Ни для кого не секрет, что с наследием советской эпохи нам приходится разбираться до сих пор. Что было в жизни советской женщины? Работа, дружба, наука, общественная деятельность и даже некоторая парадоксальная бесполость. Женщина-друг, женщина-товарищ…

За прошлое столетие отношение к сексу видоизменялось до неузнаваемости, маятник народного отношения к плотской сфере жизни несколько раз проносился от одного края к другому, от теории «стакана воды» до застёгнутого на все пуговицы порицания – и обратно, в лихие годы перестройки.

Сейчас перед нашими глазами действительность буквально распадается на два полюса. С одной стороны, в уважаемых журналах ведутся споры о том, на каком свидании уместно переходить к постели, а тренинги по сексуальному раскрепощению предлагают своим адептам раздеваться в присутствии посторонних людей и изучать своё тело всем вместе. С другой стороны, до сих пор священникам пачками приходят вопросы о том, грех ли вступать в интимные отношения с собственным супругом и получать от этого удовольствие.

Истина, как известно, находится ровно посередине, и это подтверждают и письма в редакцию портала Матроны.РУ. Чаще всего участницы клуба задаются вопросами о том, как не впасть в крайности, вывести сексуальную жизнь из зоны крайней невротизации и относиться к ней естественно и без перегибов.

Сегодня мы решили поговорить о сексуальности и разобрать самые актуальные вопросы в редакцию с гештальт-терапевтом Константином Логиновым.

Логинов

— Как часто к вам обращаются клиенты, проблемы которых связаны с сексуальной сферой? Не по физиологическим причинам, а по психологическим?

— Большая часть обращений за консультацией связана с психологическими сложностями. Бывают обращения, в результате которых человек идет на медицинское обследование и у него находят какое-нибудь заболевание, требующее лечения. Но причины возникновения и развития этой болезни кроются в различных душевных проблемах: непринятии своего тела, непонимании своих желаний в сексе или сложностях с предъявлением этих желаний своему партнеру. Уже это является способом остановки, преградой в удовлетворении своих потребностей, впоследствии приводящим к телесным болезням.

— С какими проблемами приходят люди?

— В начале консультаций клиенты немного говорят про свою сексуальную жизнь. Человеку важно поделиться последствиями, которые в настоящий момент его беспокоят. Это может быть разговор о потере возбуждения или отсутствии удовольствия во время секса. Наша сексуальная жизнь – очень интимная зона, и поэтому разговор о том, как она устроена, вызывает смущение, стыд и страх. Поэтому важно не скатываться в «механику» секса, а с другой стороны – не уходить в высокие размышления о высокодуховности.

— Откуда взялось это стремление к высокодуховности?

Когда я говорю о высокодуховности, то подразумеваю отвержение человеком своего животного начала и усиленное внимание к процессам морали, требованиям социума. Человек же телесен по своей природе, и эта телесность постоянно о себе напоминает чувством голода, необходимостью ходить в туалет, всевозможными болезнями, сексуальным влеченим, наконец.

Идея о том, что везде должна царить только «душа», в корне убивает свободу удовлетворять свои естественные желания, о которых, впрочем, не обязательно трубить на каждом шагу. В том, что скотина приплод принесла и что «мама с папой занимаются сексом и потом родился я», – нет никакой духовности, это естественные природные механизмы. А когда к этому «приплетена» духовность – становится весьма сложно об этом говорить, чувствовать что-то, мы скованы внутренним образом «интеллигентного человека».

— Психологи, работающие в проблемой нарушения пищевого поведения, отмечают прямую связь между тем, как человек относится к еде и к своему телу. Известный принцип «я — то, что я ем» — это не просто красивые слова, а правда жизни. Что происходит, когда маленький человек пытается познать свое Я через прикосновение к своему телу, и в это время жестко останавливается родителем?

— Естественная фаза развития ребёнка – исследование своего тела. Это нормальный ход событий, когда в определённом возрасте малыш начинает себя трогать, изучать, разглядывать. Он пытается понять, каков он, где его границы.

