«Двери счастья, к сожалению, открываются не внутрь, так что их нельзя растворить бурным напором; они отворяются изнутри наружу, и тут уж ничего не поделаешь». Эта красивая цитата из трактата Серена Кьеркегора «Или-или» имеет глубокий смысл и может означать, что источник счастья находится внутри нас и доступ к нему возможен только изнутри.

Можем ли мы согласиться с тем, что счастливым человек делает себя сам, и что источник счастья находится внутри человека?

Вот, например, мать говорит ребенку: «Ты мое счастье!». Он делает ее счастливой тем, что он есть в ее жизни, но этот источник ее счастья находится снаружи. Или любящие друг друга мужчина и женщина счастливы вместе от того, что нашли гармонию друг с другом.

Но с другой стороны, есть много людей, у которых растут дети, в их жизни есть любовь, но они не чувствуют себя счастливыми. То есть внешних факторов для счастья, конечно, недостаточно. Важно то, насколько человек способен чувствовать себя счастливым.

Формула счастья

Оказывается, существует некая предрасположенность, можно сказать, «готовность к счастью». Это подтверждает Илона Бонивелл в своем исследовании, посвященном счастью: «Счастье частично является врожденным. Все внешние жизненные обстоятельства в сумме отвечают не более чем за 10% варьирования уровня благополучия» (И. Бонивелл «Ключи к благополучию: что может позитивная психология»).

А основоположник позитивной психологии американец Мартин Селигман даже приводит формулу счастья (здесь речь пойдет о физиологической предрасположенности к тому, чтобы испытывать положительные эмоции, так сказать, о гормональной составляющей «счастья»): С = И + О + В, где С – счастье, И – индивидуальный диапазон, О – обстоятельства, В – факторы, поддающиеся волевому контролю. И – это генетически предопределенный уровень счастья, который остается относительно стабильным на протяжении всей жизни, и к которому мы возвращаемся вскоре после большинства значительных событий в нашей судьбе.  Он определяет счастье примерно на 50%.  О – это жизненные обстоятельства, которые отвечают примерно за 10%. Под факторами, поддающимися волевому контролю (В), имеются в виду сознательные, намеренные и требующие усилий действия, которые человек может выбрать для себя, – это примерно 40% счастья. То есть, получается, что в значительной степени «наше счастье в наших руках»!

Русского человека коробят такие попытки «количественно» измерить счастье, ведь в нашей культуре это понятие больше связано с душой, с духовными ценностями, которые не измеришь в процентах. Однако сам факт наличия исследований в этой области, причем достаточно серьезных, нельзя сбрасывать со счетов — хотя, повторю, они затрагивают только одну, «физиологическую» составляющую счастья.

Один и счастлив?

Еще один непростой вопрос заключается в том, может ли человек чувствовать себя счастливым вне социума? Например, Робинзон Крузо, найдя порох, испытал огромную радость, но мог ли он чувствовать себя счастливым, находясь на острове в изоляции? Чувствовать радость — несомненно, но быть счастливым — вряд ли. Дело в том, что радость — это одна из базовых эмоций, а функцией эмоций является оценка действующих на человека факторов, они способствуют возникновению реакции на то или иное событие и обычно непродолжительны.

Чувства являются более сложными и более продолжительными по времени, чем эмоции. Чувства (любовь, гордость, ревность, сочувствие, тщеславие, уважение и т.п.) — это целые букеты из эмоций, они возникают на основе относительно стабильных социальных и культурных потребностей. Следовательно, сложные чувства, в отличие от эмоций, возможны только в социуме и являются культурно и социально обусловленными.

Есть ли люди, которым не нужен социум для того, чтобы чувствовать себя счастливыми? На первый взгляд, да. Например, ученый, который доказывает теорему и погружен в это занятие; художник, который рисует картину и поглощен ею.

Американский психолог венгерского происхождения Михай Чиксентмихайи, известный своими исследованиями на темы счастья и творчества, писал о состоянии потока, в которое погружается человек, занимаясь любимым делом («Поток: психология оптимального переживания»). Наверняка, такой человек счастлив. Но все равно для этого ему необходимо ощущение осмысленности его деятельности, а его дает только понимание, что он делает свое дело для людей, создает что-то для них. Что его картину увидят люди. Можно предположить, что у человека на необитаемом острове не возникнет состояние потока. Художник на необитаемом острове станет писать картину, только если у него есть надежда, что когда-нибудь он сможет попасть к людям, и они увидят его произведение. Пожалуй, если поискать, найдется ученый, который будет счастлив наедине со своими формулами и открытиями, даже если о них никто никогда не узнает, но таких людей единицы, и, видимо, это можно рассматривать как исключение, даже отклонение, явление, не свойственное человеку как социальному существу.

Удовлетворенность и счастье

А что же думает по поводу счастья наука? Если мы поищем определение «счастья» в психологическом глоссарии, то мы увидим ссылку «см. Удовлетворенность».  То есть счастье не является самостоятельным научным понятием и не операционализируется (то есть не поддается измерению) в академической психологии.

В толковом словаре Д.Н.Ушакова счастье определяется как «состояние довольства, благополучия, радости от полноты жизни, от удовлетворения жизнью».

