом нет, с ролью утешителя отлично справится любимая игрушка.

Исследования показывают, что дети, у которых есть такие любимые вещи, менее стеснительны и более внимательны, чем дети, у которых их нет. Эти любимые вещи — все равно что запасные страховочные колесики для велосипеда, они как бы говорят ребенку: «У тебя все в порядке». И благодаря этому чувству безопасности ребенок не боится рисковать, исследовать и расти.

Как раз перед моим шестым днем рождения, когда мы были на отдыхе всей семьей, Валли пропал. Мое сердце было разбито. Как же я буду спать без своего незаменимого друга! Родители сказали мне, что хозяева отеля выкинули Валли, потому что он выглядел как старые лохмотья. Но я все равно заподозрила, что похищение было организованно моими родителями, чтобы отучить меня от моего любимца.

«Спасательный предмет» — первый сознательный выбор ребенком посторонней вещи, которая помогает ему успокаиваться самостоятельно и упрочивать себя как личность отдельно от своих родителей. Дети придают этим вещам очень большое значение, и поэтому эксперты предупреждают, что любая критика или отрицание выбранной ребенком игрушки, может привести к проблемам с привязанностью во взрослой жизни.

Значит ли это, что я могу обвинить тот первый отрицательной опыт с потерей Валли в моей нынешней тусклой личной жизни? Наверное, нет.

В то же время при уважительном и внимательном отношении родителей к выбранной ребенком любимой вещи «взаимопонимание между ребенком и взрослым только усилится». И хотя мои родители не могли дождаться, когда же я перерасту Валли, они все же относились к нему как к другу, который пришел в гости на обед.

После потери Валли я быстро нашла себе новое успокоительное. На этот раз это была подушка. В коробке с хламом, которую моя бабушка хотела выкинуть, я нашла старую детскую подушку моей сестры, вонючую и серую — все как я любила. С тех пор Поди стала моим другом на долгие годы. Я обнимала Поди утром и перед сном и была абсолютно счастлива, но меня высмеивали мои двоюродные братья и сестры, соседи и друзья, которые знали о моей тайной любви. И хотя родители практически уже приняли Поди, мои сверстники дали мне самое жестокое прозвище, которое только можно услышать в школе, — «Малышка».

Но на самом деле даже те мои друзья, которые смеялись над моей Поди, сами обнимали перед сном любимые вещицы, лежа в своих кроватках. Согласно статистике, такие вещи есть у 60% детей и 35 % взрослых. Даже моя двоюродная сестра, которая чаще других дразнила меня, каждый вечер, до старших классов, засыпала в обнимку с плюшевым медвежонком.

Важно чтобы дети сами решили для себя, когда отказаться от своего любимца или просто убрать его с глаз долой подальше. Для меня такой день настал, когда я перешла в среднюю школу. Я забросила Поди за спинку огромной родительской кровати, зная, что не смогу достать ее оттуда, как бы ни старалась.

И на этот раз, в отличии от трагедии с Валли, это было мое собственное взвешенное решение. Я решила: «Все, я большая девочка, и если теперь случится что-то страшное, у меня достаточно эмоциональных сил, чтобы справиться с ситуацией».

Это не значит, что «спасательные предметы» надо обязательно перерасти. Терапевт Гэрри Льюс говорит, что даже взрослым любимые вещи помогают преодолеть сложные периоды в жизни, при условии, что эта вещь не мешает личным и профессиональным отношениям (все же не стоит приносить обожаемое одеяло на работу).

Многие взрослые, осознают они это или нет, находят собственные переходные объекты, чтобы справиться с ежедневными стрессами. Например, дневники, в которых мы выражаем наши чувства, памятные подарки, которые напоминают нам о тех, кого мы любим, и даже телефоны, которые соединяют нас с друзьями, когда нам одиноко, могут выполнять те же функции что и детское одеяльце. Даже если мы выкинули любимого плюшевого мишку, нам по-прежнему нужен какой-то физический объект, приносящий радость и комфорт, и это вовсе не является признаком инфантильности.

Психолог Колин Годдард говорит, что эти переходные объекты «отображают процесс, с помощью которых человек осуществляет поиск себя в жизни, а также опыт саморегулирующегося внутреннего равновесия, целостное чувство благополучия на каждом этапе развития».

Так что прижмите к себе покрепче плюшевого мишку (или айфон) сегодня ночью, потому что, как говорит знаменитый психолог Абрахам Маслоу, если у вас есть такая потребность, значит сейчас это «важно для вас больше, чем что-либо в мире».

Dose.com

Перевод с английского Марии Строгановой

Читайте также: Елена Кучеренко Я боюсь потерять его больше, чем своих детей (Главный член нашей многодетной семьи)

Теги:  

Помочь порталу
Поделиться

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

ПОМОЧЬ МАТРОНАМ
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.

Отправить ответ

Сортировать:   новые | старые | популярные

Интересно, в качестве такого «переходного объекта» может служить чтение книг?

wpDiscuz

Похожие статьи