Многих родителей это приводит в шок, и они выдают ребенку не слишком адекватную реакцию. При этом родители не учитывают, как легко ребенку в этом возрасте переключаться между разными видами деятельности: ему по сути что трогать себя, что в машинки играть – все одно. Если мама негодует: «Что ты делаешь?! Это плохо, не делай так больше» – это отличный способ зафиксировать ребёнка и перевести его интерес к навязчивой мастурбации. Ведь совершенно очевидно, что произошло что-то важное и дико запретное. А запретный плод, как известно…

Есть такой закон функционирования нашей психики: если мы на чем-то сильно фокусируемся, это приобретает для нас очень большое значение. Если происходит фиксация на половом члене, то потом мальчик будет придавать этой части тела огромное значение. Он будет бесконечно исследовать себя, подглядывать – а что там у других мальчиков? – сравнивать себя с ними и тем самым идти прямой дорогой к неадекватной самооценке, либо завышенной, либо заниженной.

— Насколько я понимаю, фиксация может произойти и тогда, когда родители слишком активно реагируют на действия ребёнка?

— Действительно, иногда родители начинают активно фокусировать ребенка: дадут несколько книжек, предложат посмотреть какие-то фильмы вместе, будут старательно беседовать о том, что считают важным. Ребенок может быть не готов к такому потоку информации и не способен ее адекватно воспринять.

59346dc43aea186e3c84eb77c51b7b22

— Какой же должна быть «правильная» реакция родителей? Мы уже разобрались, что любые категоричные высказывания только усугубят положение, стало быть, что же нужно сказать и сделать?

— Я думаю, что нужно ребенка поддерживать в его интересе, но не рьяно. Знаете, бывает, маленький ребенок спрашивает свою маму: «Откуда я появился?». Она может сказать ему: «Мы с папой любили друг друга, потом у меня появился животик, а из него через 9 месяцев появился ты» – и ему этого будет достаточно. Но некоторые мамы начинают рубить «правду-матку»: показывают картинки репродуктивной системы женщины и мужчины, рассказывают про зачатие, развитие плода… Ребенок не может сейчас вместить в себя эту информацию и просто теряется: ему вроде рассказали, а он ничего не понял. Оптимальная тактика – это ориентирование на ребенка, на его потребности. Рассказывать о том, что он сейчас готов услышать, но не пытаться «втиснуть» в него всю информацию, собранную взрослыми для мальчиков и девочек.

— Часто подростковый период у ребенка связан с новой головной болью у родителей: интерес к сексу растет, еще пока не очень понятно, что это такое, но кажется, что это и есть пропуск во «взрослый мир». Родители усиливают контроль, например, проверяют историю браузера, выискивают скрытые папки на жестком диске. И обнаружив какое-либо «видео непристойного содержания», бьют тревогу: «О ужас, наш мальчик – извращенец!» Как быть в такой ситуации?

— Я бы в первую очередь попытался понять, с чем связана тревога у родителей. Такая острая реакция – «извращенец» – может иметь истоки в неудовлетворенной сексуальной жизни самого родителя.  Не завидует ли он подростку, который пользуется тем, что сам родитель себе запретил?

Также такая реакция может быть спровоцирована потерей контроля над подростком. Они привыкли диктовать ему правила: как жить, что читать, где гулять и так далее, но тут наступил пубертатный период, и они чувствуют, что теряют свое влияние. В любой конфликтной ситуации очень важно умение разговаривать. Когда мы пытаемся решить что-то с помощью директивной формы, это не принесет никакого результата. Подросток все равно найдет способы реализовать свои потребности. Пусть позже, пусть другими путями, но добьется своего.