Возможно ли, что кому-то для счастья достаточно сытно поесть и сладко поспать? Вспомним пирамиду потребностей А. Маслоу, ее низший уровень — физиологические потребности. Второй уровень — потребности в безопасности. Третий уровень — потребности в любви и принятии, четвертый — в уважении и т.д. Вероятно, говорить о возможности счастья имеет смысл, начиная только с третьего уровня, а до этого можно говорить только об удовлетворении примитивных потребностей.

matrony_pic_30122016_2

Удовлетворение базовых потребностей не делает человека счастливым. А как же тогда бездомный, который спрятавшись от ветра под мостом, считает, что он счастлив? Или обкурившийся растаман на Ямайке, танцующий на пляже в абсолютной эйфории?

Научная психология имеет на этот счет понятие «удовлетворенность жизнью», для измерения которой даже есть тесты.  Но, видимо, только в случае удовлетворения высших социальных и культурных потребностей (в любви, принятии, взаимопонимании, уважении)  правомерно говорить о счастье. Все что находится на более низких уровнях — удовлетворение, довольство жизнью, но отнюдь не счастье.

В пирамиде Маслоу есть еще один (самый верхний) уровень — потребность в самоактуализации, использовании своего потенциала. Некоторым людям для счастья необходимо самореализовываться, развиваться, духовно расти, заниматься творчеством, помогать людям, отдавать.

Итак, опираясь только на свой внутренний мир, трудно быть счастливым, для этого нужны другие люди. Но невозможно быть счастливым и без опоры на внутренний мир, без готовности и умения чувствовать себя счастливым, что бы при этом ни происходило во внешнем мире. Эта внутренняя готовность должна встретиться с чем-то снаружи, а именно с удовлетворением социальной потребности высшего порядка.

Жить в полную силу

Если размышлять на тему счастья в ключе такого направления психологии, как экзистенциальный анализ, речь обязательно зайдет об «исполненной экзистенции», что означает: говорить жизни «да!», открываться тому, что приходит, чувствовать вкус бытия, вести настоящую наполненную и осмысленную жизнью, полную глубоких чувств, реализованных начинаний, собственных решений. Не хоронить свои мечты, отказываясь от них, ссылаясь, например, на их непрактичность. Среди вечной суеты и спешки, необходимости зарабатывать деньги — находить время не на то, что «нужно для чего-то», а на то, что «просто хочется», «нравится», «приносит радость», «всегда об этом мечтал», «давно хотел попробовать»… Воплощать свои творческие порывы. Не бояться идти навстречу новому, быть открытым самым разным впечатлениям, уметь быть спонтанным и иногда совершать необдуманные поступки, рисковать.

Жить вот так — в полную силу — бывает трудно, ведь если открываться жизни, это означает быть готовым принимать не только приятное, но и болезненное. Иногда хочется заковать себя в доспехи, как улитка заползти в свою ракушку, закрыться от отношений, опасаясь, что они могут причинить страдания. Но тогда мы закроемся и для того хорошего, что приготовила нам жизнь, станем невосприимчивы к прекрасному. Только весь спектр чувств и переживаний делает наше существование наполненным и приносит чувство удовлетворения.

Легко ли быть счастливым?

На мой взгляд, человек может легко сделать себя несчастным, а вот счастливым стать непросто. Не бывает так, чтобы что-то на человека снизошло — и он счастлив, а потом погода изменилась — и он несчастлив. Так бывает с настроением, но не со счастьем. С этой точки зрения, счастье — трудный путь ежедневных выборов между сиюминутным удовольствием и отсроченным социальным мотивом, это умение видеть на несколько шагов вперед и находить баланс между «хочу» и «надо». Мать, которая, желая счастья для своего ребенка, ограждает его от всего и позволяет ему идти на поводу у всех своих сиюминутных желаний, вырастит инвалида, неприспособленного к жизни. И другая крайность: родители, которые, желая, чтобы ребенок был счастлив и многого добился, записывают его в двадцать пять кружков и не позволяют просто бегать, играть, гулять, радоваться, — рискуют сломать что-то важное в нем, убить любую способность к счастью. Сохранять этот баланс и в своей жизни, и в воспитании детей не всегда просто.

Чтобы быть несчастным, можно ничего не делать, и это само произойдет. И можно будет страдать, оправдываться, идти по пути наименьшего сопротивления. Вот одинокий несчастный ворчливый человек, который сетует на то, что он никому не нужен. А почему он один? Что он сделал, чтобы быть кому-то нужным?

Быть счастливым и оставаться счастливым — это непростой путь. Очень легко сдаться, опустить руки и сказать, что «ничего не получается», «я никому не нужен», «меня никто не любит» и «все плохо».  А, может, лучше сделать так, чтобы тебя любили, чтобы ты был нужен? А, может, лучше работать над собой, развиваться, расти — чтобы получилось то, о чем мечтаешь?

Чтобы иметь возможность сказать ребенку «Ты — мое счастье!», сначала нужно его родить и вырастить счастливым. А вырастить счастливых детей могут только счастливые родители. Начинать надо с себя.

Двери счастья открываются наружу? Думаю, они открываются в обе стороны. Но все-таки в значительной мере наше счастье — в наших руках.

Теги:  

Помочь порталу
Поделиться

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

ПОМОЧЬ МАТРОНАМ
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.

Об авторе

Окончила с отличием Высшую Школу Психологии при Институте Психологии РАН. В настоящее время проходит обучение экзистенциальному анализу в GLE-International. Практикующий психолог, занимается семейным и индивидуальным консультированием, в частности консультирует родителей по вопросам развития и воспитания детей. Контакт для связи: info@gromova-nv.ru

Другие статьи автора

Отправить ответ

wpDiscuz

Похожие статьи