Хорошо бы родителям не оценивать подростка, а интересоваться, почему ему сейчас интересно именно это. Может, у него есть какие-то вопросы, ответы на которые он ищет в этих фильмах. Почему бы не попытаться поговорить с ним об этом? Если говорить конкретно про порно, то интерес подростка и интерес взрослого – это не совсем одинаковые вещи. Ранний подросток может смотреть такие фильмы, чтобы узнать себя и других, а взрослый – чтобы получить сексуальное удовлетворение.

— В каком возрасте можно говорить о сексуальной сознательности человека? Я подумала о ситуации, когда девочка или мальчик оказывается в компании ребят постарше и подпадают под их влияние, зачастую ставя под угрозу собственную безопасность. Когда ребенок осознает границы дозволенного по отношению к собственному телу?

— Вопрос очень хороший, но он подразумевает довольно парадоксальную ситуацию: как будто эта сознательность появляется неожиданно, неизвестно откуда. «Раз!» – и человек умеет отстаивать свои границы. На самом деле это процесс, и довольно длительный. Но при этом родители часто выдают очень странные претензии. Например, мама выговаривает дочери: «Как ты допустила, чтобы тот мужчина тебя трогал, ты что, не понимаешь, чего он хочет?» Как будто дочь неожиданно, ни с того ни с сего, должна понять, что этот мужчина не просто так ее по коленке гладит, а при этом возбуждается, и в этом есть что-то неправильное.

Мне кажется, нужно с детства воспитывать в ребенке умение дифференцировать, какое обращение со своим телом он чувствует. Есть разные способы дотронуться: можно погладить по плечу, а можно погладить по попе, легко прикоснуться или прижаться. Этому надо учить, это не то, что появляется естественно в процессе взросления. Это навык общения со взрослыми людьми. В европейских школах есть специальный курс, на котором детей учат, как распознать по телесным ощущениям, что с ними обращаются как-то неправильно и как эти действия остановить. У нас, к сожалению, ничего подобного нет, так что это сфера ответственности родителей.

Сексуальное влечение в жизни человека выполняет три функции: воспроизведение, получение удовольствия и коммуникация. И если поддерживать какую-то одну из этих функций, то другие останутся неудовлетворенными. Если человек будет гнаться за удовольствием, не будет видеть в сексуальном акте способа продолжить род и познать другого человека, образы партнеров будут сливаться друг с другом, и в конце концов и удовольствие от секса сойдет на нет.

— Хочется поговорить с вами о мужской полигамности: миф это или правда? Часто мужчины оправдывают свое активное сексуальное поведение, стремление заниматься сексом с разными женщинами тем, что «так природой заложено». Уместны ли такие аргументы в XXI веке?

— Идея о том, что мужчины и женщины одинаковые, абсолютно извращенная. Другое дело, как это используется. Кричать на всех углах: «Мы – самцы, нам можно!» – это, конечно, глупо, но совсем отметать разницу между мужчиной и женщиной нельзя.

Женщина предназначена для того, чтобы родить ребенка, мужчина – оплодотворить женщину. И пока она 9 месяцев вынашивает ребенка, он может оплодотворить большое количество женщин. Сейчас не трогаем этическую сторону вопроса, просто признаем, что основания для мужской полигамности есть, они связаны с природой человека как биологического вида. В то же время сейчас у нас есть сильный перекос в функциях сексуального удовлетворения. Функция воспроизводства взята под контроль за счет возможности прервать беременность, использовать презерватив, пить противозачаточные таблетки. Понятно, что при этом перегружены две другие функции – удовольствия и коммуникации.

Если помнить о биологических и социальных факторах, то можно перейти к разговору о конкретном мужчине, который использует полигамию, как пропуск на территорию «свободной любви». Он может так поступать, например, потому что не хочет принимать на себя ответственность за окончание отношений. Ему комфортнее обвинить всех мужчин в полигамности и объединиться с ними, лишь бы не обременять себя обязательствами.

— У меня такое ощущение, что сейчас присутствует некая мода на использование подобных психологических защит. Даже женщины начинают адаптироваться к этой ситуации, убеждая себя, что «если они (мужчины) могут заниматься сексом без привязанности, значит, и я могу», хотя биологически женщина абсолютно не приспособлена к полигамным отношениям. У вас есть предположения о том, почему это стало так популярно именно сейчас?

— Мой ответ будет очевидным, и отчасти он заложен в вашем вопросе: это самое простое объяснение. Если прибегать к аргументу про полигамию, то уже, как будто, можно не разбираться ни в отношениях, ни в своих чувствах, ни думать, как можно было бы со своим желанием обойтись, не разрушая отношения. Мы используем примитивные объяснения в ситуации сильного стресса, а мужчины сегодня зачастую находятся под прессом обязательств и ожиданий.

Если мужчина много работает, возвращается домой, а там жена, которая тоже работает, и новости смотреть противно, и с начальником проблемы, а жена устала и не хочет никакого секса – ему легче всего объяснить свое увлечение молоденькой коллегой по работе именно тем, что «он мужчина, ему так нужно». Мне кажется, что подобные объяснения появляются не от хорошей жизни.

— Расскажите про сублимацию: что это такое?

— Далеко не всегда у нас есть возможность удовлетворить свои сексуальные потребности через контакт с человеком, и мы ищем способы реализации накопившейся энергии через другую деятельность – это и есть сублимация. Нам помогает любой вид спорта, физическая активность, тяжелая физическая работа, которая отнимает всю энергию, не только сексуальную.

Сублимацией можно назвать любой вид творчества – рукоделие, живопись, писательскую деятельность. Для того, чтобы заниматься любым видом искусства, необходимо огромное количество энергии, и люди, у которых есть канал для творческой реализации, легче переносят проблемы в отношениях и сексуальной жизни. Мужчинам удобней сублимировать через активные динамичные увлечения – охота, рыбалка, – а женщины предпочитают что-то более чувственное и медитативное.

— В сфере сексуальной жизни пары есть ситуация, которая, к сожалению, часто разрушает отношения или изрядно их портит: когда встречаются два человека с разным сексуальным темпераментом. Что с этим делать, если принять за аксиому, что они намерены остаться вместе и построить отношения

— У меня есть личная вера в то, что если у людей есть сильное желание быть вместе, то они смогут договориться. Главное, через что паре предстоит пройти, – это проститься с надеждой на то, что возбуждение каждого партнера может быть на 100% разряжено именно тем способом, который для него в приоритете. У нас есть иллюзия, что идеальный партнер в постели – это тот, с которым нам хорошо абсолютно всегда, такой, идеально чуткий, активный, раскрепощенный…

Как и во всех областях жизни, идеальных любовников не бывает. У нас может быть хороший секс, он может быть приятный, но это будет определенная работа, для того чтобы настроиться на партнера. Это не должно происходить естественно, потому что наше естественное стремление в сексе – получить максимальное удовольствие для себя, и нам придется отказаться от части этого удовольствия в пользу партнера.

Если внутри есть мысль о том, что все-таки я могу как-то хитренько изменить другого и он сможет реализовать все мои желания – это всегда оборачивается еще большим конфликтом. В паре нет места эгоизму в сексуальных отношениях.

— Какие рекомендации вы даете парам, приходящим к вам на консультацию с проблемами в сексуальной сфере?

— Когда у пары возникают сложности, первое, чему стоит научиться, – как это ни парадоксально, – разговаривать друг с другом. «Что у нас происходит? Как я хочу заниматься сексом? Как не хочу?» Нужно попытаться вдвоем поискать, что же будет приятно для вас обоих. Сначала придется преодолевать смущение, страх, но когда люди хотят оставаться вместе, у них со временем все получится.

Секс – это лакмусовая бумажка отношений, и если в отношениях что-то не так, то и секс будет механическим. Простая рекомендация – разговаривать со своим партнером, причем простым, доступным языком, без лишних метафор. Называйте вещи своими именами – и партнер вас услышит.

t0297a4b5ed3760b99d

Беседовала Вероника Заец

Поделиться

Об авторе

Похожие статьи